Природа - женского рода !
zovuobraz.ruzovuobraz.ru
zovuobraz.ru
zovuobraz.ru

А есть ли она, "реальная этимология"?

На берегу Волги. Чебоксары - Фото: Пресс-центр ЗоВУ - А есть ли она, "реальная этимология"?

 

Одни люди просто пользуются словами, особо не вникая, откуда они берутся. Другие же не только пользуются, но пытаются еще разобраться в их происхождении. Ищут, как говорится в такой ситуации, правду! Хотя это и трудно в мире недостоверной информации. В представлении таких ищущих, как вы понимаете, есть уже «реальная этимология» и просто «этимология». Не стоит думать, что здесь «реальная» - это синоним термина «научная». Считается как раз наоборот. Потому что просто «этимология» и есть, в глазах многих, продвигаемая вполне официально часть науки о языке, или, как еще пишут, «раздел сравнительно-исторического языкознания, изучающий происхождение слов». Звучит, на первый взгляд, очень серьёзно.

Однако если отчётливо себе представлять, в каком состоянии сегодня «история» и в каком состоянии «языки», которые «сравниваются», то можно понять, что же с собой представляет «этимология» и почему особо дотошные ищут не просто «этимологию», по учебникам и справочникам, а какую-то ещё «реальную этимологию»! Поэтому нас и не удивляют такого рода вопросы, какой мы, например, встретили давненько, но всё же много лет спустя после известной песни (1989 года), на просторах интернета у одного такого разочарованного в поисках:

- Сейчас по радио ляпнули, что «атас» происходит от английского attention. Очевидная же чушь! А какова реальная этимология, на ваш взгляд?

Прежде всего чушь, наверное, для тех, кто изучает английский и знает в переводе общее значение этого слова: «внимание». Но если понимать, на каких «прозападных» принципах строится современная «наука по русскому языку», то можно во всей красе увидеть специально разработанный метод отчуждения от Живого Русского Языка. Этим методом полагается «научным» только то, что можно описать, формализовать, обозначить каким-нибудь знаком, согласно основополагающей аксиоме «язык как знаковая система» (соответственно, всё остальное – сходу «ненаучно»). А еще допускается, если для ясности немного гиперболизировать, что «русского языка не было» (не вот так буквально, конечно, в научном методе этот посыл достаточно завуалирован различными гипотезами и туманными определениями). Поэтому совсем такой еще «несовершенный» и «молодой», возрастом в несколько столетий, но уж не более тысячи лет, русский язык якобы и допускает очень и очень много «заимствований» из других языков. Такой вот «железный» постулат информационной войны примерно за последние пару столетий, на удочку которого попадается немало тех, кто для себя честно хочет разобраться в русском языке! И уже не просто модно, а считается научно правильным подходом - искать этимологию практически любого русского слова в других языках, а если это невозможно – объявить о «неясной этимологии слова».

При этом мало кого смущает даже тот факт, что в таком подходе нет никакой системности: происхождение каждого из русских слов в таком случае ищут в других языках поштучно, т.е. несистемно, видимо, априори предполагая, что для русского языка слова собирали по миру кто попало и как попало!

И такая картина еще не говоря о том, что целостное языковое поле поделили на участки: здесь вот литературный язык, там вот диалекты, а еще где-то следующими пунктами таблицы группы терминов разных наук и профессионализмы, жаргоны и сленги, которыми интересуется лишь узкий круг людей. В самой такой классификации, на первый взгляд, ничего плохого нет. Бывает даже удобно пользоваться, если к месту. Но беда здесь в том, что когда дело доходит до этимологии, порой формы одного и того же русского слова (с общим корнем) оказываются на разных таких «участках». И люди, ориентированные на литературную норму, порой не находят источник, затерянный в малоизвестных диалектах или жаргонах, и происхождение слова опять-таки невольно пытаются искать в других, более «раскрученных» всеми (лингвистическими, идеологическими, политическими и т.д.) средствами языках. В общем, впечатление такое, что такая «сложность» для русского языка создается нарочно, хотя не хочется подозревать в таком подходе явную или неявную языковую «диверсию» или «ущемление прав» народа.

Пока еще многие люди в такую «науку» верят. Просто верят. Видимо, так проще. Но немало сейчас и таких, вырастающих на русских просторах, которых на мякине не проведёшь! Они нутром чуют фальшь и подлог в таком жёстком «научном» подходе, даже если не очень сильны в устройстве русского языка. Отсюда можно понять, если вернуться к началу, почему ищущие происхождение русских слов не доверяют просто «этимологии» (т.е. научной) и ищут какую-то еще «реальную этимологию»!

Давайте дальше перейдем как раз к примерам такой реальной этимологии. Заранее предупреждаем (чтобы нас не винили потом, что мы не в курсе информации, имеющейся в словарях), что просто «этимологию» приводимых примеров в словарях и справочниках мы внимательно просмотрели (и зря цитировать их здесь не будем, они слишком много места и времени займут). Увиденная нами «этимология» как раз-таки и является яркой иллюстрацией обозначенных выше «недостатков» научного подхода и даёт ложную ориентировку, вполне в русле «прозападной» лингвистики по русскому языку. Не нашлось ни одного убедительного ответа! А ведь неискушённые люди все такие заблуждения и дезинформацию потребляют, как научную информацию, т.е. читают и сами мысленно отправляются блуждать и заблуждаться! К сожалению!

Итак, например, вы знаете и пользуетесь словом «таскать», правда? Вы понимаете, что это такое сегодня. Слово имеет вполне понятные в употреблении значения, которые не будем приводить. И здесь как раз тот случай, когда лингвисты в словаре пишут, что это слово в русском языке «исконное», но «происхождение неясно»! И ведь даже не врут! Такой подход и логически можно понять: разве можно, сидя где-то в Европе (т.е. с «прозападной» методикой), увидеть что-нибудь «русское», например, на Урале или в Сибири? Туда же нужно поехать, предварительно хорошо погрузившись в материал, т.е. будучи непредвзятым. Современный разбор по составу тоже только запутывает, когда выделяют в слове «таскать» корень «таск» и всё!

Аналогичную форму мы с вами уже знаем: есть слово «ласкать» с формами: «ласа, ласка, ласица, ласый, ласить» и т.д. И по составу видно, что корень здесь не «ласк», как механически указывают в справочниках (согласно современной науке), а всё-таки «лас» (Ласъ, Ласа), после которого следует суффикс «К». Мы как раз и хотим довести до вас изначальную системность русского словообразования (вместо нынешних поштучных блужданий по разным языкам в поисках этимологии русских слов).

Смотрите:

Маса, Мас-к-а, Мася, Масить,

Ласа, Лас-к-а, Ласый, Ласкать, Ласковый,

Таса, Тас-к-а, Таскать, Тасовать,

Тоса, Тос-к-а, Тосить, Тосовать, Тосование (орехов, к примеру),

Туса, Тус-к-а, Тусить, Тусовать, Тусоваться, Тусовка, Тусня и т.д.

Согласно условиям современной «прозападной» лингвистики, этимологию всех этих слов будут искать в разных языках, как вот этимологию «тусовки» одни ищут во французском, другие в английском. Переубеждать, видимо, их ни к чему, раз они остановились в своём выборе на всём «западном» (на Запад ориентируются неспроста, это вопрос мировоззрения), и ищут этимологию поштучно, но НЕ системно. В больших и малых группах слов, объединённых теми или иными общими свойствами. А вот когда еще начинаются споры, к примеру, как правильно – «тасовать» или «тусовать», заядлые картёжники утверждают, что «всегда было тасовать».

И если мы теперь уже не будем блуждать вслед за «прозападными» лингвистами по другим языкам, а ОБРАТИМСЯ ДЛЯ КРАТКОСТИ СРАЗУ К ОСМЫСЛЕННОМУ СЛОВООБРАЗОВАНИЮ В ЖИВОЙ РЕЧИ (о которой мы постоянно рассказываем в наших книгах), то нужно признать,

во-первых, что эти слова в определенном контексте могут заменять друг друга (отсюда сомнения у людей) и,

во-вторых, что упомянутые выше картежники в этом случае всё же правы!

Мы ведь в своём пространстве восприятия обычно начинаем считать от себя - от срединной точки, от сердца! Там же у нас гласный звук «А» и, соответственно, корень с этим звуком «Таса, Тасовать». То же самое уже в нижних центрах, со звуком «У», будет звучать как «Туса, Тусовать». Поэтому мы и указали в примерах на осмысленное изменение корня по центрам (тАса – тОса – тУса).

Добавим здесь, что в сердечном (в 4-м) центре будут и другие корни со звуком «А»: «Маса» с «Маской», или вот «Ласа» с «Лаской»

(кстати, в Древности «ЛАСА» осмыслялось по звукам как энергетическое воздействие, если перейти к смыслам – см. подробней в книге «Азвука Родной Речи». 2019, отсюда мы сейчас знаем «ласкать», а древнее русское слово «МАСЯ, МАСА» обычно издревле относится, в соответствии со смыслом согласного «М», к чему-либо только что появившемуся: это может быть ребенок, новый образ или еще что-то маленькое, едва зародившееся).

О том, что слово «тасовать» придумали не сегодня, а существует давно, например, свидетельствует и поэтическое употребление его А.Пушкиным («…С тобой тасуюсь без чинов…» и т.д. в одном из стихотворений).

Раз мы плавно перешли к смыслам, то пора, наверное, выяснить и первоначальный смысл древнего слова «ТАСА» («Тасъ»), от которого пошли все последующие близкие и далекие словарные формы и значения, часть из которых привели выше в наших примерах.

Если пропустить длинную последовательность расшифровки по смыслом каждого звука в слове и конечного обобщения их в целое (такие смысловые разборы см. в нашей книге «Азвука Родной Речи», 2019), то вкратце и образно можно считать, что «ТАСА» («Тасъ») – это, по смыслу, в переводе на современные представления, как бы «установленная суть, очищенная или свободная от всего лишнего», как некое первичное состояние. Что вообще-то и свойственно 4-му, сердечному центру энергетики: мы же понятно для всех нас говорим, к примеру, «от чистого сердца». Или, между прочим, точно такое же звучание в древнем суварском (чувашском) языке «Таса» (с ударением в конце) и употребляется по сей день в значении «чистый». Видимо, неспроста, если учесть общее происхождение языков из единого источника в прошлом!

И вот мы подходим к тому, с чего начали наш рассказ. Если «Таса» - это, по древнему смыслу, «определенное первичное состояние, чистая, сутевая данность», то с добавлением, к примеру, приставки «А» (вспоминаем правила словообразования), получаем такое же древнее русское слово «А + Таса», в смысле, перехода в другое, какое-то новое состояние или положение, отличное от предыдущего. Понимаете, к чему мы клоним? Это ощущение у нас вшито чуть ли не в подсознание! Или в энергетику человеческого организма, если по-нашему.

Вот из какой Древности вообще-то идёт русское слово «АТАС» («А + Тасъ»), которое никакого отношения не имеет к новым, недавнего происхождения, европейским языкам - ни к английскому, ни к французскому. Поэтому чувствительные к духу родного языка и не принимают настойчиво навязываемую «иностранность» древнего «Атас», считая здесь английскую или французскую этимологию слова просто «чушью»…

(продолжение следует)

 

Скачать книги:

- «Азвука Родной Речи. Учебно-просветительское пособие. - РИТМ. 2019» - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=347

«Родные слова: правильно ли говорим и понимаем? - РИТМ, 2014 - 2022» - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=278

 

Публикация в эл.журнале «ЗОВУ РИТМ», август 2023

 

 

… (Продолжение. Начало см. «ЗОВУ РИТМ», август 2023)

 

ОБ «ЭТИМОЛОГИИ» РУССКИХ СЛОВ: МОРДА, РОЖА, МУРЛО, ХАРЯ, ЛИЦО, ЛИК

 

Тема осмысления Живой Русской Речи настолько обширна, как нетронутая целина, что мы за много лет так пока и не можем от происхождения слов и правил словообразования перейти к другой теме, например, к теме склонения и спряжения. В этой теме ведь тоже немало интересного. Несмотря на то, что и в этой области произошла значительная разруха, всё же частично сохранилась информация, что была осмысленная гармония в применении тех частей слова, которые сегодня называются «суффиксами» и «окончаниями». К примеру, есть такого типа глаголы, как «зреть» (а мы с вами уже понимаем, - см. хотя бы «Азвуку Родной Речи», 2019 – что звук «Э» относится к 6-му центру энергетики человека), которые в форме повелительного наклонения меняются на ступень выше, на звук 7-го центра «И»: «зри в корень!», если помните знаменитое выражение Козьмы Пруткова в XIX веке. Выходит, что форма повелительного наклонения в таком случае ориентирует или побуждает к совершенству, эволюционному переходу на более высокий уровень! В общем впереди немало интересных и важных тем Живой Русской Речи! Но раз до этого пока еще далеко, возвращаемся к тому, о чём рассказываем. Вспомните, что было у нас на предыдущей странице о якобы «заимствованиях» и чужой методике в науке о русском языке.

Тем, кто держится за «прозападные» представления (уже уходящей эпохи) о языке и происхождении слов, видимо, проще выучить чьи-то «этимологические» тексты (по чужой методичке), чем заниматься самосовершенствованием, раскрытием своих скрытых возможностей, пробуждением родовой памяти. И освоением своей многовековой РОДНОЙ РЕЧИ, которую всячески стараются заболтать и скрыть в современной технократической цивилизации. К тому же держаться за ту опору, которая пока в руках, видимо, кажется надёжней, даже если эта опора медленно тонет, тащит ко дну, чем искать другую, новую опору или спасательный круг, которых еще не видать из-за самонадеянной «близорукости» (нераскрытых способностей восприятия). «Близорукости», которая закрепляется ложной опорой якобы «знания» - чужой методичкой, чуждой наукой. Вроде таких вот «справочных изданий», как словарь М.Фасмера, которому тоже его, автора, «европейская картина мира», как своя рубашка, всё-таки ближе, включая и западную «условно-знаковую» науку о буквах и языках. Ну, старается же он все русские слова объяснить через слова европейских языков или других соседних, но только не через собственно русский язык, к которому прибегает только в редких случаях, когда исконное происхождение ни у кого не может вызвать сомнений. И тогда нам остается верить «прозападным» лингвистам на слово, что (если после «Атас» возьмём другой пример) слово «МОРДА» тоже бедным русским языком, конечно, якобы «заимствовано» из других языков, вроде «иранского» или «финно-угорского» (цитировать далее эти фантазии не будем, почитайте там, если любопытно).

Обратного хода, т.е. заимствования от древнего предка современного русского языка другими языками не может быть, в принципе, потому что по их представлениям это заведомо «антинаучно». Весьма странно, что наши лингвисты постоянно забывают о цивилизационном противостоянии и продолжают грезить о «европейской интеграции». Соответственно, как правило, обходится молчанием и тема возникновения указанного слова в этих самых других языках, как будто это слово в тех языках существовало «вечно», включая и сами языки! Но это же мелочь! Главное для них - отвернуть людей от правды, закрыть путь к живым истокам слова!

Об этом трудно говорить, потому что любое замечание в адрес набора устоявшихся за последние пару столетий теорий о русском языке, который официально принято считать «русским языкознанием», воспринимается как «непатриотичность», или как «посягательство на науку», или как некое чудачество (вроде «лингвофричества»). Потому что нет родной альтернативы, она не предусмотрена. Есть только вот эта – «прозападная»! И чтобы совсем не выбивать почву из-под ног, просто не принято признавать, что они, основы этой лингвистической науки, заданы с Запада (поэтому даже в крайнем случае, когда уже явно видны западное влияние и западные пропагандистские клише, называют это «нейтрально» - «равнением» на «мировые стандарты»).

И встречается такое настолько часто, что вслед за «прозападными» т.н. «учёными-лингвистами» ПРЕДАЮТ ИСТОКИ РУССКОЙ РЕЧИ, часто по невежеству, все кому не лень, такого типа легкомысленными заявлениями, вроде «…город Тула… Никто не знает откуда название. Знают только калмыки - город зайцев…» (это только один из комментариев к постам в интернете на тему этимологии слов от автора, который ну просто абсолютно уверен в своей догадке, а таких там хоть пруд пруди!).

И чему же тут удивляться, если наша «прозападная» наука о русском языке - через систему образования - с детства нам всем пытается внушить мысли о «вторичности» русского языка и о том, что происхождение русских слов нужно искать в других языках! Вот чем осознанно или неосознанно и занимаются все сегодняшние и вчерашние выпускники школ, которых интересует этимология! Такая вот заведомо проигрышная игра на чужом поле по чужим правилам даже в области языкознания!

В подобных случаях, как правило, дерево заслоняет лес, и люди практически даже не задумываются о системности словообразования и законах природы Языка вообще, у них часто эмоции захлёстывают здравый смысл.

Что касается города Тулы, то мы не один раз подробно обосновывали корень «Тулъ» 2-го центра по осмысленной энергетике человека в русском языке (см. о корне «Тулъ, Тула» хотя бы в этой же книге в главах: 1. «Моделирование Языка изначального», 2. «Время расставаться с иллюзиями», 3. «От «мертвого» языка к «живому» речению»…), поэтому не будем вновь пересказывать уже изложенное.

Давайте не будем повторяться, т.е. пересказывать правила живого словообразования, и в данном случае, раз уже давно расставлены все нужные вехи на пути к живым истокам (см. хотя бы работу «Азвука Родной Речи», 2019, или «Введение в Родную Речь», 2013). Но во избежание недоразумений напомним всё-таки вот что.

Сегодня эти примеры, которых сейчас касаемся (вроде слов «морда», «рыло», «рожа»…) рассматриваются обычно как «передняя часть головы животных», или как «безобразное, некрасивое» лицо, потому что, сами понимаете, во-первых, истоки слов утеряны, во-вторых, язык упрощается и, в-третьих, значения слов тоже искажаются.

Именно поэтому и напоминаем о том, что негативные или изменённые значения слов появляются ближе к технократической современности, когда люди начинают деградировать, терять живые традиции и знания. А Древний мир, когда ориентировались на изначальные смыслы, совершенно не знает негативных значений слов, потому что слова служили Созиданию, Сотворению!

А еще напоминаем о том, что все базовые слова Живой Речи изначально пребывают исключительно в пространстве восприятия человека и потом только проецируются на окружающие вещи и явления (вторичными значениями и по аналогии), в том числе и на животных, если уж на то пошло. Касается это и перечисленных выше слов: если они отнесены сейчас к животным, то ищущие копаются в следствиях, а не в причинах и основаниях. И до реальных истоков слова им как пешком до луны! Вот почему, не разбирая их домыслы, сразу обращаемся к Живой Речи.

И вот почему корень «МОРЪ» обнаруживается в 5-м центре энергетики самого человека, как инверсия «Ромъ, Рома» нижних центров (в одном из вариантов, как слова 2-го центра «Рома, или Рума», в качестве древнего названия реки Тибр, где потом построен город, который тоже называется по-европейски «Рома», а по-нашему Рим). От корня «Моръ» с добавлением в данном случае слова «Да» образуется сложное слово 5-го же центра «МОРДА» (конечно, согласно современному произношению и написанию, а не по древнему состоянию, которое утрачено и которое здесь только моделируем, но не выдумываем какой-то там «древний язык», чем грезят как раз «прозападные» лингвисты, изобретающие «праславянский» или «индоевропейский» языки, которых никто не видел хотя бы потому, что они не существовали никогда, они гипотетические).

Пропустим пока другие случаи словообразования от этого же корня в этом же центре, вроде: «Мор-ить, За-мор-ить, У-мора, Мора-на» и т.п. Как известно, 5-й центр энергетики как раз в области головы, в области лица.

У слова «Морда», по представлениям современных лингвистов, есть и синоним «РОЖА», происхождения которого они тоже не знают, так и пишут: «Этимология этого слова в значении «уродливая физиономия» не установлена». Или, как опять у того же М.Фасмера, ищут в других языках. На самом деле всё просто, и происходит согласно правилам живого словообразования. В данной же работе ранее в главе «Смысловое поле восприятия Живой Речи» (см. там) мы подробно описывали образование слов «Роза, Розовый». Здесь то же самое, нужно лишь поменять звук «З» на согласный «Ж».

И тогда вы тоже будете понимать, что «РОЖА» - это русское слово 2-го центра, внизу пространства восприятия, а не какое-то там «заимствование» из других языков (отсюда, кстати, простое знакомое слово – «Рожать», раз известно, что 2-й центр энергетики касается «роста» и «размножения», от этого же корня и слова «Урожай, Уродить», к вопросу близости слов «рожать» и «родить»)! А голова и лицо у человека, по этой системе, в области 5-6-го центров, вверху. Тогда понятно, что в значении лица слово 2-го, явно нижнего центра «Рожа» (как внешний вид половых органов) применяется исключительно в переносном смысле, уничижительном значении.

Кстати, были в древнерусском языке и формы, образованные по правилам русского словообразования и находящиеся как раз в верхних центрах (по правилу переноса без инверсии, но с добавлением еще одной части). Лингвисты знают эти формы из истории русского языка и указывают в справочниках: «рожа+и - вид, лицо», и «рожа+истъ - красивый, видный». Как напоминание и признание, что настоящий Древний мир не знает «негативных» значений слов! Но, к сожалению, эти же «прозападные» лингвисты не знают, как образуются и звучат исконно русские слова в пространстве восприятия человека! Потому что у них совсем нет представления о «физике» и «психике» живого слова! И нет настоящего понимания того, для чего на самом деле Живое Слово (ведь в современной лингвистике язык - лишь «средство общения»). Хотя такие простые вещи, где уже трудно ошибиться, понимают и современные лингвисты. Например, у слова «Морда» есть еще один синоним «РЫЛО»: здесь они указывают, что слово образовано точно от глагола «рыть».

А еще в русском языке в значении «рожа», тоже в негативном понимании, используется порой слово «МУРЛО». В этимологическом словаре опять сказано, что его «происхождение неясно». Даже с указанием диалектного варианта «мурнО», от которого уже начинаем сближение с однокоренными словами «смурной» (в значении хмурый, мрачный, печальный), «смурый» (мрачный, темно-серый), «пасмурный», «мурыжить» (тянуть, причинять неприятности)! Хотя могли бы рассматривать слово, поделив его на составные части и выделив общий корень перечисленных слов «МУРЪ, МУРА». Только вот опять-таки сильно ограниченный формальный «прозападный» подход не позволяет углубиться в содержание и смысл! И люди запутываются, конечно, путая заодно и гласные в произношении (им даже в голову не приходит, что в словах «Мор-да» и Мур-ло» раньше мог быть один и тот же корень).

То, что в памяти людей слово «Мура» связано с настроением и лицом (в глубинном понимании, еще и с состоянием ума), говорит о том, что древнее слово «Мура» в пространстве восприятия звучит в верхних центрах энергетики человека. И связано в словообразовании с Живой Русской Речью, раз подчиняется всем правилам именно Русской Речи.

Если смущает гласный звук 1-го центра «У», то нужно понимать, что слово «Мура» - это инверсия (отражение) из нижнего, т.е. 1-2-го центра уже упомянутого слова с утерянным смыслом «Рума» (сегодня его по-русски сложно объяснить, раз у нас не употребляется, но оно сохранилось в других странах в качестве названий местности на тех или иных землях). К тому же этот корень имеется и в нашем слове «Румя-ный», как обозначение цвета (мы ведь не раз подчеркивали, что слова, обозначающие цвет 1-го центра, как правило, содержат звук «У»).

Однако в форме слова «А-рума» (в значении «высота, возвышение») тот же корень - без инверсии, но с приставкой - возвращается уже вверх, в 7-й центр.

Да и в 7-м центре, как только подставляем собственный звук 7-го центра «И», корень «Муръ» мы слышим совсем иначе, как слово «Мира, Миръ».

Ниже, в 6-м центре то же самое слышим как «Мера, Меръ»» (мерить).

Еще ниже, в 4-м, сердечном – как «Мара, Маръ» (Мар-ать, Мар-ево, Мар-ия, Мар-фа).

Всё это опять-таки по правилам живого русского словообразования.

Точно так же этот корень «Мура, Муръ» опускается в нижние центры с приставкой в форме «А-мур» или с суффиксом в форме «Мура-ва, Мура-вей, Муравить». Последнее слово довольно специфическое, не всем известное. «Муравление» означает, во-первых, как бы «купание в муравейнике» некоторых птиц, во-вторых, это в керамике вид глазировки изделий (отсюда выражения: «муравленые изразцы», «муравленая черепица»).

Здесь далее не будем перечислять и разбирать все слова с корнями «РУМЪ» и «МУРЪ» (чтобы уж не уйти далеко от темы сегодняшней беседы). Сейчас в каких только языках не ищут этимологию упомянутых слов (ищут поштучно, а не системно, для группы слов). Реально же нужно понимать, что это очень древние, исконно русские слова с русскими корнями, о чём напоминают хотя бы наши родные понятия «Мура», «Мурло», «Мурлыкать», «Шуры-муры» и т.п. (или вот географические названия на наших просторах, вроде: Мур-ом, Мур-манск, Мур-зинка, Муры-гино и т.д., в которых тоже не стоит доверять «прозападным» формальным объяснениям этимологии). О каждом из перечисленных слов можно было бы долго рассказывать много интересного и по происхождению, и по смыслу, но это опять же к сегодняшней беседе не относится.

Пока же нам здесь просто хочется донести понимание, что у людей через «прозападные» методы издавна всячески отнимают Родную Речь, возможность полноценно владеть ею и вернуть родовую память. Беда людей в том, что в их памяти родные смыслы стёрты в ходе длительной информационной войны с русским языком! Не было на протяжении веков преемственности в передаче практических живых знаний.

Перед тем, как продолжить, запомните, что близкие по звучанию слова «Мира, Мура, Мера, Мора, Мара» - это в верхних центрах, если как обычно считаем от сердца. Соответственно, там же и слова «Морда» и «Мурло», ради которых затеяли показ всей системы изменения словообразовательного корня по центрам энергетики человека. А вот слова с перевёрнутым корнем «Рима, Рума, Рома, Рама», как и «Рожа, Рожать, Родить» - в нижних центрах энергетики пространства восприятия человека.

Не будем задерживаться и на привычной литературной форме «ЛИЦО», которое образовано от основной древней формы «ЛИК» по тому же типу, как и слова «Яйцо, Крыльцо» и т.п. А что касается самого слова «ЛИК», то о нём мы подробно рассказывали в статье «Связь слов с энергетическими центрами человека» в книге «Родные слова: правильно ли говорим и понимаем» (2014-2022). Если вкратце напомнить, то это слово 7-го центра, отражение которого внизу, в 1-м центре, нам с вами тоже знакомо – это слово «Киль». Мы с вами даже знаем основную форму в 1-м центре, которую получаем при подстановке звука 1-го центра «У» - слово «Куль».

Таков органично системный подход в русском словообразовании! А в прозападных справочниках, как обычно, вводят в заблуждение, мол, «киль» - из голландского языка, а «куль» - из польского, в котором уже из латыни. Тоже ничего удивительного. Ведь ложь должна быть чудовищной и миллионы раз повторяемой в растиражированных якобы «справочниках», чтобы в неё поверили. Вот несколько поколений наивных и верят до сих пор в то, что есть такая «объективная» наука о русском языке, которая втолковывает, как может, что русский язык в силу своей убогости набирает слова от всех дальних и соседних языков.

И остаётся у нас напоследок из слов, ставших в наше время почти синонимами разной стилистической окраски, слово «ХАРЯ», которое лингвистами считается тоже «исконным», но опять-таки с «неясным происхождением». Перечисляются в этимологическом словаре только догадки, связанные с другими языками (хотя странно, конечно, в исконном слове искать иноязычное влияние). С таким же составом звуков связана и инверсия этого слова – «РЯХА», от которого сегодня больше знаем лишь форму «Неряха». Наличие звука А» показывает, что оба слова вообще-то относятся к 4-му, сердечному центру. Известно еще санскритское понятие «Хара» как достижение и сохранение определенного божественного состояния. Даже отсюда уже понятно, что противники всего русского и просто невежи хорошо потрудились в изменении и уничижении значения этого слова, раз в словарях приводятся чаще только негативные оттенки. Видимо, произошло приблизительно то же, что и со словом высокого стиля «Хара-тья» в значении «грамота» (кстати, с тем же ведь корнем), которое в народе, по свидетельству В.Даля, изменилось в форму «хару-тья» в значении «чепуха»…

(продолжение следует)

 

Скачать книги:

- «Азвука Родной Речи. Учебно-просветительское пособие. - РИТМ. 2019» - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=347

«Родные слова: правильно ли говорим и понимаем? - РИТМ, 2014 - 2022» - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=278

 

Публикация в эл.журнале «ЗОВУ РИТМ», сентябрь 2023

 

 

 

 

(Продолжение. Начало см. «ЗОВУ РИТМ», август-сентбярь 2023)

 

ПОЧЕМУ С «ЭТИМОЛОГИЕЙ» ВСЁ СЛОЖНО

 

Вовсе не зря были приведены выше слова разных корней, нынче относящиеся так или иначе к обозначению одного места - «области лица». Приведены были с указанием, как вот так, крайне несистемно, произвольно и наугад лингвистами (вроде бы профессиональными) ищется их «происхождение» (то, что у лингвистов называется «этимологией») в современной (вроде бы строгой, по идее) лингвистической «науке» (которую впору уже взять в кавычки). И как в то же время системно, органично происхождение слов можно объяснить по правилам Живой Русской Речи в реальном пространстве восприятия человека по его энергетическим центрам, одновременно осмысляя движения живых энергий в пространстве, где всё взаимосвязано и представляет с собой органичное целое.

Особенно же сложно с «этимологией», когда лингвистам как будто задано заведомо ложное направление поиска – искать этимологию русских слов в других языках. В это трудно поверить, но такой подход считается «научным» чуть ли не с XVII-XVIII века, со времени промышленной экспансии Запада на всё исконно живое и здравое на Руси. Раз обучают в школах с детства только «западному» подходу к языку и нет родной альтернативы, то многие на всю жизнь остаются в плену «условно-знаковых» систем, которые, проще говоря, «от ума», т.е. не связаны с материальной основой, с живой Природой человеческой речи.

Из сказанного, наверное, понятно уже, почему сегодня с «этимологией» слов всё сложно (особенно с позиций «прозападной» лингвистики).

Однако давайте всё-таки продолжим краткий разбор ряда сопутствующих слов, которых коснулись в связи с приведенными выше примерами разного обозначения «лица». Краткий – без подробностей осмысления звукового состава, почему так и не иначе, раз подробно правила осмысления звуков нами уже рассказы раньше (см. хотя бы в имеющейся в свободном доступе работе «Азвука Родной Речи», 2019). Поймите, что обо всём сразу даже в отношении одного единственного слова рассказывать не получается: мы же не можем на вещь смотреть сразу со всех сторон, а смотрим с определенной стороны, а потом еще с одной стороны. И описываем так же. Вот, к примеру, в ряду «лицевых» слов выше упомянуто слово «Рожа», происхождение которого в словарях считается «неясным». Мы дали краткое объяснение через формальную аналогию образования слова «Роза», о котором, в свою очередь, у нас рассказано в других статьях раньше (можете вернуться чуть назад и перечитать в статье о словах, обозначающих сейчас «лицо»). На этом примере показали, что слово «Рожа» в исходном смысле на самом деле пространственно расположено внизу, во 2-м центре и даже связано косвенно с понятиями «рожать, урожай» и т.д. Но при этом «забыли» указать слово «РОЖОН» тоже 2-го центра и тоже связанного с «Рожей» (знаете же древнюю поговорку «не лезть на рожон»). Наверное, «забыли» потому, что это слово напрямую не связано с «рожей» и происходит на самом деле от слова «Рог» (откуда однокоренные «по-рог, по-рожний» и т.д.). В статье «Полевые образования смыслов» в данной работе ранее мы обосновали, что слово «Рог» тоже во 2-м центре и относится к половой сфере. Если помните наше объяснение (может, уместно и процитировать-напомнить), см.:

- У современных людей и по поводу «наставить рога» сложились неправильные представления, когда они мужчине рисуют какие-то там «оленьи рога»! Еще раз, обратите внимание, «Рога» – они, по смыслу, для воздействия снизу (или, в крайнем случае, сбоку). Связаны с нижними центрами, включая и 2-й центр, половой. Поэтому «наставить рога» и относится к половой сфере…

Соответственно, точно так же к половой сфере относится и слово 2-го центра «Рожон» (от корня «Рог»). А поговорку «не лезть на рожон» объясняют теперь в словарях уже по вторичным признакам, не касаясь изначальной телесности.

Наверное, о слове «Рожон» тоже нужно было рассказывать там же, где говорилось о «Роже». Но получилось то, что получилось: сразу со всех сторон видеть не получается. И вот так, кстати, со многими словами – особенно, если учесть, что вся Живая Речь – это на самом деле органично живое целое, в котором многие слова связаны друг с другом по тем или иным звукам и смыслам и плавно перетекают друг в друга.

И еще один момент. Чуть выше было сказано уже, что СЛОВА «ХАРЯ» И «РЯХА» в пространстве восприятия человека расположены в области сердца, т.е. 4-го центра и, соответственно, связаны с особенностями природы звука «А» (читайте об этом в указанной только что книге). В том смысле связаны с особенностями, что приведенные слова относятся вообще-то не просто к «лицевой части» человека, а вообще ко всему человеку (как мы сегодня, к примеру, «лицо» употребляем, имея в виду еще и такие правовые понятия, как «физическое лицо», «юридическое лицо» и т.д.). А смысловые векторы у корней «Рахъ» и «Харъ», разумеется, пространственно совершенно противоположны: если «Харъ» ориентирован вниз (вспомните тут еще, в качестве небольшого подтверждения, грубоватое однокоренное «хар-кнуть»), то корень «Рахъ» направлен в верхнюю сторону. Подтверждающих фактов в языковом прошлом полно (только для «прозападной» официальной лингвистики их как будто и не существует).

Корень «Рахъ» 4-го центра выше, в 7-м центре со звуком «И», превращается в вариант «Рихъ, Риха» (или как отражение из 1-го центра, бытует еще форма «Рухъ, Руха»), обычно издавна представляется как «движение вверх». Есть ли где указание, что это понятие предками виделось где-то вверху? Есть. В арабской и персидской мифологии, кстати, говорится об огромной, невероятных размеров, и где-то высоко-высоко птице Рух.

Спустимся чуть ниже, в 6-й центр со звуком «Э» (Е), где из этого корня получается форма «Рехъ, Реха», со смыслом «возвращения, сохранения исходного состояния», если по звукам. А пример его использования мы с вами знаем и сегодня – слово, образованное приставочным способом «О-РЕХ». Для нашего восприятия, относительно сердца, орехи видятся наверху. И не только, но еще и внизу. У слова «Орех» в этом случае двоякая природа – он может быть пространственно и наверху, и внизу, на что указывают даже правила Живой Речи. Вы, наверное, помните правило, что если к корню добавить еще одну часть (например, приставку), то он может без инверсии оказаться в противоположном центре, относительно сердца. В данном случае, во 2-м центре, как центре размножения (ведь орех – это, по сути, семя, разве не так?).

Кстати, применение этого правила к корню «Рахъ» еще раз может подтвердить, что он ориентирован вверх. К примеру, стоит добавить к нему суффикс «-ит», и слово с этим корнем обнаружится внизу, обозначая уже физическое, телесное, и вы знаете это слово – «РАХ-ИТ» (мы ведь уже писали, что древнегреческий, куда относят это слово «прозападные» лингвисты, не имеет собственной этимологии, вот вам еще одно подтверждение). Следовательно, и здесь еще раз убеждаемся, что корень «Рахъ» звучит в верхних центрах! Однако вернемся всё-таки к «ореху»

Еще мы с вами знаем похожее по способу образования слово «ПРО-РЕХА», которое считается исконно русским, но этимология которого современными лингвистами считается «неясной» (их заблуждения и догадки цитировать не будем), хотя вы сами видите, насколько гармонично оно вписывается в схему по правилам живого словообразования Русской Речи! Как и «орех», слово «прореха» может быть и вверху (в 6-м центре), и внизу (во 2-м центре). Это только его дополнительная форма со звуком «У» (вместо утраченного звука) слово приставочного образования «ПРО-РУХА» располагается только внизу, в области 1-2-го центров. Оно сегодня считается устаревшим и понимается упрощённо как «промах, неудача, провал», из-за непонимания его происхождения (мы же все время напоминаем, что изначальные слова не имеют негативных значений). Когда имеем в виду 2-й центр, центр размножения, можно привести в пример старинную поговорку, которую сейчас плохо понимают: «и на старуху бывает проруха». А в 1-м центре, помимо «прорухи», находим сегодня еще и другие слова из корня 7-го центра «Рухъ», перенесенные вниз суффиксальным способом без инверсии: «РУХ-НУ-ТЬ», «РУХ-ЛЯДЬ». И еще вот «НЕ-РЯХА» тоже внизу, в значении чего-то «низкого, пониженного, униженного», только уже как слово, образованное приставочным способом. Может быть, есть еще примеры, но на данный момент, пока пишем, не вспоминаются, не приходят в голову. Поэтому пойдём дальше. По крайней мере, мы вам указываем не только на их исконно русское происхождение, но и на то, как они получаются по правилам Живой Русской Речи и где пространственно располагаются в осмысленной энергетике восприятия человека.

Конечно, здесь нет возможности рассказывать обо всех формах по всем центрам, однако еще на одном примере есть резон задержаться. Тем более он относится к противоположной направленности, относительно корня «Раха, Рахъ», т.е. к нижним центрам. Имеется в виду корень и древнее слово «ХАРЪ, ХАРА», на которое мы указывали выше в связи с древним словом «Хара-тья».

Пропустим сразу слово «ХЕР» 2-го центра, которое является отражением (инверсией) разобранного выше корня 6-го центра «Рехъ». Есть у нас более интересный пример, который несомненно больше заслуживает упоминания.

Нам всем сегодня хорошо известно слово «ХАРАКТЕР», но забыто его происхождение и первоначальные значения. «Прозападные» лингвисты в этимологических словарях сегодня рассказывают, что нам это слово занесли из польского языка в значении «должность», где оно из латыни, и далее из греческого, т.е., по сути, концы спрятаны в искусственно созданные в период экспансии на Русь языки, не имеющие собственной живой этимологии. Очень важно было оккупационному режиму, в связи с переписыванием подлинной истории, стереть из памяти людей важнейшие живые понятия! Но их пробуждающиеся люди уже вспоминают, о них люди рассказывают. Наверное, не только мы встречали в сети интернет рассказы о древних «ХАРАКТЕРНИКАХ», как воинах, владеющих мощью «Хары» в человеке. Отсюда мы с вами точно можем понять, что речь идёт о телесном низе организма, о физических способностях, об энергетической мощи воина и искусстве её применения. Перед нами, с точки зрения словообразования (а мы здесь в основном говорим вообще-то о словах, а не об истории человечества на Земле), предстаёт здесь сложное, т.е. сложенное из нескольких частей слово, даже целое древнее словосочетание: «Хара + Къ + Тера». Как понятие настоящей Живой Русской Речи, а не какое-то там заимствованное из чужих языковых конструкторов.

Точно так же и с древним сложенным словом «Хара + Къ + Ирий» (ХАРАКИРИ), где «Ирий» понимается как «небесное царство» наших предков (как одно из бытующих значений, но всё-таки не изначальный смысл слова). Предки в этом понятийном словосочетании, которое у японцев теперь стало термином, имели в виду способ «перехода, преобразования» в другое состояние через возможности «Хары» (кстати, без всякого спарывания живота), а нам сейчас это подается как японское сложное слово «живот + резать». Наверное, японцы имеют право «переводить» и применять слово как им нравится, но изначально это слово к нынешним японцам никакого отношения не имеет.

Или вот еще древнее слово «ЗНАХАРЬ», который в словарях этимологи объясняют, что оно от глагола «знать», дальше фантазируют о неуказанных «табуистических понятиях» и «колдунах», лишь бы не сказать о слове прямо: «знание ХАРЫ» («Зна-Хара»), чтобы не объясняться по поводу таинственного и неведомого для них понятия, которое находим еще и в арабском языке в форме «МАХАРА», в значениях «благополучный, счастливый, будущий». Изначально у предков оно тоже бытовало в виде «Ма + Хара», в смысле «творящий Хару». Ну и в знак того, что это не единичный случай, можно упомянуть из того же арабского однокоренные с «Харой» слова: «ХАРАМ» (из древнего «Хара-Ма») в значениях «заповедный, священный, или грех, нечто запретное», и еще «МАХРАМА» (из древнего «Ма-Хара-Ма»), откуда известные нам сегодня слова «макраме» и «бахрома», уже очень далекие от первоисточника.

Однако давайте не забывать при этом как раз о первоистоке - древней Живой Русской Речи. Нужно понимать, что во всех современных языках сохранились лишь измененные вторичные формы, если касаться базовых слов, а не современных новообразований (неологизмов), но только не оригинал (который, напоминаем, нужно искать лучше всего через Живую Русскую Речь). Поэтому, наивно искать родные корни в чужих языках, о чем мы читателям всё время говорим. Так можно только заблуждаться. И бывает смешно (и одновременно печально), когда, например, этимологию речки в Московской области «ЯХРОМА» (ударение в начале слова) ищут в мёртвом, т.е. исчезнувшем мерянском языке (из финно-угорской группы), якобы в значении «озерная река». Опять же гадают точечно, единично, без учёта системных закономерностей словообразования. На самом деле и здесь нужно слышать древнее русское «ЙА-ХАРА-МА», с уже рассмотренным выше корнем, в смысле «происхождения от божественной силы матери».

Понятие «Хара» можно найти и в верхних центрах, если будем ориентироваться на правила словообразования Живой Русской Речи, например, на уже упомянутый перенос корня без инверсии, но с помощью приставки: «СА + ХАРА», который современные лингвисты передают через понятие «сахар», этимологию которого в значении «песок, гравий» ищут и в латыни, и в греческом, и в индийском и т.д. языках, лишь бы закрыть путь к живым истокам или не дойти до них, просто не замечать. А на деле смысл этого древнего понятия 7-го центра «Са-Хара» заключается в «сущностном, первозданном состоянии Хары» (или достижении этого изначального, божественного состояния) и ощущается оно действительно, можно сказать, сладостно, почти как «нирвана». От этого первозданного состояния наслаждения и вышел перенос на всякие другие «сладкие, сахарные» ощущения и вещества.

В общем, ВСЯ ЖИВАЯ РЕЧЬ, ПОДЛИННОЕ ЖИВОЕ СЛОВО ИЗНАЧАЛЬНО ПРЕБЫВАЕТ В ПРОСТРАНСТВЕ ВОСПРИЯТИЯ САМОГО ЧЕЛОВЕКА, а не где-то в пустынных пространствах, вроде «Сахары», еще какого-то там «гравия с песком» или в фантазиях обманутых «прозападных» лингвистов…

(продолжение следует)

 

Скачать книги:

- «Азвука Родной Речи. Учебно-просветительское пособие. - РИТМ. 2019» - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=347

«Родные слова: правильно ли говорим и понимаем?» - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=278

 

(Российский Институт Творческого Мастерства - РИТМ. – 2023г.)

 

Публикация в эл.журнале «ЗОВУ РИТМ», октябрь 2023

 

 

 

 

 

А ЕСТЬ ЛИ ОНА, «РЕАЛЬНАЯ ЭТИМОЛОГИЯ»?

 

(Продолжение. Начало см. «ЗОВУ РИТМ», август-октбярь 2023)

 

ПОЧЕМУ С «ЭТИМОЛОГИЕЙ» ВСЁ СЛОЖНО

 

Но пока далеко не ушли от корня «Хара», давайте сделаем дополнения, потому что возникают вопросы, связанные с устоявшимися современными созвучиями. К примеру, мы с вами знаем пустыню «Сахара», название которой выводят из арабского слова, которое звучит приблизительно как «сахра» и означает, как подаётся в справочниках, «пустыню». Можно только гадать, почему древнее звукосочетание из первозданного общего Языка (праязыка) позднее поменялось в арабском на такое значение и ушло далековато от первичного смысла, когда этими звуками стали уже ассоциировать не что-то в пространстве восприятия человека, а уже что-то в стороне от самого человека, в окружающем мире. Возможно, тут уже сказывается частичный перенос смысла на окружающие явления. Ведь пространственно 6-й и 7-й центры располагаются дальше от центра восприятия (от сердца) и ощущаются как что-то вдали, как что-то обширное, бескрайнее (вспомните, к примеру, родное слово «Русь» в значении «мир, белый свет», зафиксированное в словаре В.Даля в XIX веке, хотя изначально в человеке «Русъ, Руса» - это уровень высшего посвящения, как бы второе, духовное рождение и выход «за пределы»). Раз создатели арабского ощущали «сахру» 7-го центра как что-то высокое, далекое, бескрайнее, можно сказать, как «великую пустоту», то отсюда уже один шаг до бытового значения «пустыни» (кстати, это ведь еще и косвенное указание на то, что пустыня на севере Африки недавнего происхождения, уже в период искажения языков и диалектов, если на миг абстрагироваться от «миллионолетий» искусственной хронологии современного мира). Подумаешь, чуть звуковой состав поменялся, и по мере удаления от первоистоков и упрощения (искажения истоков) стало звучать у арабов как «сахра»!

Ведь примерно так же кривовато, по мере удаления от первоистоков, обстоит и у создателей санскрита. Не будем строить подробных предположений, как именно они мыслили в толковании «тысячи лепестков» (может быть, представлялось как «очень-очень много»), но в санскритском названии 7-й чакры «Сахасрара», которое переводится так, тоже угадывается на слух искаженное древнее слово «сахаръ», тем более выше уже упоминалось о блаженно сладостном ощущении состояния нирваны в 7-м центре.

Сейчас много говорят о похожести русского языка и санскрита. И выше у нас был пример о корне 7-го центра «Рухъ». Так вот, в этом месте тоже находим указание на общие корни этих языков: в санскрите «рухъ» тоже осмысляется где-то высоко и поэтому употребляется в значениях «поднимать, подниматься, расти, произрастать, восходить» и т.п. А еще в санскрите эти же звуки складываются в другом слове в другом порядке (т.е. уже не «са-харъ»), как будто слоги переставили и озвучили в форме «харъ-са», в значении «радость», что тоже можно понять, конечно, потому что в санскрите «Са» ассоциируется со светом, солнцем, т.е. это высоко, тепло, возвышенно и волнующе приятно! И это в пространстве восприятия самого человека тоже там же, наверху, в области 7-го центра (если помните, мы давно рассказывали, что корень «Рада», откуда «радость», звучит вверху и однокоренное с «душой» слово «радушие» обозначает в первоначальном смысле почти то же, что и «нирвана», и звучит как свет душевный, т.е. «Ра Души»). К тому же глагольная форма «хар» в санскрите тоже ассоциируется как-то с «поднятием вверх» и употребляется в значениях «вынимать, уносить, увлекать» и т.д.

А теперь вернемся обратно к древнему слову «ХАРА» с изначальным смыслом «сохранение, воспроизведение, проявление (ХА) энергии, силы, божественного состояния» (РА), проявляемое и обозначаемое физически, через организм, телесный низ (от 1-го до 4-го центра). Выше сердца, 4-го центра, мы упоминали к тому же корень 7-го центра «РУХЪ», но не сказали при этом, что это - вообще-то уровень древнего «посвящения, пробужденности, подвижности, всесторонней готовности, мобилизованности, настрой на запредельность, на что угодно неожиданное и неведомое». Ограничились там только ссылкой на арабскую легендарную птицу, парящую где-то высоко. В общем, недаром слово «Рухъ» издревле соседствует с таким же древним понятием «Русъ, Русский, Русь». Соответственно, даже чисто теоретически можно предположить, что если в финале достигается высокое состояние, обозначаемое словом «Рухъ» («Руха» в полнозвучии) 7-го центра, то должно быть некое стартовое условие или состояние, когда это движение (или путь к посвящению), или проявлению всех сил, еще только-только начинается, запускается снизу (если что-то слышали о т.н. «кундалини»). Выражаясь понятным сегодня техническим языком, это как бы «спусковой крючок, курок». И, по правилам Живой Речи, такое понятие должно быть внизу, примерно в области 1-го центра, где у нас проживает гласный звук «У». По правилам словообразования мы заранее должны были даже предположить, что рассмотренное до этого понятие 7-го центра «Рухъ» со звуком «У», по сути, является инверсией, зеркальным отражением снизу, из 1-го центра. Больше гласному звуку «У» взяться неоткуда. Однако в современных условиях упрощения языков (и в условиях господства в лингвистике «условно-знаковых систем», не связанных с человеком непосредственно) трудно было услышать здесь сходу звучание «ХУРЪ» (или «ХУРА» в полнозвучии), которое во многих языках считается боевым кличем (у русских сегодня это звучит как «Ура»), но при этом уже практически нигде люди не понимают, почему именно этим звукосочетанием обозначается древний боевой клич. Теперь из всего изложенного о связи древних слов от «Хуръ, Хура» 1-го центра до «Рухъ, Руха» через целостный органический механизм того, что обозначается древним словом «Хара» сердечного центра, станет понятно, что «УРА» - как раз и есть «спусковой крючок», или часть активации сил, или применения боевых приёмов и ресурсов посвящённых воинов Древности. Это не вступает в противоречие с тем, что мы ранее, в других работах по Живой Речи, объясняли, что «у Ра» следует понимать как «у Бога» или «возле солнца». «У Ра» - это духовный план, если помните, как мы ранее многие понятия рассматривали с двух планов, физического и духовного. В данном случае, с точки зрения активации «Хары», в понятии «Хура, Ура» речь идёт уже не о духовном плане понятия, а физическом, точнее энергетическом, силовом.

Давайте уже закончим с этим корнем и далее переключимся на совсем другое, на более легкие вещи, но так, чтобы они подтверждали указанные перед этим закономерности русского словообразования.

Вот здесь снова вспомнили о древних словах «РУСЪ» и «Русь». Сегодня встречаются любители и толкователи, считающие, что якобы словом «русь» предки обозначали реки. Кто им такое рассказал, не совсем понятно. Но это явно противоречит правилам русского словообразования. Мы много раз уже обосновывали, что словообразовательный корень «Русъ» локализован вверху пространства восприятия, в 7-м центре, а реки вообще-то не текут над головой или в небесах. Даже слово «Туча», как мы однажды уже объясняли, воспринимается словом нижнего центра, с гласным «У» 1-го центра. Приводили раньше примеры, где текущую воду, которую обычно в своем пространстве тоже воспринимаем внизу, предки называют другими словами, и они сохранились в качестве названий. Как раз само слово «Русъ» 7-го центра с гласным 1-го центра «У» и является инверсией, отражением слова «Суръ, Сура» 1-го центра, снизу (есть такая река в стране, есть также упоминания, что реку «Нил» тоже когда-то называли «Сурой», да и недалеко от этой реки арабы современную Сирийскую республику, видимо, тоже неспроста озвучивают как «Сурию», от «Сура», нам ведь никто не рассказывает, какую площадь занимала древняя Сирия).

По правилам Живой Речи, корень «Русъ» без инверсии может переместиться вниз, в 1-й центр, как нечто, относящееся к воде, только с добавлением, например, суффикса. И такое русское слово тоже есть: «Рус-ло». Да, конечно, называть можно и произвольно (как говорится, слух и бумага терпят.). Например, взять и назвать какую-нибудь речку словом «Русь», «Руса» или «Рось», но это вовсе не означает, что изначальный смысл самого слова «Русь» как-то соотносится с водой. И в минувшие века, и сегодня, исследователи, занимающиеся языком на уровне только лишь знаковых систем, путаются, что есть «русло», а что «руса», связаны ли они реально с рекой, когда и почему что этими словами обозначали в старину? До истоков языка на уровне условных «знаковых систем» не добраться. Здесь же прав скорей В.Даль, зафиксировав в своём словаре народное значение: «Русь – мир, белсвет».

Или вот еще. Есть древнее редкое слово «ПОРОТА», локализованное в пространстве восприятия человека по энергетике в нижних центрах (ниже сердца) и созвучное слову «Ворота (в качестве примечания: здесь говорим о низе и не указываем точно энергетический центр, потому что в связи с утратой звука 2-го центра внизу большая путаница в подстановке звуков от «У» до «О» во многих словах). От него происходят известные слова «Порт», «Портки», «Портить», «Пороть» и т.п.

Противоположностью этого слова, по смыслу устремленного вверх, как Путь к совершенству и Путь к Богу, является корень «ТОРОПА», от которого образованы известные сегодня слова «Тропа», «Оторопь», «Торопиться» и т.п. Смысл слова вовсе не связан какими-то там «следами», или «замешательством» и «поспешностью», как полагают в словарях составляющие их лингвисты. Смысл нужно искать в пространстве восприятия энергетики человека: от слов «Тор» (направленная энергия) и «Па» (устойчивая или принятая форма, или состояние, положение)…

Любители производить английский язык из русского (хотя в этой шутке есть доля истины) могут тут еще вспомнить древнее русское слово «ЛЯГА», которое обозначало «ногу» и от которого современные слова «ляжка» и «лягнуть». Любопытное и вызывающее улыбку здесь в том, что у англичан находят слово Leg в значении «нога». Видимо, корни растут из латыни, где есть многозначное lego, среди значений которого тоже есть что относить к ногам, к примеру, «проходить, посылать» и т.п. Но для нас указание «латинской» этимологии – это, по сути, явное указание на происхождение слова из русских корней (почему – об этом читайте нашу статью «Русская Латина» в книге «Родные слова: правильно ли говорим и понимаем»).

Поэтому сразу же и вспоминаем забытое слово «Ляга». Трудность здесь только в том, насколько точно озвучивается корень – «Лягъ» (от которого «Ляга, Ляжка») или «Легъ» (от которого «Лежать, Лечь» и те же английское и латинское слова)?

В подтверждение второго варианта, если допустить корень «Легъ» инверсией из 6-го центра, можно привести редкий по использованию корень «Гелъ» в 6-м центре, который можно заметить в русском слове «Гладь» (где составители словаря «д» считают суффиксом) в виде «ГЕЛа-дь», или в словах «Глядеть, Взгляд, Гляд» (с тем же суффиксом «д») в виде «ГЕЛя-д». В любом случае в таком предположении, более вероятном, чем современные словарные варианты, находим русские корни!

По той же причине, что для нас указание «латинской» этимологии – это, по сути, указание на происхождение слова из русских корней (вновь ссылаемся на текст статьи «Родные истоки древней латыни, или русская Латина»), не доверяем и якобы «латинскому» происхождению слов «юмор» и «сатира», на чём настаивают «прозападные» лингвисты. Мы здесь склонны согласиться с нашими любителями словесности, которые слышат в этих словах русские корни из слов «УМОРА» и «ЗАДИРА».

В комментариях можно порой заметить такого рода упрёк от специалистов-лингвистов в адрес любителей (приводим одну из таких вещей):

«…Основная ошибка дилетантов находить похожие слова и считать, что одно произошло от другого… Что касается схожести так называемых "старых" слов, то происходят и те, и другие не друг от друга. Происходят они от общего протоязыка. Эта истина настолько банальна, что даже не хочется о ней говорить. Но почему-то любители её игнорируют. Они игнорируют вообще такие понятия, как группы и семейства языков. Может где-то в подсознании они понимают, что польский, сербский, русский... схожи не потому, что заимствовали лексику и морфологию один от другого, а потому, что произошли от одного языка. Более того, все они наряду с английским, испанским, латинским, санскритом тоже произошли от еще более древнего языка, поэтому они вместе входят в группу индоевропейских языков…»

Если не придираться к нюансам, в целом вполне здравое замечание, которое мы не оспариваем. Это следует учитывать всем, кто имеет какое-либо отношение к языку. Однако можно войти в положение и любителей словесности, в т.ч. русской словесности: их тайны языка волнуют, но их еще со школы ограничивали «синхроническим» методом описания языка, современным срезом, т.е. отрывали от истории слов и языка в целом, оставляя «диахронию» специалистам!

Кстати, к нашим текстам это замечание не относим, потому что в курсе этого фактора и когда касаемся письменных документов исторического характера, мы этого фактора стараемся придерживаться. Ещё же не относим к себе потому, что делаем упор не на буквы и прочие условные знаки, знаковые системы, на чём основана вся современная формализованная лингвистика, а разрабатываем совсем другой подход к исследованию языка – осмысление человеческой речи через процесс естественного восприятия и физическую природу человека в пространстве, называя это «моделированием» Живой Речи. Чего в современной лингвистике нет и в помине (от слова «совсем»), и поэтому «синхронию-диахронию» формализованной лингвистики трудно приложить к реальной физике и психологии человеческой речи. И, конечно же, вовсе не претендуем на создание какого-то там «праязыка» человечества, или «протоязыка» (его никто не знает), чем заняты вообще-то как раз лингвисты «прозападного» толка, изобретающие некие там «праславянскую», «индоевропейскую» и прочие никогда не существовавшие языки.

В качестве примера тут можно сослаться на словарь М.Фасмера, когда бросилось в глаза, что слово «ЖМУРИТЬ, ЖМУРИТЬСЯ» сближается там со словом «мигать», якобы из других славянских языков. Не лучше обстоит и в других словарях, где «жмурить» производят из слова никогда не существовавшего языка, о чем выше и сказали – для этого придумываются некие протослова французского там толка, вроде «мьжюрити» или «mьzura» в значении «тьма, мгла»,», от которого якобы получилось «жмурить, жмуриться»! Или еще какие-то протоформы вроде *morkъ, следуя чему можно заподозрить, наверное, родство слова «жмурить», быть может, со словами «морковка» и «сморкаться»! Почему бы и нет при таком подходе.

Вернемся теперь к реальности. У слова «Жмурить, Жмурки, Жмура» корень «Муръ, Мура», о котором мы рассказывали в предыдущей статье (см. «Об «этимологии» русских слов: морда, рожа, мурло, харя, лицо, лик») и приводили там в пример слова с корнем «муръ»: «смурной, пасмурный, смурый», даже «хмурый» (углубляться в редчайшие случаи, вроде «шмура» и «жмура», не будем, достаточно и сказанного), когда корень «Муръ, Мура» локализован в лицевой части человека, как раз в области 6-го центра.

Хотя надо заметить, что вариант «Ж-мура» относится к области лица, может быть, и к глазам (тут за предков придумывать не будем, мы просто моделируем по правилам живого словообразования), а вот вариант «шъ-мура», из-за особенностей согласного звука «Ш» (это как бы смысловой разделитель), переносится в область нижних центров, воспринимается человеком где-то внизу (есть мнение, что сейчас «шмурами» кое-где называют дождевых червей, даже в словаре М.Фасмера упоминается).

Для проверки локализации корня «Мура» в 6-м центре приводили в предыдущей статье даже зеркальное образование из нижних центров, забытое слова «Рума», от которого сегодня имеется прилагательное «румяный».

Ну что тут скажешь по поводу того, что лингвисты «прозападного» толка сильно жмурятся, чтобы не видеть живую реальность человеческой речи. Поэтому так и получается, что с этимологией сегодня всё сложно и у лингвистов больше фантазий о происхождении слов, чем реальных наблюдений!

Такова ОЧЕНЬ И ОЧЕНЬ ДОРОГАЯ РАСПЛАТА ЛЮДЕЙ ЗА БУКВИЗАЦИЮ И ПИСЬМЕННОСТЬ – ЭТО ДЕГРАДАЦИЯ УМСТВЕННЫХ СПОСОБНОСТЕЙ И ПАМЯТИ, ВСЁ БОЛЕЕ УТРАЧИВАЕМЫХ ПО МЕРЕ ПЕРЕНОСА ИНФОРМАЦИИ НА ВНЕШНИЕ БУМАЖНЫЕ, ЦИФРОВЫЕ И ПРОЧИЕ НОСИТЕЛИ… …

(продолжение следует)

 

Скачать книги:

- АЗВУКА РОДНОЙ РЕЧИ. Учебно-просветительское пособие. - (Книга первая из серии «Образование Русской Речи. Курс русского языка как родного») Екатеринбург, РИТМ. 2019. - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=347

- ПРОИСХОЖДЕНИЕ И СОСТАВ РОДНОЙ РЕЧИ. Учебно-просветительское пособие. (Книга вторая - после "Азвуки..." - из серии «Образование Русской Речи. Курс русского языка как родного») Екатеринбург, РИТМ, 2023. - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=397

 

(Российский Институт Творческого Мастерства - РИТМ. – 2023г.)

Публикация в электронном журнале  «ЗОВУ РИТМ», ноябрь 2023

 

 

ЛЮБОПЫТНЫЕ СЛУЧАИ С ЭТИМОЛОГИЕЙ СЛОВ

 

Хотелось сказать «интересные» случаи, ведь так в разговорах уже стало более привычно. Однако тут же вспомнилось, что «интерес» - слово латинизированное, т.е. мы с вами помним, что ранее было сказано о латыни (см. нашу статью «Русская Латина» в книге «Родные слова: правильно ли говорим и понимаем»), что латынь создавалась на основе древних «русскоязычных», если так условно можно выразиться, говоров на землях, которые мы сейчас называем «европейскими». Ну правильно же пишут лингвисты по этимологии, когда указывают, что слово это пришло то ли от поляков, то ли от немцев, но в любом случае восходит к латинскому языку. Просто-напросто дальше они то ли не ведают, то ли умалчивают, что латынь тоже создавали и создавали из чего-то, о чём умалчивается. Вообще-то, конечно, не умалчивают, а скрывают за туманом выдуманного в кабинетах т.н. «индоевропейского» праязыка. А потом слово вернулось к нам, поэтому мы слово «интерес», рожденное из наших родных корней и измененное в латыни, считаем теперь формально нашим же, но уже «латинизированным» понятием. Тем более и лингвисты, вроде бы основывающиеся на формальном подходе, условно-знаковом, ударяются в свои фантазии при осмыслении слова, якобы «интерес» - это «иметь значение», «выгода», «польза», «нечто вызывающее внимание» и т.д., и т.п. Перечисляют устоявшиеся значения.

Здесь что же, опять подмены начинаются? Ведь перечисленное – это словарные, т.е. лексические значения, если говорить на понятиях современной лингвистики? А где же обещанная этимология? А что же тогда у них – смысл, толкование? И почему дальше не докапываются - до глубины, до истоков, если они имеют в виду «этимологию», т.е. происхождение слова? Не видят буквы, не слышат звуки?

Или задача у них заключается лишь в том, чтобы увести подальше от правды о Языке, от живых истоков человеческой речи, раз согласно выражению современного известного экономиста Валентина Катасонова: «мы живём в эпоху сплошного тотального обмана». И этот обман не может обойти стороной лингвистические науки, как и историю и прочие гуманитарные дисциплины. По крайней мере, нашей практикой обращения к справочным источникам по этимологии заявление В.Катасонова вполне себе подтверждается (и вы эти наши попытки опереться на источники видите по нашим разборам, когда мы пытаемся что-либо здравое выцепить из существующих словарей). Пожалуй, только некритичный ум может такие вещи принять за ценное знание и авторитет (когда не обдумывают, а просто заучивают или цитируют).

Ведь прямо перед глазами состав слова «интерес» - это «in + Tera», что даже в латыни, если брать в самом общем смысле, понимается как «быть между», «быть посреди», «выделиться, быть значимым» и т.п. А вот корень Tera и его вариант Terra, как название планеты Земля в своё время конструкторы латыни взяли из корней русскоязычного местного населения, от которого происходит известное нам сегодня русское слово «тереть, растирать», которое само образовано от древнего корня «ТЕРЪ», от которого не только «тер-еть», но еще и «тер-н, тер-новник», «тер-ять», «тер-петь», «тер-зать», «тере-бить», «тер-ем, тер-емок» и т.п., т.е. это к тому, что если в латыни мутновато с происхождением слова, то в корневой системе русского языка этот же корень довольно чётко ложится на большую смысловую матрицу, объединяющую разные слова из единого смыслового ядра. Ложится системно и закономерно, и это вам не гадания латинистов и прочих лингвистов, ограничивающихся «условно-знаковым» подходом. У них ведь как: если кто-то что-то написал хоть что-нибудь и как-нибудь, хоть три буквы в известном месте, то это – «памятник письменности», подпадающий под современные «научные» критерии. А если не написано, то «какая же это наука»! Приехали называется!..

Пойдем дальше. Напоминаем, что мы здесь работаем со звуками речи в физическом пространстве человека и многоуровневой тонкой энергетике человека, где как раз и «проживает» человеческая мысль или идут процессы мышления (и не ссылаемся, якобы «научно», на чьи-то суждения о буковках неизвестного происхождения, типа, «письменность изобрели шумеры» и т.п., вычитанные еще у кого-то). И показываем это тем, кто в состоянии усвоить.

Изначально, по смыслам звуков, «ТЕРЪ» - это «устойчивый поток энергии», и данное звукосочетание входит в ранее рассмотренную в этой книге корневую систему «ТОР – ТУР – ТЕР…» по энергетическим центрам пространства восприятия человека (см. в статье «Слово как проявление группы близких слов»).

Ничего подобного в латыни и «производных» от неё языках и близко не существует, потому что они строятся на частичных заимствованиях у местных (как недавно у фашистских оккупантов, вроде «млеко, яйко» и т.п.) и не в состоянии отразить целое, т.е. единый Язык изначальный, Живое Речение, контуры которого мы сегодня угадываем в русском языке, который хотя бы больше других языков сохраняет сведения о первом едином языке предков.

Конструкторы же латыни сильно не заморачивались, в латыни tero, terere – это «тереть, протирать, топтать, попирать, оскорблять» и т.п., т.е. брали у местных и вообще из значений слов что понятней, приземлённей для грубых завоевателей, далеких до утончённых высот энергетики человека. Ладно, хватит пока об «интересе». Перейдём далее к любопытному.

Вообще-то сегодня мы и хотели поговорить совсем о другом. Понятно же, что мы не можем взять и пересказать с коррекцией на новые наши открытия весь словарный состав русского языка из сотен тысяч слов. Вот и разбираем понемногу просто любопытные случаи, которые по ходу жизни попадаются, но представляем эти разборы так, чтобы дать понимание уже о системе и закономерностях словообразования, а не только что-то там сказать о каком-то слове.

Вот и сейчас возник вопрос к слову «ПОДОШВА». Сразу подумалось, с чего бы это? Неужели в этимологическом словаре опять ничего толком не объясняют? Посмотрели в словаре и увидели, что слово «подошва» считается исконно русским, но действительно объяснение даётся весьма странное, оно якобы «производное от подъшити «подшить» (в словаре так и указано, цитируем: «производное от шити; старое шьвъ > шов после падения редуцированных и изменения е > о»). Вот такая уж у русскоязычных лингвистов прозападная гадательная этимология, когда хочется спросить, а лингвисты сами видят, какие они буквы пишут в тексте?!

Смотрите на звуковой состав (или буквенный): где шить, а где шов? Там ведь вообще ничего общего, кроме «Ш», разве не видно? Даже формально-логически мы с вами можем сказать, что понятие «шов» гораздо шире понятия «шить», а не наоборот. После шитья получается шов, но не всякий шов образуется от шитья. Разве не так? Тогда в чём проблема у этих вроде бы учёных лингвистов?

О том, что современные лингвисты напрочь оторваны от истоков Живой Речи, наверное, уже и не стоит лишний раз упоминать. Это теперь уже само собой, как факт. Давайте лучше представлять с вами вживую полнозвучное звукосочетание «ШОВА» («ШОВЪ»). Вы же помните из прежних разборов, как погружаться в осмысленное звучание слова?

Вот вы в центре (идёт процесс пространственного восприятия), где звучит «А», вибрирует энергия этого звука, как всякое новое начало.

Тут же обращаем внимание на согласный «В», слышим голос (или, читайте «голъс» наоборот, - слог), слышим в форме «ВА». Так звучит процесс изменения, преобразования, если хотите, трансформации.

А что именно изменяется в этом конкретном случае, указано в начальной части слова, где уточняющий слог «ШО». Образ в общем виде тоже понятный из найденных ранее смыслов звуков речи (см. в книге «Азвука Родной Речи»). Звук «Ш» – обозначает разделение, границу, как бы «прокладку», или как бы «между» чем-то и чем-то. Звук «О» - это процесс выделения, отделения чего-нибудь от целого (например, отдельного дерева - от леса). В некую условную конфигурацию.

Не очень только понятно получается с разбираемым словом, потому что звук «О» в пространстве восприятия человека – в 3-м центре, а мы с вами уже знаем, что все базовые слова связаны с самим человеком, а потом только проецируются на окружающий мир. Это еще и к тому, что «шить» и «шов» это разные слова, а не однокоренные даже, как сегодня могут подумать (напоминаем, что «шить» - это для «шва» только частный случай).

Так вот, пройдите вокруг человека. Где в области 3-го центра в человеке мы можем увидеть что-то похожее на шов (если на теле что-то после раны, то это вообще-то обычно «шрам»). А смотрим мы от сердца (центра человеческого восприятия – «середины целого»), т.е. 4-го центра, смотрим вниз, потому что «О» ниже, в 3-м центре.

Следовательно, спускаемся физически, пространственно (здесь вновь обращаем внимание на то, что здесь уже не буковки условные, речь идёт о физике, о пространственности звучащей речи и звучании как энергии), спускаемся в пространстве человека еще ниже, а там 2-й центр с утраченным гласным и 1-й с гласным «У».

Вместо утраченного звука, как известно еще из древнерусского, о чем историки русского языка знают, подставляли на письме дифтонг «оу». Наверное, понятно из сказанного, что звучало раньше что-то вроде «шОУвъ», однако ничего вроде «падения редуцированных», как полагают современные лингвисты, основываясь на глаголе «шить», в этом месте не наблюдается, потому что у слов «шов» и «шить» связь даже по логике только косвенная, частичная (они друг от друга не происходят).

Прозападные лингвисты любят фантазировать, называя такие вещи в языкознании гипотезами и принимая в последующем их за факты! За неимением реального знания.

Но вернемся к человеческому низу. Что за «шов» мы там можем увидеть? То, что считаем «задом», «промежностью» и половые органы? Наверное, да. Особенно, если не ограничиваться только лишь мужским «низом».

Если вы вообще заглядываете в словари, то даже сегодня в словаре можно вычитать, что в самом общем смысле «шов» - это вообще-то просто «место соединения», понимаете?

Если же уточнять, если же далее это касается каких-то материалов вообще (обратите внимание, уже вне человека), то соединяться они могут не только «шитьём» (к вопросу о недодумывании темы лингвистами), но еще и сваркой, и пайкой, и клёпкой, и склеиванием… Это мы к тому, что понятие «шов» логически шире понятия «шить». И еще к тому, что первоначально, в пространстве восприятия самого человека, нет никакого шитья, а «Шов», как место соединения, есть!

Теперь, после того, как мы с вами основательно выяснили, что слово «Шов» в пространстве восприятия человека локализовано внизу, в области 1-2-го центров, нам нужно убедиться в этом, проверить, так ли.

Кто с нами не раз участвовал в таких смысловых разборах, наверное, теперь сразу посмотрят вверх от сердца, в область 6-7-го центров, согласно правилу инверсии корней в русском словообразовании.

Озвучиваем наоборот – получается «ВОШЪ».

Есть там слово с таким корнем?

Если с гигиеной личной у вас всё в порядке, то вряд ли. Это шутка.

А если серьёзно, то теперь, из данного разбора вы понимаете и происхождение понятия «Вошь, вши, вшивость» в пространстве восприятия человека, что это понятие, обозначающее паразитов, через корень «Воша (Вошъ)», по смыслу как «нечто измененное, отдельное от основной части», и это понятие связано с другими словами в пространстве восприятия человека, в частности, с понятием «Шов», как только что увидели.

А современные прозападные лингвисты не знают этого. В этимологических словарях у них так и указывается, что «вошь» - «общеславянское слово неясной этимологии». И у них это понимается как «то, что кусается». В общем, здесь тоже нелогично соединяют частное и общее (как в случае «шов» и «шить»), не разделяя корень «ВОШЪ» от паразита «вошь», хотя в русском языке мы с вами чётко знаем, что «вшивый» - это не только тот, кто с паразитами на голове, но еще и просто «плохой, презренный» и т.п., как указывают в толковых словарях, т.е. понимается гораздо шире, понимается в связи с общим состоянием человека, с характером, с мышлением и т.д., в соответствии со смыслом древнего корня «ВОША», а не ограничиваясь только паразитами. Об этой разнице, похоже, сегодня почти все забывают. И, пожалуй, достаточно.

Мы с вами здесь вообще-то выясняли то, что искали – проверили, и выяснили, наконец, что слово «ШОВ» в пространстве восприятия человека точно внизу, в области 1-2 центров. И дальше мы уже возвращаемся к слову «подошва», с которого начали.

Вот теперь уже читаем как и написано, понимая, что подошва – это то, что «ПОД ШВОМ», т.е. ниже шва. А где у человека основной «Шов» по смыслу и пространственно (телесно), мы с вами уже выяснили. Изначально это воспринималось, как все базовые слова, через образ человека (мы же помним правило, что Живая Речь, все изначальные смыслы заданы в энергетике человека в пространстве его восприятия). Что изначально имелось в виду в слове «подошва», мы сейчас не можем сказать, понимаем только то, что это внизу. Теперь мы имеем дело только со вторичными явлениями, переносами. Так осмысленное слово спроецировалось сначала на обувь, где подошва тоже пониже шва. К тому же понятие всё еще остаётся в пространстве восприятия человека. А затем уже стали переносить и на другие аналогии, вроде «подошва горы (или холма)», имея в виду основание, место начала подъёма в гору.

В общем, всё просто и доказательно, если знать правила словообразования в Живой Речи. Подчеркиваем, не в современной лингвистике прозападного толка, а именно в ЖИВОЙ РЕЧИ, доставшейся нам от мудрых предков Золотого века, когда творили Словом!..

(продолжение следует)

 

Скачать книги:

- АЗВУКА РОДНОЙ РЕЧИ. Учебно-просветительское пособие. - (Книга первая из серии «Образование Русской Речи. Курс русского языка как родного») Екатеринбург, РИТМ. 2019. - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=347

- ПРОИСХОЖДЕНИЕ И СОСТАВ РОДНОЙ РЕЧИ. Учебно-просветительское пособие. (Книга вторая - после "Азвуки..." - из серии «Образование Русской Речи. Курс русского языка как родного») Екатеринбург, РИТМ, 2023. - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=397

 

 

(Российский Институт Творческого Мастерства - РИТМ. – 2023г.)

Публикация в электронном журнале  «ЗОВУ РИТМ», декабрь 2023

 

 

 

 

… (Продолжение. Начало см. «ЗОВУ РИТМ», август-декабрь 2023)

 

КАК ВАРИТСЯ «ЭТИМОЛОГИЧЕСКАЯ» КАША В ГОЛОВАХ

 

Проблема в том, что в правилах словообразования и в Живой Речи, и в современном русском языке многие пока что не видят необходимости и заимствуют бытующие значения слов из ближайшего окружения той среды, где оказываются и к которой приспосабливаются. Они оторваны от истоков, от корней, и подвержены воздействию всех ветров, как перекати-поле. Ими манипулируют, их используют. В этой части населения нередко можно услышать:

- …Кому какая разница, какое значение было несколько веков назад, если щас значение у слов отличается?..

У таких первейший мотив – быть «как все», вписаться в среду (в толпу, в стаю или, говоря на языке психологов, в «примитивную социальную группу»). И не возникает вопросов, кто же ПОДМЕНИЛ смыслы слов – коварный враг или невежественный сосед, и куда в конце концов подмены настоящего фальшью приведут? К примеру, неважно, каково происхождение слов «мужчина» или «мужик» (аналитическое мышление не работает в такой голове), предпочтение отдаётся тому, что слышит в своей среде от окружающих. Поэтому в одной группе (пока не будем вдаваться в нюансы социальной психологии, здесь разговор о словах) «мужик» - это что-то уважительное, а в другой, наоборот, уничижительное, оскорбительное. Хотя согласно правилам русского словообразования всё просто: от древнего слова, а теперь уже первоначального корня «МУЖЪ» происходят слово «мужчина» (расшифровывается как «муж в чине» и здесь комментарии излишни) и слово «мужик» (здесь корень + уменьшительно-ласкательный суффикс «ик», что может быть понято и как ласковое обращение к близкому, родному человеку, и в нейтральном значении «маленький муж», и в оценочном, как «муж низкого социального положения», по крайней мере, подразумевается ниже того, кто этим словом обращается). Но не наученным думать людям такое знание ни к чему. Поэтому не обдумывают и не ищут правды. Вот в комментариях к разбору слов один и пишет:

- …Объяснить таким невозможно, они живут по своим выдуманным понятиям. Одним словом придурков и дебилов стало очень много…

Грубовато, конечно, высказывается и далее по своим наблюдениям добавляет, что с 90-х годов прошлого века таких становится всё больше и больше. Тенденция вполне понятная, раз сложившийся ранее общий уровень культуры и образования падает, а лингвистическая наука по русскому языку, как нарочно, сложена с самого начала по западным лекалам, т.е. против русского языка (о чём специалисты по русскому языку обычно предпочитают не говорить, или не задумываться). И деградирует вместе с Западом, как пристёгнутое звено. Вот и слышишь теперь вокруг часто откровенно пренебрежительное и бездумное:

- Не парься!

Обычно понимаемое как «не придавай значения, не думай, забудь, не переживай, не волнуйся»! Видимо, где-то в глубине подсознания (или родовой памяти) чувствуя, что «ПАРИТЬСЯ» - это прежде всего как раз «думать и переживать, пропускать через себя, через свои чувства и мысли, т.е. осмысливать до самых глубин, до чистых истоков»! А не в баню сходить «попариться». Потому что формально (прозападно) работающие с языком лингвисты не объясняют или сами не знают, что к чему. Поэтому у них теперь изначально родственные слова «ПАРЬСЯ» и «ПАРЕНЬ» никак не связаны между собой. Связь разве что косвенная (социальная), когда современный должный как раз «париться» в высшем смысле «парень» уже и «не парится» нисколько, т.е. ни о чём не волнуется, совсем как робот!

В этимологических словарях обычно указывают, что «парень» слово исконно русское, и на этом всё здравое заканчивается и далее начинаются выдумки, усиленное давление засевших во все социальные институты «западников» (для кого еще секрет, что «нашествие» всего европейского (франко-германо-английского) на Русь - в широком изначальном понимании - шло через польское, а затем уже и украинское «вторжение» во все поры местных обычаев и представлений о мире и жизни в наших краях, что хорошо видно как раз на примерах слов и языков, не говоря уже об историческом обосновании, - см. по этой теме работы историка А.В.Пыжикова о «польско-украинском иге» на Руси?). Вот и здесь официальной лингвистике видятся «истоки» слова парень в украинском «парубок» (и как вариант диалектное «паробок»). Далее не видим нужды пересказывать этимологические фантазии любителей на основе такого словарного «исходника» и прозападных лингвистических теорий (поищите-почитайте, если любопытно и не жалко личного времени жизни).

А мы перейдём к более «материальному», основательному, доказательному (т.е. к физике, к энергиям в пространстве и смыслам). И сразу же укажем, что об этой словообразовательной матрице ранее нами было рассказано в работе о происхождении звуков русского языка «Азвука Родной Речи» (2019) в главе «исторический фокус современного лингвиста» о том, как прозападным специалистом осуществляется подмена. В описанной словообразовательной матрице древний корень «ПАРЪ» звучит в 4-м центре, в области сердца. И далее от него образуются все производные слова, включая и употребляемое до сих пор синонимичное «парню» обращение «ПАРЯ» (в прозападной лингвистике вам будут впаривать подменённое, противоположное, как будто «парень, паря» - от «парубка», как и слово «пар» - якобы от «преть», что еще ждать от бесчувствия к природе человеческой речи).

Чтобы понимать, а как же на самом деле, нужно начинать с себя – от своего сердца и пространства восприятия, от живой энергетики и изначальных осмысленных звучаний. Помнить, что Живая Речь органически вписана в природу человека, и слова нужно искать прежде в природе человека, а не где-то в окружающем мире или в чужих языках. Вот почему, как только возникает вопрос о происхождении слова, сразу же нужно обратиться не к украинскому языку и прозападной (европейской) науке, а к родным корням и истокам. К ЖИВОЙ ПРИРОДЕ! И далее продолжать осмысленный разбор по естественным правилам словообразования (как раз по природным, по энергетике звуков в пространстве смыслов).

Пока мы с вами, указав, что корень «Паръ» в 4-м центре, пребываем перед выбором, согласно еще одному правилу - о векторах (т.е. направленности потока энергии), вниз или вверх ориентирует нас этот корень. Если трудно пока с чувствованием энергий и смыслов, помогут родственные понятия из тех же звучаний. Много ведь и не нужно. Например, достаточно здесь обратиться к близкому по звучанию однокоренному слову «ПАРИТЬ» (в современном понимании «летать»), и сразу же понимаем, что это где-то вверху.

Для достоверности в осмысленных разборах слова обычно обращаемся к правилу инверсии (зеркального отражения) корней, т.е. смотрим, есть ли внизу пространства восприятия что-нибудь с корнем «РАПЪ».

Оказывается, есть, например: слово «РАПА», о котором часто ищущие говорят, что в этимологических словарях его нет, но есть в разных научного характера справочниках в значении «высококонцентрированный раствор солей, рассол на соляных озерах или в заливах», т.е. если мы туда придём, для нас это будет где-то под ногами, которые окажутся в этом растворе, т.е. внизу нашего пространства восприятия (если умолчать здесь о некоторой «солёности» органических выделений мужчин и женщин, хотя именно то, что непосредственно первично для человека, и заложено в природу словообразования). С чем-то «жидким» связаны и другие похожие слова, которые в пространстве восприятия ниже сердечного звука «А», т.е. формально близкие слова (из той же общей смысловой матрицы) со звучаниями «О» и «У». До сих пор в словарях можно встретить слово «РОПА» в сохраняющихся поныне значениях «сукровица, гной, рассол» и даже «нефть». А еще есть - тоже внизу - слово «РУПА» в значениях «колючка, игла (растения, ерша, ежа и т.п.)»…

В общем, подтверждение того, что корень «ПАРЪ» ориентирует вверх, в смысле эволюционного восхождения, мы с вами нашли. Выходит, повторимся для надёжности запоминания, что для предков «ПАРЯ» и производное от него (суффиксальным способом) «ПАРЕНЬ» - это тот, кто как раз думает о высоком и совершенствуется, т.е. по-настоящему «парится» - волнуется, переживает, старается, растет духовно, живёт полноценно, движется к божественному и не слушает нынешние голоса со стороны, вроде «не парься», увлекающие в противоположном направлении, в сторону деградации, разложения во всех смыслах. Изначально отсюда же и слово «ПАР» того же корня, понимаемое как «испарение» и всё, связанное с этим процессом. И слово «ПАРИТЬ» как переноситься с одного места на другое. И от этого же древнего корня «Паръ» даже родное слово «ПАРОМ» как средство переправы с одного места на другое того же корня, но это слово по недоразумению или нарочно, как «западники», производят от польского или греческого слова, а когда признают исконным, то неправомерно сводят к слову «переть». Так что можете запомнить сказанное нами здесь о слове «Парень» и далее просто игнорировать толкающих в прозападную зависимость лингвистов, навязывающих для этого слова значение вроде «лицо мужского пола, достигшее зрелости, но не состоящее в браке (первоначально молодой крестьянин)» и т.п. Есть и историческое подтверждение того, что предки понимали понятие «Паря, Парень» как нечто высокое и важное, «верхнее», если иметь в виду пространство восприятия человека.

Тут вспоминаем, в качестве подтверждения, что наши выводы верны, еще одно правило словообразования в пространстве восприятия – правило переноса корня без инверсии, но с добавлением еще одной части. Если понимаем, что в Древности Язык был единым, то в Южной Индии находим слово из корня «Паръ», но с добавлением суффикса - «пара-йян», обозначающее не только социально, но и психофизически «низкое» существо, т.е. как бы недоразвитое, этим словом обозначают там «одну из неприкасаемых каст». В европейских языках производное от этого индийского понятия слово «пария» приобрело значение «отверженный», «бесправный», в переносном значении «изгой общества».

Вот такая разница вообще-то получается между «париться» (т.е. думать) и «не париться» (просто доверяться тому, что понаписали о русских словах прозападные лингвисты). Поэтому и трудно согласиться с мнением писателя и лингвиста Льва Васильевича Успенского (1900 - 1978), когда у него видишь в книге о словах, что «этимологи - люди дотошные». Да, занятие историей слов – это действительно увлекательно, и многие встают на этот путь. Но только лишь дотошности мало, когда в мире слов, как на поле боя или в заражённой местности, полно оставленных прежде опасных обманок, с которыми можно столкнуться. Они, как нарочно оставленные или забытые на полях мины, могут подорвать здравое направление вашей мысли, калечить сознание, если привести такое грубое сравнение. Особенно, если пользоваться данными «той стороны», враждебной, что далеко не секрет, если учесть, что нам не только историю подсунули «прозападную», но и русское языкознание составлено по западным лекалам. И это не секрет, об этом в учебниках можно прочитать. Такое положение многих не устраивает, как излагается история русских слов в имеющихся сегодня этимологических словарях, что и побуждает на самостоятельные поиски истины. Но людям в этой области как раз не хватает ЗНАНИЯ О ТОМ, КАК УСТРОЕНА ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ РЕЧЬ, и еще системности в разборе слов (гадание по одному слову – это очень часто совсем не то). И получается, в результате, довольно часто лишь приправленная как бы «наукой» неудобоваримая «этимологическая каша», в которой и трудно, и довольно неприятно разбираться. Как в длительное время захламляемом мусором месте. Давайте взглянем на эту ситуацию внимательней, чтобы в дальнейшем избегать хотя бы части ошибок.

Как же варится «этимологическая» каша в головах людей в нынешнее время?

Наблюдения показывают, что, оказывается, варится такая каша в головах довольно просто. Например, в каком-нибудь популярном издании (в газете, по радио или на сайте) предлагается кем-то набор слов с нафантазированной «этимологией», что, конечно же, оттолкнет разбирающихся или вызовет у них смех (хотя автору изложенное кажется, быть может, «открытием» научного уровня, если нарочно не врёт). Разве можно, не имея системного знания и лишь полистав словари, выдать что-нибудь толковое и стоящее? Но подобная «публикация» состоялась, представьте себе, её уже видят тысячи любопытных глаз, среди которых во много раз больше тех, кто эти, мягко выражаясь, «необычные» истории слов, доверчиво принимает за чистую монету, то бишь за «научную информацию», и может передавать потом дальше по сарафанному радио в доверительных беседах с детьми и родными, друзьями и прочими знакомыми! Главное, зацепить такого читателя чем-нибудь, мягко выражаясь, «необычным», с чем ему захочется поделиться с другими – и дело сделано! На это и расчёт! А потом, через некоторое время, может быть, еще какой-нибудь профессиональный лингвист (с прозападным обучением, раз по-другому сейчас не учат) захочет собрать такие вот кривые «народные» представления, обобщить их как-то и тем самым создать из кривотолков некий словарный «научный факт». Как говорится, пошла писать губерния! В современных словарях такой ненужной и просто вредной информации полно! Без всяких даже иностранных специалистов Запада, так сказать, своими руками и головой распространяется муть «на благо ближних»! Так и происходит не просто искажение языка, а уже загрязнение сознания мутной информацией, в которой теперь, спустя всего-то несколько столетий, тонет уже всё здравое и нужное! А изначальные смыслы слов теряются в новых словарных значениях.

Не только мы замечаем такие вещи. В комментариях к одной такой «этимологической» публикации увидели мы такое мнение: «…Ужас в том, что статья написана непрофессионально, с грубыми ошибками. Хотелось бы сказать автору-недоучке: "не знаешь - не пиши", исправлять дороже. А уважаемым читателям советую читать этимологический словарь русского языка Макса Фасмера…»

К этому другой читатель вполне резонно добавляет: «…В основном, верная реплика. Отмечу лишь, что у Фасмера много ошибок, т.к. он не знал алтайских и угорских языков, а работал в основном (как и его редактор и переводчик О.Н.Трубачев) в русле индоевропеистики…»

С последним и мы согласимся, потому что при обращении к словарю М.Фасмера, как могут заметить наши читатели, очень часто сталкиваемся с недостоверной информацией прозападного толка, основанной как раз на прозападных лингвистических теориях, на которых в основном и строится, к сожалению, современная заформализованная наука о русском языке, которую трудно называть «языкознанием», поэтому чаще говорим, по-европейски, о «русской лингвистике», как она того и заслуживает (мы для себя видим разницу между родным языкознанием и «русской лингвистикой»). Тем более и словарь М.Фасмера в оригинале написан на немецком языке и предназначался для его соотечественников, т.е. немецких читателей (для нас такая «переводная литература», между прочим, будет даже формально как русский язык для иностранцев, но её нам проталкивают как «авторитетнейшее издание»).

И раз здесь собрались показать, как делается «этимологическая каша», то давайте эту кашу и показывать...

(продолжение следует)

 

Скачать книги:

- АЗВУКА РОДНОЙ РЕЧИ. Учебно-просветительское пособие. - (Книга первая из серии «Образование Русской Речи. Курс русского языка как родного») Екатеринбург, РИТМ. 2019. - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=347

- ПРОИСХОЖДЕНИЕ И СОСТАВ РОДНОЙ РЕЧИ. Учебно-просветительское пособие. (Книга вторая - после "Азвуки..." - из серии «Образование Русской Речи. Курс русского языка как родного») Екатеринбург, РИТМ, 2023. - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=397

 

(Российский Институт Творческого Мастерства - РИТМ. – 2024г.)

Публикация в электронном журнале  «ЗОВУ РИТМ», январь 2024

 

 

 

 

(Продолжение. Начало см. «ЗОВУ РИТМ», август-декабрь 2023 и январь 2024)

… В цитируемой публикации автор пишет:

«…Слово «МЕДВЕДЬ» во многих языках Европы означает просто «коричневый». Раньше для медведя существовало собственное имя, но это было табу, потому что считалось…» и т.п. Дальше не хочется даже лезть в бочку, в которой не определить чего больше – мёда или дёгтя. Даже не каша, а какая-то нелепая бурда получается. И сразу вопрос возникает по логичности текста: а что, в Европах прямо так «по-русски» и говорят – «медведь» - и это у них «коричневый»? Некоторые читатели, видно, понимают, о чём автор, но не соглашаются, аргументируя следующим образом:

- Даже не комментирую слово «медведь» (который, как известно, ест «мёд» и, соответственно, «ведает» его, отсюда «мед-ведь»), и вовсе не «коричневый», как в некоторых других индоевропейских языках (в германских, например), а в греческом - иначе…

Другой комментатор тут же добавляет:

- Настоящее название «медведя», действительно, раньше было табуировано. Он назывался «Бер» (отсюда "берлога" - жилище «Бера»). В английском и норвежском языках он до сих пор так и называется: bear и bjorn соответственно…

Давайте пойдем немного навстречу всем троим, кого здесь цитируем. Возможно, в европейских языках и встречается звукосочетание, вроде bear, с переводом как «медведь» или «коричневый» (не хотим в этом даже копаться, потому что сходу удивляет и отталкивает то, что происхождение русского слова «медведь» ищется именно в европейских языках, раз «прозападные» специалисты давно всю русскую лингвистику при её создании по ложному следу пустили). В известных этимологических словарях, считающихся «научными», и то слово «медведь» объясняется как «медоед, мёд едящий»! Готовы здесь отчасти даже на вариант «Бер» согласиться (с теми, кто ссылается на «берлогу»), как на еще один заменитель запретного «настоящего» имени этого зверя, но и это еще не есть настоящая этимология, потому что не объясняется, как именно произошло это слово.

И, кстати, не стоит искать что-то стоящее по «облегченным» онлайн-словарям, из которых, видимо, у ищущих из «медведя» и получается «коричневый» (тут впору воскликнуть, и эти люди запрещают ковыряться… Ой, извините, т.е. берутся еще рассуждать об этимологии русских слов!). Ведь на самом деле в отношении медведя в русской традиции испокон веков существует выражение «БУРЫЙ медведь», а не «коричневый»! И как раз от этого «бурый» в европейских языках искажённое звучание, вроде английского bear.

Может быть, пока и достаточно? И лучше тогда для наглядности объяснить, откуда на самом деле все эти - «Берлога», «Бер» и «Бурый» (о говорящем выражении «мёд ведающий или едящий» рассуждать нет необходимости).

Мы уже давно на многих примерах рассказываем о природе русских слов, и местами даже повторяемся. Как вот и в этом случае, когда напоминаем, что в словах, обозначающих цвет в пространстве восприятия и энергетики человека, если есть звук «У», то они, согласно спектру, как правило, относятся к 1-му центру (или к 1-2-му, если трудно определиться, раз утрачен гласный 2-го центра). С прилагательным «Бурый» и корнем «БУРЪ» именно такой случай (по смыслу в этом корне «сосредоточенная, собранная или полная сила», которая может быть направлена в любую сторону, может быть приложена к чему угодно, хотя в целом обычно на проявление жизни, совершенство и развитие – разумеется, сказанное относится прежде всего к периоду «дотехнократическому»). И от этого корня известные сейчас слова: Бурь-ян, Бур-я, Бур-ан, Бур-ить, Бур-лить и, конечно, Бур-ый.

Раз мы здесь от «условно-знакового» (с буковками, выдуманного, нафантазированного) подхода современной лингвистики сразу же переносимся в звучащее пространство энергетики человеческой Живой Речи, т.е. к реальной физике, дальше работаем уже по правилам русского словообразования, о которых не задумываются увлекающиеся «прозападным» формальным подходом. Ведь реально с первого крика только что родившегося младенца мы с вами понимаем, что Слово звучит в физическом пространстве человека, как энергия, как сила материальная, и что придуманные неизвестно кем буковки и прочие условные знаки тут ни при чём! И вот, если корень «Буръ» звучит в 1-2-м центрах, т.е. внизу пространства восприятия человека, то смотрим теперь вверх, в область 6-7-го центров, на его зеркальное отражение, инверсию «РУБЪ». Раз знаем, что 6-й центр у человека в области головы.

Кстати, в цитируемой публикации приводится еще и пересказ из этимологических словарей о слове «РУБЛЬ» с этим корнем: «Этимологически слово является родственным древнерусскому «рубить»: рубль - это обрубок гривны», денежной единицы Новгорода и Москвы XIV-XV веков. В своём формальном подходе здесь прозападные лингвисты не отдают себе отчёта даже в том, что передают лишь частное историческое (словарное) значение, но так и не объясняют, каким образом и из чего произошло само это слово, откуда оно взялось у тех же новгородцев, на которых ссылаются на эмоциях, но бездоказательно невежественные толкователи. Понимаете, о чём мы? У них всё просто: «Рубль» - это «когда отрубали от гривны половину»! И больше ничего? Если вы сказали «А», скажите тогда и «Б»! Если сказали, что «рубль» - от глагола «рубить», то объясните, откуда глагол «рубить»!

На первый взгляд, вроде так и кажется, потому что «рубль» и «рубить» одного корня. Но не более того, на самом деле. Изначально дело не в серебряных гривнах, если мы говорим о происхождении слов, которые звучат и проявляются живой энергией в пространстве восприятия человека, т.е. не в металлах дело, даже драгоценных. Смотрите, где слово звучащее, а где гривна металлическая? Звук, буква и металл – они даже логически вообще-то в разных предметных классах наших представлений о мире! Похоже, с логикой совсем плохо у составителей словарей, даже с простейшей формальной!..

Давайте остановимся на мгновение, чтобы задержать внимание на важном. На данный момент мы с вами видим в пространстве восприятия энергетики человека полярную связь между звучащими словообразовательными корнями «БУРЪ» внизу и «РУБЪ» вверху. Если с первым корнем выше уже приведены понятные примеры, то для понимания нужно теперь указать на сохранившиеся в современном русском языке примеры с корнем «Рубъ», чтобы осознать и его место тоже в звучащем пространстве восприятия человека. И в первую очередь здесь вспоминается очень близкое каждому на каждый день слово в области 6-го центра (головы, рта), слово «Рубать» в значении «принимать пищу, есть, кушать», т.е. полагается деление, расщепление пищи, измельчение её на кусочки, на отделённые друг от друга частицы еды, разжёвывание во рту. Отсюда до сих пор и грубо-разговорные производные «Руб-ало, Руб-алово», которые поначалу были связаны именно с самим человеком, т.е. с поеданием пищи, переходом веществ в организме из одного состояния в другое, с преобразованием энергии, а потом только уже стали связываться ассоциативно, благодаря близости с однокоренным «Руб-ить», с внешним миром, т.е. с драками и боями с холодным оружием, где тоже как будто разделывают, т.е. разделываются с противником. Отсюда и пространственные образы в последующем словообразовании от этого корня: Руб-ец, Руб-еж (там же, в области головы), и далее «Руб-ило, Руб-илово» и «Руб-ль» (вот как на самом деле с происхождением «рубля», а не в частном случае с новгородской монетой, которая названа лишь по аналогии, если мы с вами помним, что все базовые слова сначала звучат в пространстве восприятия самого человека, - напоминаем, с самого рождения младенца, - а потом только проецируются на окружающий мир). Или вот еще Руб-аха (уже внизу, в области 1-2-го центров, согласно словообразовательному правилу переноса без инверсии, но с добавлением суффикса). О том, что это слово точно внизу, напомнит вам древний фразеологизм «в рубашке родился» (роды связаны со 2-м центром). Близко к разгадке корня «Рубъ» подходит в своём словаре Л.В.Успенский, который пишет:

«…Древнее «рубъ» значило «край», «грань» (ср. «отруб», «рубеж»). С ним связаны «рубец», «рубить», «рубище». «Руба», «рубаха» - понималось как сшитое полотнище, с рубцами, может быть…»

Но у него нет описанной нами системы живого словообразования, поэтому и догадка приблизительная. И тут наш грамотный читатель скажет, постойте! Ведь гласный звук 6-го центра «Э», а не «У». Конечно же, так. Пока мы с вами говорили только о корне «Буръ» внизу и его зеркальном отражении вверху «Рубъ».

Если же теперь в разбираемом корне вместо «У» подставить звук 6-го центра «Э», смысл корня изменится, и получится «РЕБЪ» (в смысле «воспроизведение полноценного начала» или «восстановление божественного», что и понимаем по звукам, см. об этом в нашей работе «Азвука Родной Речи», 2019). Понятно, что и корень остаётся тоже в 6-м центре, в области головы. И вовсе не случайно конструкторы латыни взяли для обозначения головоломки именно этот корень в известном сегодня слове «Реб-ус» (rebus). А у нас в 6-м центре есть древнее слово «Реб-я, Реб-ята», т.е., образно говоря, «головастые», «смышлёные». И от него - с переносом без инверсии, но с суффиксом во 2-й центр – получается далее слово «Реб-ёнок».

Только ведь сам корень «Ребъ» тоже зеркалится вниз, в область 1-2-го центров. И тогда в звучащем поле мы с вами слышим корень «БЕРЪ», который в комментариях к упомянутой публикации и связывается с медведем. Вот ведь как в многогранном живом словообразовании звуки и слова связаны, и это вам не смутные догадки «прозападных» лингвистов и прочих верующих в буквы! А из проделанного разбора вы теперь понимаете, что пока что находимся в пространстве восприятия самого человека и до медведя, как лишь вторичном значении, как переносе значения от человека на что-либо внешнее, еще далеко (т.е., как вы теперь понимаете из правил живого словообразования, изначально корень «Беръ» с медведем вообще никак не связан).

Смысл корня «Беръ» («Бера») изначально заключается в «силовом распространении влияния Ра», или в «полном переносе, изменении энергии излучения», или же просто во «всеобъемлющей силе, очень большой силе, сосредоточенной в одном месте», как мы и описывали это ранее в «Смысловом Толковом Словаре» (2006 – 2014). Отсюда знакомые слова 2-го центра «Бр-емя (Бер-емя)» и «Бер-еменность». А еще родственные слова: Бер-ег, О-бер-ег, Бер-ест (иначе: Бер-еста), Бер-ёза и т.д. Возможно еще и камень «бирюза», который в недавнем прошлом произносили иначе, как «Бер-юза» (что тоже понятно, почему: ведь камни, они в восприятии человека лежат внизу, а не вверху). И здесь, конечно же, нельзя не упомянуть сложное, т.е. сложенное из двух частей слово «Бер+Лога», которое сейчас по непонятной современным людям причине связывают с медведем. Вы же теперь из проделанного разбора понимаете, что первоначальная «Берлога» (до переноса по аналогии на вещи внешнего мира, в частности, на медведя) находится тоже в пространстве самого человека, и это - то место, где зреет и рождается новая жизнь. Да и не только «берлога», но даже само древнее слово «Бер» изначально с медведем тоже не связано, а является лишь более поздним эвфемизмом (заменителем) настоящего названия зверя, как и само слово «медведь» (т.е. мы сегодня действительно не знаем, как на самом деле изначально называли наши предки этого зверя).

Вот каким образом нужно проводить на самом деле разбор происхождения слова! А не так, как это «варится» на скорую руку в попавшейся на глаза публикации, где вешают на уши доверчивым - уже по поводу другого слова – такой «продукт» (цитируем для пущей наглядности):

«…Слово «ключ» восходит к мифу о Тесее, который использовал клубок пряжи, чтобы найти обратный путь из лабиринта Минотавра. Среднеанглийское слово, обозначающее клубок пряжи, было clew; когда этот миф был популяризирован в Англии Чосером, люди начали использовать слово clew (clue) в переносном смысле для обозначения подсказки или руководства к решению проблемы…»

Похоже, автор этой фразы так перезанимался английским, что в голове произошёл сдвиг по фазе! Представляете, что отложится в голове, например, если такое прочитают дети? Недаром в комментарии читатель такой словесной «каши» пишет:

«…Ужас в том, что нам "втирают" про "ключ"!!! Это славянский корень, родственный словам "клюка", "клюшка", то есть нечто изогнутое. А вот англ. clew обозначает всё, что связано с клубком ниток и разгадкой загадок, но значение ключа в этом слове ожидать бесполезно. Уже не говоря о том, что формально русское "ч" в ключе никак не может возникнуть из ничего…»

Только вот здесь справедливо возмущающегося неизвестного комментатора достаёт на то, чтобы почувствовать обман, дезинформацию, но не хватает у него знания, которого не дают в современных школах и институтах, чтобы объяснить происхождение слова (отсюда у него получается «нечто изогнутое»). Поэтому он и ориентируется на то, что пишут «псевдоученые» этимологи в официально принятых словарях о двух словах «ключ», т.е. омонимах (ключе как роднике и ключе для запора и отпирания замка). А современные «прозападные» этимологи, как показывает опыт работы со словарями, часто лишь вешают на уши известный «продукт», о котором вскользь сказали выше. Просто фантазируют.

Но, может быть, попутно стоит уточнить, что даже в самом этом слове они ошибаются, говоря, что слово «ЛАПША» заимствовано из тюркского. На самом деле, это слово является производным от родного слова «Лапа», потому что делается «лапами», т.е., руками, как сейчас говорят, по типу как слово «лепёшка, лепёха» образовано от корня «Лепъ» и глагола «лепить». Здесь согласный звук «Ш» указывает на получающийся продукт, который отделяется от лапы и порой даже лапами (см. о смысле звука «Ш» в нашей книге «Азвука Родной Речи», 2019).

Теперь, после представленного выше смыслового разбора для русской словообразовательной матрицы «Буръ – Рубъ – Ребъ – Беръ», вы скорей всего уже понимаете, что и в данном случае в словарях речь идёт тоже лишь о вторичных значениях, т.е. о переносе первоначальных смыслов из пространства восприятия самого человека на внешние похожие явления. Согласно правилам Живой Речи, конечно же. И это действительно так.

О корне слова «КЛЮЧ» мы рассказывали в книге «Родные слова: правильно ли говорим и понимаем» (см. там, здесь не будем описывать подробно, как выше о медведе, берлоге и рубле), см. в части разбора корней «Лукъ – Кулъ». Потому что изначальный «Ключ», как энергетическое образование, находится в области 7-го центра и читается «к Лучу». Образно говоря, первичный смысл «ключа» в том, чтобы в ходе полного раскрытия всех энергетических центров снизу доверху и духовного Посвящения получить возможность как бы «выйти за предел» - т.е. отомкнуть, открыть, открыться и получить доступ к «запредельному» Знанию. А то, что в словаре указаны как однокоренные русские слова «ключ, клюка, клюшка», так это действительно так, и здесь ни при чём вранье про английское заимствование и древнегреческий миф!

Еще взять ложку дёгтя из попавшейся «этимологической каши»? Хотя бы для того, чтобы не попасться на удочку, если где-то попадётся такая вот «лапша». Наверное, теперь можно уже без подробностей - для краткости. Знаете же теперь, что эти примеры можно обосновать по правилам осмысленного живого словообразования в пространстве восприятия человека. Как и должно быть.

Например, хорошо известно из сказок и легенд слово «РУСАЛКА», как «мифологическое и фольклорное человекоподобное существо, преимущественно женского пола (или дух), связанное с водоёмами» (так это сегодня объясняется). Но при этом лингвисты не могут сносно объяснить этимологию этого слова. Прозападные специалисты опять же склонны его выдавать за латинское заимствование (якобы от rosalia – существа, чествуемого в языческий весенний праздник русалий), т.е. совсем как ссылка на каких-то новгородцев при объяснении слова «рубль». Лингвист Л.В.Успенский, несмотря на свой преимущественно «прозападный» подход, не соглашается с этим и в словаре указывает по этому поводу: «Не очень это убедительно… Связывали со словом «русло»; но беда в том, что у «русла» тоже нет более или менее ясной этимологии…»

Ясной этимологии и не будет, если следовать «прозападным» лингвистическим теориям, а на самом деле всё ясно, и в наших работах образование этого слова давно описано (там, где мы рассказывали о корне «Русъ» 7-го центра – например, в статьях «Родная Речь: о смысле корня РУСЪ» и «Почему у русских язык русский» - см. «ЗОВУ РИТМ», декабрь 2011 и январь 2012).

Нам в словарях пишут, что «Русло - наиболее пониженная часть долины, выработанная потоком воды, по которой перемещается основная часть донных наносов и сток воды». Это определение термина, но не толкование происхождения слова. А образовано же слово от корня 7-го центра «Русъ» с переносом без инверсии в нижний, т.е. 1-й центр с помощью суффикса «ЛО». Первоначально слово звучало как «Русало», в котором безударный гласный второго слога постепенно отпал. Отсюда «русалка», просто как обитательница русла, т.е. «Русала» (если без уменьшительно-ласкательного суффикса «-к-»). А само слово «Русало» - это, при расшифровке смыслов звуков, «направленный поток энергии (Ру), сосредоточенный в одном месте (Са), в имеющемся объеме (Ло)». Но это здесь не обязательно запоминать. Важно лишь понимать, что слова «Русло» и «Русалка» наши родные, исконно русские, а не откуда-то из латыни или греческого.

Точно так же у заблудившихся в западных лингвистических теориях наших вроде бы ученых лингвистов родные русские слова «СИВЫЙ» и «КРАСИВЫЙ», оказывается, никак не связаны между собой, потому что истоки слов они не видят в глубине веков, а больше ассоциируют с современными лексическими значениями, уже давно искаженными. Поэтому в словарях они, как говорится, словно молитву «ничтоже сумняшеся» твердят, мол, «сивый – это серый, серовато-сизый, серебристо-седоватый» и является производным словом от сразу нескольких разных корней разных слов «серый, сизый, синий». Такая этимология, конечно, может быть только в заблудившемся уме, соответственно, в прозападной формализованной этимологии нет ответа на происхождение слова «Сивый».

Давайте искать! Смотрим на звуковой состав и звучание в пространстве энергетики человека. На первый взгляд, корень «СИВЪ» кажется расположенным в 7-м центре тем более смыслы звуков подсказывают, что речь идёт о «сосредоточенности (С) на продолжении (И) изменений, преобразовании (ВА)». Но так ли это? Корень «Сивъ» вполне может быть лишь зеркальным отражением, например, корня «Висъ», от которого, к примеру, глагол «висеть». Раз звук «И», то опять отсылка к 7-му центру. Вопрос в том, где мы воспринимаем пространственно «Висеть» и «Вес» (лингвисты говорят о близости слов «висеть» и «весить» с чередованием звуков «И – Э» в корне, что вполне может иметь место, если эти гласные в пространстве восприятия рядом, т.е. в 7-м и 6-м центрах)? Если мы говорим о значимости в осмыслении чередования указанных гласных, то смотрим, видимо, вверх. В таком случае искомый корень «Сивъ» и производное от него прилагательное «Сивый» мы должны располагать внизу, в области 1-2-го центров, как инверсию из верхних центров. Подтверждением может служить, словообразовательный корень, который получается при подстановке вместо отраженного гласного «И» собственного звука нижних центров «У», и от которого имеем слова «Сувать (совать)», и «Сова» (между прочим, этимология названия этой птицы лингвистам совсем не известна, даже цитировать их заблуждения не будем, как обычно, они ищут её в других языках, хотя само слово «сова» считается исконным). По крайней мере, теперь непосредственно в пространстве восприятия человека «совать» или «сувать» мы можем отнести уверенно в область 2-го центра (полового). Тем более в русском языке сохранился фразеологизм, связанный со 2-м центром: «как сивый мерин» («глуп» или «врёт», как сивый мерин, эти варианты пока не касаются нашей темы). Слово «мерин» тоже ошибочно относят к известным раньше кочевым народам («монголам»), якобы это у них обозначает «кастрированного жеребца», т.е. лишенного возможности продолжать род. С таким значением можно согласиться, но для древних монголов «мерин» является заимствованием из праязыка наших предков, являющегося базовым для языков всех малых народов, т.е. «мерин» - это производное слово от древнего корня нынешних слов «мера, мерить, смерть».

Теперь поставьте рядом слова «Сивый» и «кра-Сивый», и наверняка услышите похожее звучание. Тем более, одно из рассмотренных нами правил русского словообразования (напоминаем, перенос корня в противоположный центр без инверсии, но с добавлением еще одной части), нам здесь подсказывает, что если «сивый» получается в нижних центрах, то при добавлении части «к Ра» (по типу, «к дому, к солнцу», т.е. существительное с предлогом) образуется слово «КРА-сивый» в верхних центрах (скорей всего, в 7-м, если держим в уме, что мы моделируем смыслы, а не занимаемся выдумыванием какого-то там праязыка). Тогда, вопреки М.Фасмеру, видим, что слово «красивый» не является производным от слова «Краса», у них есть только общая часть – «к Ра», в смысле вверх, «к свету» или «к Богу», как направление, вектор эволюционного совершенствования человека. А прилагательное «красивый» - это сложенное из двух простых слово: «к Ра» + «Сивый» = «КРАСИВЫЙ», тем более выше мы сразу указали на смысл корня «Сивъ» по звукам как на «продолжение преобразований», изменение и совершенствование...

(продолжение следует)

 

Скачать книги:

- АЗВУКА РОДНОЙ РЕЧИ. Учебно-просветительское пособие. - (Книга первая из серии «Образование Русской Речи. Курс русского языка как родного») Екатеринбург, РИТМ. 2019. - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=347

- ПРОИСХОЖДЕНИЕ И СОСТАВ РОДНОЙ РЕЧИ. Учебно-просветительское пособие. (Книга вторая - после "Азвуки..." - из серии «Образование Русской Речи. Курс русского языка как родного») Екатеринбург, РИТМ, 2023. - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=397

 

(Российский Институт Творческого Мастерства - РИТМ. – 2024г.)

 

Публикация в электронном журнале  «ЗОВУ РИТМ», февраль 2024

 

 

Опубликовано:8 Август, 2023 00:49, Просмотров:302, ]]>Печать]]>
 
В этом разделе:

Notice: Undefined property: userapi::$data in /var/www/u0572878/data/www/zovuobraz.ru/mod/kult/index.php on line 730
Доступно только зарегистрированным пользователям
Извините!
Но комментарии могут добавлять только зарегистрированные пользователи.
© 2024 zovuobraz.ru
© zovuobraz.ru Все вопросы на этот адрес - zovuritm@narod.ru
Рейтинг@Mail.ru 200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время Яндекс.Метрика