Природа - женского рода !
zovuobraz.ruzovuobraz.ru
zovuobraz.ru
zovuobraz.ru

В поисках истоков слова

Боян. Художник Вячеслав Назарук (март 1941 – январь 2023) - В поисках истоков слова

(О «Корнеслове», «Этимологии» и прочих представлениях о Языке)

 

 

1.

Увлекательнейшее занятие – докопаться до сути, до истоков Слова. Кто только не занимается этим сегодня. Потому что сегодня, на сломе времен, накануне новой эпохи, которая занимается, зачинается буквально на глазах, каждодневно, это вновь стало важно и нужно. Каждый нуждается в надежной опоре, чтобы выбрать направление и шагать дальше. Мы хотим себе открыть глаза, чтобы видеть шире и глубже! Так давайте же без всяких предисловий и отправимся в путь. Благо, мы с вами не первые. Многие пытались до нас, и будут пытаться после нас. И раз уже есть следы, оставленные предыдущими искателями, то кое-где можно проследовать для общей пользы за ними по их следам. Но с оглядкой, чтобы не оказаться в тупике. Раз много соблазнов легких путей и якобы очевидных вещей, можно ведь и обмануться. «Считается» и «принято» еще не значит, что так и есть на самом деле! Вот почему остаются и сомнения.

Общим местом сегодня считается «условно-знаковый» подход к Языку и принимается за постулат «язык как знаковая система». Многие берут такой посыл за основу и погружаются в языковой материал. Только вот очень трудно читать как сочинения современных лингвистов, так и тексты любителей словесности, потому что все их рассуждения, как правило, основываются на словарных значениях существующих терминов, и тут сразу же возникает вопрос, а кто же составлял эти словари (т.е., по сути, кто куда направляет ход наших мыслей и почему), понимаете? И каждый раз, чуть ли не перед каждым термином, мы оказываемся в положении, как витязь на распутье или как перед любым дорожным знаком, правильность которого и то, что мы не зайдем здесь в тупик, доверившись знаку, никто нам не гарантирует. Надеемся, и вы в курсе о давней «информационной» войне, которая проходит через все науки и сферы познания? И вам понятны наши опасения?

Вот ведь почему настораживает, когда авторы сходу начинают оперировать понятиями «язык» и «речь», «слово» и «корень», «форма» и «содержание», «мысль» и «образ» и так далее. Когда даже каждое из этих и прочих понятий такого порядка не определено удовлетворительно, т.е. не имеют исчерпывающего толкования, чтобы их класть в основу правильных ориентиров в путешествии мысли и нашей Жизни в целом. И получается, что отправляемся мы с вами в путь на одних только догадках и приблизительных суждениях предшественников. Удивительно, конечно, что существует неопределенность огромного масштаба в познании Языка, когда сегодня имеется библиотека по языкознанию из сотен тысяч книг, даже пролистать которые не хватит целой жизни! Но, по сути, глядя на них и даже имея филологическое образование, можно только восклицать, как легендарный Сократ в конце дней своих: «Я знаю, что ничего не знаю, но другие и этого не знают»!

Общее направление в познании истоков Языка и каждого слова усилиями многих ученых и любознательных давно известно. Трудность в другом. В том, что одни искренно заблуждаются, а другие не могут высказать по разным причинам то, что знают. В том, что одни заинтересованы, чтобы открыть подлинное направление познания, а другие наоборот, отвратить от него, чтобы люди заблуждались и становились слабыми, зависимыми, нуждающимися не только материально, но и умственно. И пока есть такие частные интересы, будут существовать и препятствия вольной мысли.

Поэтому нельзя считать и наши дальнейшие мысли окончательными и бесспорными. Мы с вами просто ищем. Ищем истоки слова в условиях почти полной неопределенности, если только не будем наивно доверяться навязываемым догмам и стереотипам, в виде «наук» или «авторитетных мнений». В условиях почти полной неопределенности можно ведь начинать с любого места и с любого слова. С того места, где оказались на данный момент.

Интересно и то, что мы предложили отправиться в путь без всяких предисловий, а оно вот само получилось таким образом! Ну и ладно, раз так случилось.

И еще, наверное, есть резон посмотреть немного со стороны, иначе существует риск попасть в плен уже сложившихся представлений и принятых на сегодня теорий, которые все-таки во многом гипотетичны, хотя об этом часто и умалчивают, когда пишут статьи и монографии. Это ведь легко – проехаться по асфальтированной дороге, по которой якобы «все ездят» (имеется в виду формализованная «научная лингвистика»), но кто же даст гарантию, что можно завтра или в конце пути заехать не туда. С учетом возникающих обстоятельств, когда в условиях тотальной «формализации», «буквизации» и «цифровизации» Язык мертвеет на глазах и подменяется искусственными образованиями, и отправляемся в путь. Вот почему любопытно посмотреть и на те поиски направления, которые остаются в стороне от «столбовой дороги», разобраться в том, почему эти поиски остались или оставлены в стороне.

К примеру, ведь ценнейшие мысли были и есть по сей день в «Славянорусском Корнеслове» Александра Семеновича Шишкова (1754 - 1841), языковеда и министра просвещения в свое время; его мысли, которые актуальны и сегодня, два с лишним века спустя, как будто сказаны о сегодняшней ситуации, если задуматься. Вот смотрите, что им сказано было давно о том, чтобы:

«…Уличать иностранных писателей в их ложных о нас мнениях... Если выписать из книг их все те места, где они рассуждают о России, то ничего не найдем мы в них, кроме хулы и презренияНам бы надлежало вывесть их из сего заблуждения; показать им, что они обманываются; дать им почувствовать древность нашего языка, силу и красноречие священных наших книг и многих оставшихся еще памятников. Нам бы надлежало отыскать, собрать, представить в совокупности разные рассеянные в летописях и других старинных повествованиях верные свидетельства, что предки наши были не дикие, что они имели законы, нравственность, ум, рассудок и добродетели. Но как сделать сие, когда мы, вместо любви к языку своему, всячески от него отвращаемся? Вместо вникания в собственные наши хранилища, вникаем только в сплетаемые на чужих языках о нас сказки и сами ложными их мнениями заражаемся?..»

Особенно это трудно, когда и сегодня не учитывается то обстоятельство, что даже в науку о русском языке базовые положения заложены были в то время, когда царила мода на все «западное» и на ниве русского языкознания случались западные и прозападные ученые. Если для А.С.Шишкова это было очевидно, то на сегодня утрачено понимание, что «русское языкознание» сложено формально, по западным лекалам. И многим начинает казаться или кажется, что раз «русское языкознание» описывается на русском языке, значит, и метод его «родной». Размыто понимание русского языка «как родного» и «как иностранного» настолько, что и граница между ними условная, формальная. Настолько, что и сегодня на русский язык продолжаем смотреть «западными» глазами и изучать его по западным стандартам. Как будто и не прошло более двухсот лет с исследований А.С.Шишкова, когда он пишет:

«…Не знаю, можем ли мы, просвещенные, похвастать тем пред нашими предками, которых иностранцы, и мы за ними, именуют невеждами и варварами…»

Это очень печальная ситуация, когда сегодня открываешь этимологические словари, которые якобы о происхождении слов русского языка, но видишь там сплошь отсылки в толкованиях на другие языки, и когда, выходит, русские слова либо заимствованы от кого-то, либо имеют неясное происхождение! И можно нести любую околонаучную белиберду под видом науки. Как будто и не было предостережений А.С.Шишкова и пребываем в умственной зависимости от «прозападных» специалистов, и не было таких вот напоминаний от академика и просветителя времени А.С.Пушкина (1799 – 1837), как в сочинении того же А.С.Шишкова:

«…Если потомство людское не было прервано, то и прохождение языка из уст в уста не могло быть остановлено; ибо сын всегда говорит языком отца своего.Никогда народ, происходящий от другого народа, не бросал языка предков своих и не производил нового, особо им составленного…

Для смешения языков не было надобности разделять их на многие первобытные языки; но довольно было из одного и того же языка сделаться разным наречиям, дабы люди (как мы то и ныне видим) перестали друг друга разуметь…

Таким образом, первобытный язык исчез сам по себе,но существует во всех языках,в иных больше, в иных меньше. Он существует в них не словами своими, но корнями,из которых каждый язык произвел свои ветви. Наречия, весьма одно от другого отдаленные, почитаются уже особыми языками. Это происходит оттого, что некоторые слова забываются, другие изменяются, третьи вновь выдумываются и входят в употребление. Но забытое слово не престает иногда существовать в происшедших от него ветвях, измененное остается часто не изменившимся в корне, новое обыкновенно производится от старого.

Таким образом, как бы новейший язык ни отошел далеко от первобытного своего образа, однако следы его остаются в нем приметными и не изгладившимися. При старании можно до них добраться...

Существует ли ныне такой ближайший к первобытному язык? Если существует, тогда народы, говорящие отдаленными наречиями, могли бы отыскивать в нем корни и происхождение своих слов…

Я же вхожу только в корнесловие. Когда исследование слов разных языков показывает великое и всеобщее отношение их к славенскому языку,то как история, так и язык, одно другим взаимно подкрепляемое, ведут к несомнительным заключениям. Я не по слепому пристрастию к отечественному языку моему, не по мечтательным догадкам,но по истинному и точному исследованию многих языков и наречий, мнению моему справедливое основание полагаю…»

Видимо, сказанное в этих строках и есть одна из основных причин, почему «прозападная лингвистика» русского языка оставила А.С.Шишкова на обочине науки о русском языке. Уж очень неудобно его имя и его мысли включать в статьи и монографии, раз они так сильно выбиваются от «прозападной» моды и тенденциозности. К примеру, если заглянуть в этимологические словари на простое слово «НАЧАЛО», то можно заметить, что оно производно от глагола «начать» и далее (цитируем словарь):

«…Глагол «начать» заимствован из старославянского языка… Интересно, что слова «начало» («начать») и «конец» («кончить») имеют общий индоевропейский корень…»

Это не бред! Ни для кого же не секрет, что есть «сравнительно-историческое языкознание» и гипотетический «индоевропейский» праязык, изобретенный научными лингвистами. Вот примерно так оно, слово «начало», если сократить текст, толкуется в авторитетных источниках на основании современной науки о русском языке. Сойдет же и так, на уровне полного невежества для наивных?! Судя по наблюдениям, как распространяется подобное неразличение черного от белого, тьмы от света в интернете по соцсетям в качестве «занимательной этимологии» и сегодня, когда пробуждается интерес к родному слову, прозревать и выкарабкиваться из тьмы многим еще долго! С русским языком стало гораздо хуже, чем во времена А.С.Пушкина, когда у того же А.С.Шишкова были вполне здравые суждения (цитируем):

«…Отыскание корня не всегда легко… Разберем, например, слово начало… Нужно сообразить его с другими того же корня ветвями: начать, начинаю. Из них ветвь начинаю покажет нам тотчас, что в ней на предлог, чин корень… Итак, корень есть ЧИН (от которого в слове начало осталась одна только буква Ч); начинаю значит приступаю к произведению в действо предначертанного в уме моем чина, то есть, порядка, устройства. Так коренное значение во всех происшедших от этого корня ветвях будет для меня ясно…»

Но уже совсем это не ясно для тех, кто сегодня не видит и не слышит разницы между русскими корнем «ЧИН» (от которого «начать, начинать, чинить») и корнем «КОН» (от которого «конец, закон» и прочие производные). Таковы они, плоды прозападной лингвистики в русском языке!

Ну и как, продолжаем дальше?..

(продолжение следует)

 

Скачать книги:

- «Азвука Родной Речи. Учебно-просветительское пособие. - РИТМ. 2019» - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=347

«Родные слова: правильно ли говорим и понимаем?» - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=278

 

(Российский Институт Творческого Мастерства - РИТМ. – 2023г.)

Публикация в эл.журнале «ЗОВУ РИТМ», февраль 2023

 

 

 

(Продолжение. См. начало в «ЗОВУ РИТМ», февраль 2023)

2.

Внимательный читатель, наверное, давно обратил внимание на то, что в употреблении мы различаем понятия «лингвистика» и «языкознание»: для нас это разные вещи, хотя в современном обиходе они практически синонимы. Заимствованное понятие «лингвистика» мы стараемся употреблять, когда речь идёт о «прозападных» тенденциях, теориях и прочих «научных» вещах. И то, что приходится больше говорить о «лингвистике», свидетельствует как раз больше о том, что пока что в области исследований природы языка и обучения языку преобладает именно «прозападный» подход, в конечном счёте, поощряющий изменение-разрушение русского языка и ведущий в познавательный тупик.

Соответственно, мы хотели бы чаще использовать родное понятие «языкознание» (и даже «языковедАние»), но то, что буквально наворочено в современных откровенно формализованных (технократических) «науках», касающихся человеческой речи, трудно назвать «языкознанием» или «языковедением».

Такого деления на «лингвистику» и «языкознание» у современных «лингвистов», называющих себя порой даже «языковедами», на практике обычно не наблюдается, потому что то, что называют сегодня «русским языкознанием» (или «русской лингвистикой»), как типичная «наука», сразу же было заложено западными и прозападными «специалистами» безальтернативно, исключив другой подход, родную основу. В основу науки для русского языка сразу были заложены западные формализованные методы.

В условиях, когда языковая наука и языковая практика чересчур засорены иностранными заимствованиями, чтобы быть предельно понятыми читателями, мы и стремимся пока не к чистоте словоупотребления, а стремимся довести до читателя реальное положение и устройство языка, раскрыть глаза на живую природу человеческой речи, когда «прозападный» подход, наоборот, не просто закрывает путь к ней, а даже уводит от неё далеко в сторону. В сторону разложения и упрощения человеческой мысли, в сторону формализации, чтобы людей можно было контролировать и эксплуатировать с помощью т.н. «искусственного интеллекта».

Поэтому пока и рассказываем, используя принятые термины и понятия, хотя это порой и задевает чувства тех, кто глубоко понимает родное русское слово (и вызывает с их стороны упрёк в употреблении иностранщины уже в наш адрес).

Чистота словоупотребления придёт массово позже, когда родное слово будут использовать осмысленно и по назначению!

Да и говорить пока о чистоте словоупотребления в условиях авгиевых конюшен не приходится. Когда сами науки о языке устроены криво, по западным формализованным лекалам, и откровенно тенденциозно, с целью задвинуть русский язык на второй план, фактически отсутствуют критерии различения «родного» и «чуждого». И тут уже не помогут законы о «чистоте языка», когда нет чувствования и представления, как на самом деле устроена Родная Речь. И будет одновременно смешно и грустно так же, как в свое время высмеивали и до сих пор высмеивают просветителя А.С.Шишкова за «мокроступы» (вместо «галош»). Грустно, потому что не только смеющиеся, но и сам Шишков, как раз в виду отсутствия четких критериев, нередко не различал «родное» слово от заимствованного. К примеру, не понимал, что те же «галоши» распространились по миру среди населения именно из древних русских корней, а предложенное им понятие «мокроступы» является скорей «новообразованием» (неологизмом) из очевидно родных слов. Грустно еще и потому, что высмеивающие министра просвещения и адмирала с огромным жизненным опытом, сами понимали в устройстве русского языка существенно меньше, чем А.С.Шишков! В общем, так получается пока только явно неудачный подход к чистоте словоупотребления. Ею нужно заниматься, но не в ущерб пониманию и удобству.

Например, если мы с вами прекрасно понимаем, что уже несколько поколений людей психологически свыкаются с западными стереотипами и стандартами жизни на работе и в быту, если ими пронизаны многие привычки и обязанности, то просто нелепо эти западные «штучки» с западными же названиями переименовывать на русский лад, как это в шутку пробовали делать еще в XIX веке. Например, помимо «галош», заменить «театр» на «зрелище», «бульвар» - на «гульбище» и т.п. С таким подходом инициаторы подобных вещей показывают только своё полное непонимание как существующей проблемы, так и природы языка и словообразования. Потому что таков как раз формальный, упрощенный (прозападный) подход в мышлении.

Потому что нельзя языковую (лингвистическую) сторону словообразования отделять искусственно от душевной и смысловой (психологической) стороны.

Русские слова «зрелище» и «гульбище» не идентичны приведенным якобы «переводам», у русских слов другая смысловая нагрузка, и даже люди без образования понимают (или ощущают), что «зрелище» предполагает еще много чего, чем просто «театр», у слова «зрелище» не просто «другая поляна», не совпадающая с европейским понятием (как раз семантически они частично совпадают). У русского слова есть тот «объём», о котором мы все время рассказываем в наших статьях и которого нет в заимствованных из Европы словах, если они даже давно «русифицированы» в употреблении, воспринимаются в обыденности чуть ли не как родные! Разве вы не осознаете, что «зрелище» - это явно и немного другое, и гораздо шире (больше), чем «театр»?

И тем более нелепо искать «русские» названия многим таким вещам, к примеру, как компьютер, ноутбук, смартфон и прочее, если они сегодня пришли к нам с Запада со своими западными названиями. Это получится еще смешней, чем с «мокроступами»! Особенно в современной ситуации, когда память у людей о прошлом стёрта и совсем нет представления о том, какими возможностями обладали великие предки и была ли у них потребность в таких вот «технических костылях» и прочих «заменителях», вроде современных айфонов! Если совсем нет знания о другой жизни, то смешно и глупо о ней рассуждать! Это с одной стороны.

С другой стороны, можно сегодня возродить осмысление некоторых важных слов, но вернуть население к прошлому состоянию языка невозможно, пока нет понимания, в каком веке, в какое время началась «порча» языка, пока нет понимания даже среди любителей и исследователей «русской словесности»! Вероятно, в этом нет и необходимости, потому что надо идти дальше. Достаточно убрать помехи, искажения и ошибки, чтобы шагать в будущее здраво, а не криво.

Мы об этом говорим еще и потому, что критерии различения родных слов от заимствованных не введены в широкую практику и доныне. И то, что сегодня считается «русской этимологией», т.е. «наукой о происхождении слов», в частности, слов, используемых в русском языке сегодня, вот эта так называемая «наука» даже не стесняется своей явной «прозападности». Если полистать этимологические словари, то читатель обнаружит, что большинство слов в русском языке, оказывается, либо «заимствованные» от соседних языков, либо «неясного происхождения». Об этом мы много-много раз говорили с примерами при разборе слов.

В общем, избавляться от влияния Запада еще долго, когда и мыслят «по-западному» - словами, которые истолкованы (или «интерпретированы», если русское слово непонятно!) через призму западного миропонимания. Что мы и показали на нелепых попытках заменить как бы иностранные слова на как бы русские, когда у них нет критериев различения и с психологией жизни обстоит плохо!

Чтобы избавляться от психологических и языковых «тараканов» в голове, нужно хотя бы немного понимать в «энтомологии», т.е. «науке о насекомых»! Пока что в ходе многолетнего наблюдения за происходящим в стране и головах людей приходится с грустью констатировать факт господства «когнитивного диссонанса» почти во всех сферах жизни.

Простите, но здесь нарочно вставлен заимствованный (распространенный, даже терминологический) оборот речи «когнитивный диссонанс», потому что его употребляют сплошь и рядом, а вот родное понятие «познавательный разлад» практически не встретить ни в научных статьях, ни в обыденной речи. Вот и получается, что от западной «интервенции» (т.е. разлагающего и уничтожающего нашествия) нашим людям не избавиться окончательно до тех пор, пока будут «думать по-западному», исключительно формализованно, и пока в их головах присутствуют и множатся благоприятные условия для «прозападных» тараканов.

Мало кто ведь осознает, что сегодня даже в «русскоязычных» школах русский язык преподается формально, как для иностранцев, и не сформировано за время существования современных «наук» о языке представление о реальном владении словом и творении словом! По сути, из нас длительное время, несколько поколений, делают «иностранцев» в отношении своего родного русского языка! И об этом не принято говорить и размышлять! Потому что современной технократической цивилизации требуются «недоразвитые» или просто «измененные» люди, чьим сознанием можно манипулировать и которых можно эксплуатировать в качестве «рабочей силы» (или, как сейчас модно говорить, в качестве «биоробота»).

Теперь понимаете, почему мы больше заняты объяснениями существующего грустного положения вещей в познании реальной Живой Родной Речи и Живого Русского Языка, чем самим предметом, который пока массово не востребован и в котором даём пока только ориентиры и общее представление? Заняты объяснениями для тех, кто сможет понять живую природу человеческой речи!

Что же касается реального «познавательного разлада» (то бишь «когнитивного диссонанса»), сегодня это начинают понимать многие. Поэтому входит в употребление даже почти шутливый термин «третье полушарие мозга», какой бы странной такая формулировка не казалась. Относится он к людям, которые чересчур часто и много полагаются не на свои умственные возможности, а больше пользуются «смартфонами», разными там «гаджетами» и техническими «помощниками», которые как бы «думают» за людей (выдают стандартные «решения» для стандартизированной цивилизации, т.е. технические устройства выступают в качестве дополнительного мозга, вместо слабеющих функций своих «полушарий»). И слабеющий интеллект просто не в состоянии даже осознать, насколько он сегодня обманут и ослеплен «техническим прогрессом» в своих ожиданиях. Вот в условиях современной технократической цивилизации, когда люди разлагаются (деградируют), всё большее значение и приобретают технические системы.

А разлагаются люди потому, что у них в ходе взросления не активируются своевременно необходимые естественные способности, в том числе и в области мышления! Современные технологии массового обучения в образовательных учреждениях просто не предусматривают этого, потому что задача в такой вот современной цивилизации, какую имеем, заключается не в развитии самого человека, а в его приспособлении («адаптации») к техническим системам, т.е., грубо говоря, в «роботизации» человека, в качестве приложения, дешёвой обслуги «технопарка». Получается, зачем конструировать сложные роботы там, где возможно эксплуатировать «природный материал», т.е. людей с минимально необходимым уровнем сознания и интеллекта.

Вот так и выходит, что умственно слабеющие люди фактически перепоручают свое мышление техническим устройствам. Можете себе представить, насколько высокоразвитому и мудрому существу может быть интересно пасти и заниматься с неразвитыми? Думается, это ему ни к чему! Вот так и складываются условия для технического «пастуха», т.е. для т.н. «искусственного интеллекта», образцы для которого берутся вообще-то из живой природы (каким хотя бы на начальном этапе должен быть сам человек разумный), а не от «цивилизованных» на всю голову людей, выпадающих - в рамках технической изоляции - из живой Природы, из своей природной эволюционной ниши.

Что мы имеем в результате?

В результате, мы переживаем не за Язык, не за Живую Речь. Язык и Речь, изначально вложенные осмысленно и энергетически в природу разумного существа (не просто на уровне ДНК, а вообще на уровне целостной естественной «матрицы» разумной жизни, если так немного понятней, раз о таких вещах не принято пока даже рассуждать), в подходящих условиях возродятся вновь, как неотъемлемая природная функция, если даже исчезнут сегодня вокруг так или иначе все нынешние «носители языка». Если полагаем божественный «образ и подобие», то подразумеваем и то, что он «вечен»!

Мы ведь переживаем как раз за нынешних «носителей языка», пытаемся им помочь сориентироваться в направлении, в какую сторону следует смотреть в нынешний переходный период в новую эпоху, чтобы сохраниться и чтобы продолжить свой род. Потому что технократическая цивилизация в современной форме обречена и никакой «искусственный интеллект» ей не поможет.

В Золотом веке даже представления о «техническом» будут совершенно другими!

Жалко сегодня только людей, которые будут слепо и бездумно цепляться за «мертвое царство» господства всего «технического» до последнего и окажутся погребенными среди его руин, вместо обретения счастья в полноценной живой Природе (с большой буквы), о которой в современных справочниках почти ничего не сказано, чтобы люди не видели альтернативы и добровольно становились «винтиками» технократической системы современной цивилизации…

(продолжение следует)

Скачать книги:

- «Азвука Родной Речи. Учебно-просветительское пособие. - РИТМ. 2019» - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=347

«Родные слова: правильно ли говорим и понимаем?» - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=278

 

(Российский Институт Творческого Мастерства - РИТМ. – 2023г.)

Публикация в эл.журнале «ЗОВУ РИТМ», март 2023

 

 

 

 

 

(Продолжение. См. начало в «ЗОВУ РИТМ», февраль-март 2023)

3.

Ранняя весна. Раннее утро середины марта. Только-только рассвело. И так удивительно оказывается с восторгом наблюдать стремительный бег наперегонки нескольких белок по стволам деревьев или даже их полёт с ветки на ветку, с дерева на дерево, вверх и вниз с неизменной скоростью шустрых птичек, вроде воробьев и прочих таких же, что вспомнилась тут же из «Слова о полку Игореве» спорная для многих фраза «растекаться мысью по древу»! Они действительно так быстро передвигались, обгоняя друг друга и так часто меняя направление, будто у них утренняя физическая зарядка, что так и не получилось сосчитать, сколько их! Возвратившись с улицы домой и усевшись с чашкой чая за стол, хочется теперь заявить, что давно надоели эти вот бесконечные споры по поводу, а что же на самом деле сказал неизвестный автор «Слова…» - «мысью» или «мыслью»?

Нет, здесь мы не будем вступать в спор и говорить, что в тексте «Боянъ бо вещий, аще кому хотяше п?снь творити, то растекашется мысию по древу, с?рымъ волкомъ по земли, шизымъ орломъ подъ облакы», в котором четко указано «волк – по земле» и «орёл – под облака», всё-таки логичней видеть точно такое же продолжение картины природы, т.е. «мысь – по дереву», а не какой-то неожиданный и нелогичный перескок на «мысль». Потому что на мысль здесь указывает, по здравой логике образности, только весь метафорический ряд «мысь – волк – орёл» в целом. Пускай себе и дальше спорят, не имея достаточных оснований об осмысленном строе древней Русской Речи (мы в этом месте имеем в виду Живую Речь, о которой давно рассказываем, и не имеем в виду ее официальную, академическую «реконструкцию» по письменным документам сомнительного происхождения).

Не будем особо вникать и в то, что зверька, именуемого нынче белкой, называли раньше на просторах поздней Руси по-разному: «векша», «веверица» и т.д., в каждом случае имея в виду какой-то отдельный узнаваемый и отмечаемый в той или иной местности обитания характерный признак этого зверька (поэтому, к примеру, «белка» и прочие названия тоже - это скорей вековые народные метафоры, а не обозначение сущности или смысла этого зверька в Природе).

Не будем вникать также и в то, что хотя события «Слова…» происходят в тех местах, которые считаются «Малой Русью», в отличие от «Великой Руси» и «Белой Руси», сам текст попал к А.И.Мусину-Пушкину (1744 – 1817), согласно исторической версии, из Кирилло-Белозерского монастыря (ныне в Вологодской области), а вовсе не с киевской стороны. Перед нами, конечно, не оригинал, а не раз переписанный текст («список»), с ошибками и самовольными правками переписчиков. А прочтение «мысль» - вместо «мыси» - запустил в информационное пространство, скорей всего, один из первых переводчиков найденного текста поэт В.А.Жуковский (1783 – 1852). А потом уже пошла-поехала эта «мысль» гулять по другим переводам!..

Но достаточно всего лишь выйти на природу и увидеть в определенный момент самих белок в хорошем их настроении. В определенный момент – это не когда они спокойно так расположились и кормятся с рук, или заняты своим в некотором отдалении от людей. А застать тот момент, когда их много и когда они, эти белки, как будто роятся! Стремительно несутся в пространстве как в воздушном потоке или даже образуя своим множеством поток, или течение, как стая птиц в воздухе или стая рыб в воде, и тогда сразу станет понятна логика автора «Слова о полку Игореве». Несмотря на то, что далее в тексте «Слова…» встречается кусочек «мыслену древу» (приблизительно как «дерево мысли»), наблюдая вот такие реальные беличьи «гонки» в воздушном пространстве, какие прочим зверям сложней даются и посуху, по ровной тверди, трудно вообще-то предположить, что в художественном произведении в образном ряду с волком и орлом автор может допустить какую-то совсем безОбразную оплошность, нарушающую гармонично цельную картину (может быть, слово «мысль» подложено впервые всё-таки не В.А.Жуковским, ведь он же поэт). Вот и нисколько не удивительно, что этим мартовским утром - при виде беличьих гонок по земле, по деревьям и по воздуху - сразу же подумалось о «МЫСИ ПО ДРЕВУ», а не о «мысли»! Для этого не надо быть автором «Слова о полку Игореве»! То же самое напрашивается даже при виде одной единственной белки, когда она не сидит с орешком на веточке, а быстро-быстро бежит, несётся, будто летит – почти неуловимой светлой искоркой среди веток дерева, мимо которого – представьте уже далее - проносится волк, а где-то в вышине неба неспешно парит зоркий орёл! Представили?

Вопрос такой. Вы можете, собирая группу слов, в ряд существительных «волк, орёл» включить слово «мысль»? На наш взгляд, они вообще рядом не стоят, и такое возможно только в школьных заданиях, требующих по условию исключения того слова, которое логически не вписывается в заданную группу. Так почему же разные там научные и ненаучные «комментаторы» «Слова о полку Игореве» отказываются видеть в авторе художника по природе и отказывают ему в элементарной логике!..

Ладно, не будем больше об этом. Пускай себе и дальше спорят, если охота. Мы же обратили внимание при очередных таких обсуждениях на другое, как один из любителей словесности оставил в комментариях забавный вопрос:

- «…Этимологию слова "мысль" в значении продукт умственной деятельности не нашел, говорят неясна. Но вот "мышление" не от "мыши" ли?..»

Нас, конечно же, давно не удивляет подобное в этимологических словарях. Касательно «мысли» мы тоже видели пометку «происхождение неясно».

Только давайте сначала разберемся с «мышью» и «мышлением». С группой звуков «МЫШ» в этих словах. Если бы люди нормально учились в школе, а не формально (что касается не только периода ЕГЭ, а даже советского периода, которую сейчас многие вспоминают с ностальгией), то они знали бы на минимальном уровне некоторые правила правописания в чередовании согласных звуков. А в данном случае о типичном чередовании согласных «С – Ш», как в случаях:

краСить – украШение,

кваСить – кваШеный,

мыСлить – мыШление…

Спрашивается, где тут зимовали «мыши»?

А что же касается этимологии слова «Мышь», то и здесь действительно лингвистическая наука ясного ответа не даёт, а прячет концы в гипотетических языках – праславянском и индоевропейском, которые никогда реально не существовали. Они только предположительные модели, с грубейшими ошибками и тенденциозностью, но на них постоянно ссылаются, как на авторитетный результат! Вот и, как свидетели, призванные дать ложные показания, указывают в словарях, что «…здесь одно из самых древних индоевропейских табуистических названий животных - *mus - «серая»...» Самое интересное в том, что это совпадает с латинским mus в значении «мышь»! Такие вещи мы называем лингвистической фантазией прозападного толка.

Вот скажите, пожалуйста, вам зачем одно и то же называть двумя разными словами? Делать больше нечего? Тем более естественная природа Языка исключает такое. А в русском языке сейчас, благодаря плохо знающим родной язык, его строй и историю, но ориентированным при этом на западные (европейские) ценности людям, существуют два слова для обозначения одного и того же – «мышца» и «мускул» (последнее, разумеется, от латинского корня mus в значении «мышь»).

Сначала закончим с «мышью». Слово «Мышь» состоит (при полнозвучии) из двух древних слогов (или слов) Живой Речи, где каждый звук имеет свой смысл (подробней о звуковом строе см. в «Азвуке Родной Речи». 2019), состоит из слогов: «Мы + Ша». По смыслам звуков речи вкратце напоминаем:

МЫ – это появление (М) скрытого, невидимого, потенциального (Ы);

ША – это граница, разделитель (Ш) чего-либо с энергией, предмета какого-нибудь или живности какой (А).

Подчеркиваем, что так получается по смыслам звуков речи! Поэтому сочетание звуков «МЫШЪ» (с безударным, ослабленным или редуцированным гласным в конце) на Руси издревле осмыслялось в общем виде как «нечто, скрытое от глаз, внутреннее, непроявленное», понимаете?

Поэтому и слово «МЫШЬ» считается «общеславянским» и обозначает малюсенького скрытного грызуна серого цвета. Именно по изначальным смыслам звуков речи. И «серый» цвет этого мелкого грызуна никакого отношения не имеет к звукосочетанию «Мышъ», как считают прозападные лингвисты в своих словарях.

Если бы это обозначало цвет, то не было бы в русском языке другого, дублирующего слова для того же цвета (т.е. слова «серый»). Все бы говорили «мышиного» цвета! А еще не было бы и однокоренного слова «МЫШЦЫ», в значении «органов из мышечной ткани». Потому что они точно не серые! «Мышечные» они потому, что обозначают «скрытое» под кожей – как раз согласно изначальному смыслу корня «Мышъ», о чём только что чуть выше сказано нами.

То же самое касается и происхождения еще одного русского слова с тем же корнем – «МЫШЬЯК». Он так назван не только потому, что обозначает «яд против мышей», но еще и потому что оказывает внутреннее воздействие, воздействие изнутри, незримо, скрытно. Опять-таки слово это заключает изначальный смысл из смыслов составляющих его звуков речи.

Теперь коротко о латинском слове mus. Оно, по исторической логике, является прямым заимствованием из русских говоров того периода, когда создавался языковой конструктор, названный «латынью» (об этом мы давно рассказывали), т.е. является искаженным произношением слова «мышь». Отличается же в произношении, потому что в латыни и вообще в новейших европейских языках нет гласного звука «Ы», имеющего изначальный смысл и роль в осмысленном словообразовании, и нет такого же осмысленного согласного «Ш» (вы же сами в курсе, сколько букв используют в распространенных языках Европы для передачи звука «Ш»). Соответственно, подмененные звуки нарушают смысловой строй и энергетику речи, поэтому все производные языки, вроде латыни и далее к современности, не имеют глубинной этимологии и закрывают путь к истокам Языка! Так называемые «древние римляне» не могли выговаривать слово «мышь» и тем более написать его латинскими буквами! Однако вот это искаженное произношение прозападные лингвисты без всяких сомнений, но неправомерно включили в состав гипотетического «индоевропейского» праязыка человечества. Можете себе представить, как такая лингвистическая фантазия влияет на «среднюю температуру по больнице» в гипотетических языках, в которых на полном серьезе лингвоконструкторы и новоязы ставятся в один ряд с живыми языками? Особенно, когда таких примеров очень много, что и не счесть, поэтому у нас и нет никакого доверия к таким гипотезам, как «праславянский» и «индоевропейский»!

Теперь возвращаемся к «неясного происхождения» для современных лингвистов слову «МЫСЛЬ». Для позвукового (по смыслу каждого звука) осмысления этого слова, чтобы смоделировать его происхождение, нам необходимо восстановить до полногласия все звуки, т.е. не должно быть в слове, говоря по-современному, скопления согласных и закрытых слогов (их нет в певучем Языке изначальном). Тогда мы увидим, что перед нами древнее словосочетание из двух слов: «МЫ + СЕЛА» (во втором слове безударный в конце редуцируется затем до «СЕЛЪ»).

С первым словом у нас с вами уже всё прояснено выше, когда разбирались с «мышью»: по правилам Живой Речи, звуки входят во все слова со своим изначальным смыслом, и смыслы неизменны. Поэтому звукосочетание «МЫ» - это всегда нечто «потенциальное, скрытое, непроявленное, общее, присущее всему». Ведь непроявленное – оно везде и может относиться ко всему и к каждому. Отсюда и давние, забытые истоки, кстати, личного местоимения «МЫ», когда никто не знает, что это такое, но в этом может соединиться с кем и чем угодно! Можно объединиться с другом и сказать «мы», а можно представить себя деревом среди деревьев и сказать о себе, как дереве, вместе с другими деревьями - «мы»! И всегда в этом будет заключаться первозданный смысл звукосочетания «МЫ», т.е. изначальное единство. В общем, по поводу этимологии местоимения «мы» на фантазии в этимологических словарях смело можете не обращать внимания, если это касается ваших личных познаний.

В корне же «СЕЛЪ», который мы встречаем в родных словах «СЕЛо, СЕЛение, наСЕЛение, наСЕЛённая (вСЕЛённая), вСЕЛенная» и т.д., основанием для смысла является звук «Л», который всегда осмысляется как некая «внутренняя энергия», внутри-внутри (подробней см. в «Азвуке Родной Речи», 2019). Звукосочетание «СЭ» здесь уточняет, что дальше происходит с этим основанием. Смысл звука речи «С» - в сосредоточении, собирании и т.п., как сжатие пальцев в кулак, а смысл гласного «Э» - в потоке энергии, течении, продолжении, росте. Так что образно смысл «СЭ» можно представлять по-разному, но энергично – к примеру, от бурного потока до резкого движения кулака… Выходит, что в такой смысловой модели из «Л» появляется, возвышается, поднимается, произрастает «СЭ». Попробуйте, как в формуле, на месте этих букв представить образы, на которые мы сориентировали в описании смыслов звуков речи. В итоге, можем понять, что «СЕЛЪ» - осмысляется приблизительно, в самом общем виде, как нечто «растущее изнутри», от некой первоначальной «основы», по всем законам роста и жизни всего живого! Растущее сосредоточенно куда-то, в каком-то одном направлении. Раз живое не может не расти!

То же самое наблюдаем даже когда в слове выпадает гласный звук и остается только «СЪЛ», например, в слове «ЯСЛИ», где оно появляется вновь при изменении слова (к примеру, «яСЕЛьный»). Здесь из-за уточнения корня «Сэлъ» звукосочетанием «ЙА» (что обозначается буквой «я») понимаем, что слово в целом относится к самому началу жизненного процесса, как и в слове «яйцо», где тоже есть этот же слог «ЙА». Отсюда уже потом следуют современные значения слова «ясли» как «кормушки для скота» и «воспитательные учреждения для совсем маленьких детей».

А вот в нашем примере, из-за которого весь этот рассказ, вместо «ЙА» выступает звукосочетание «МЫ»: «мы-СЛенный». В полнозвучии можно привести для осмысления такую форму:

МЫ + СЕЛЕ, или МЫ + СЕЛЕ + Н (ный) – для слова «мысль, мысленный», или (для сравнения) похожая по корню форма

В (Ъ) + СЕЛЕ + Н (ная) – для слова «Вселенная».

В одной из давних работ нами уже рассказывалось, что «Мысль» и «Вселенная» - по сути, древние однокоренные слова, а человек – дитя Вселенной, и наша Мысль, наше мышление неразрывно связано со всем живым Космосом, другим обозначением той же Вселенной. Они в едином энергетическом поле! Ведь всё живое внутри известного нам необъятного Космоса.

Если хотите на самом деле понять смысл слов, то и здесь не следует принимать во внимание этимологические словари, в которых утверждается, что «космос» из греческого, который в действительности относится к разряду тех же языковых конструкторов, как и латынь. Поэтому лингвисты и признаются, что слово «космос» в греческом «неясного происхождения», потому что греческий, как и латынь, не имеет собственной глубинной этимологии слов, и потому что слово (с прибавлением греческого окончания «ос») тоже взято из «русских» же говоров периода формирования «греческого» языкового конструктора. Вам прекрасно известно русское слово «Космы» (от первоначального слова «коса», относящегося к волосам на голове), от которого происходят и «космос», и «косметика», первоначально связанные с «украшением» волос на голове, укладкой и формированием прически и т.п. А потом уже греки «космосу» приписали всё, что повыше головы, наверху, во Вселенной!

И, наконец, точно так, как некоторым слышится в слове «МЫШЛЕНИЕ» - «мышь» (когда не знают или не отслеживают пути осмысленного словообразования по естественным закономерностям Живой Речи), некоторым мерещится «мысь» (т.е. уже белка) в слове «ПРОМЫСЕЛ». На том лишь основании, что некогда беличьи шкурки очень ценились и нередко играли даже роль денег, в том числе, к примеру, когда «мыт» (налог) требовали в «мысях» (беличьих шкурках). Нет спору, наличие похожего звучания нельзя отрицать в этих словах, это их объединяет в некую условную группу. Но нужно смотреть на словообразование по правилам:

Мы + Са – это для «белки»: Мыся, Мысь.

Мы + То – для «налога, пошлины»: Мыто, Мыт.

Мы + Ша – для «мыши»: Мышь.

Мы + Села – для «мысли»: Мысль, Про-мысел, Промышленность, Мышление и т.д., где

Се + Ла – для корня «Селъ»: Село, Селение, Вселенная и т.д.

У этих слов есть общая, даже издревле осмысленная часть. Но они настолько расходятся в значениях, что даже «однокоренными» их можно считать с большой натяжкой.

Это не такие очевидные вещи, когда практически всем - и лингвистам, и простым любителям словесности - понятно, например, что слова «ЗАПАД» и «ЗАПАДНЯ» одного корня. Хотя больше с формальной стороны. Чтобы проставить нужные галочки в бумагах. У многих сегодня плохо с содержанием, а еще больше с осознанием СМЫСЛОВ, пространства смыслов, в которых пребывает человек и существует человечество! Иначе сами лингвисты, специализирующиеся на русском языке, прежде всех остальных озаботились бы тем, что для них сложена наука проЗАПАДной ориентации, как самая настоящая ЗАПАДня, откуда они пока даже не пытаются выбраться! Наверное, им так довольно комфортно!

Пожалуй, достаточно на сегодня. В общем, вот так прошлись от «Мыси» до «Мысли», начиная с Древней Руси и кончая современным пониманием слов, а также прошлись попутно и вкратце от слова «мышь» до «мышления» – даже космических, вселенских масштабов, раз Мысль и Вселенная – на самом деле однокоренные слова!

И случился весь этот рассказ, благодаря обыкновенным белкам, которых когда-то в старину называли «мысью» и которые подтолкнули сегодня с утра пораньше «мысль» в определенном направлении!..

(продолжение следует)

Скачать книги:

- «Азвука Родной Речи. Учебно-просветительское пособие. - РИТМ. 2019» - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=347

«Родные слова: правильно ли говорим и понимаем?» - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=278

 

(Российский Институт Творческого Мастерства - РИТМ. – 2023г.)

Публикация в эл.журнале «ЗОВУ РИТМ», апрель 2023

 

 

 

(Продолжение. См. начало в «ЗОВУ РИТМ», февраль-апрель 2023)

4.

И вот возвращаемся теперь, после смысла оборота «мысью по древу», к «Этимологии» и «Корнеслову». Удивляться тому, что мы больше внимания уделяем Александру Шишкову, на наш взгляд, уже не стоит. Потому что более поздние известные «Корнесловы» Федора Шимкевича (1802 – 1843) и Василия Зелинского (1853 - 1914) мы вовсе не собираемся рассматривать. Причина простая - они созданы уже в русле устоявшегося «прозападного» подхода в лингвистической науке, вроде распространенного в наше время этимологического словаря Макса Фасмера (1886 – 1962), которым мы обычно пользуемся лишь из-за того, что нашим читателям его легче найти для справок и сравнения рассказываемого нами. Наверное, обращали внимание и на то, что каким-то там эфемерным «преимуществом» словаря М.Фасмера считается «перекличка с родственными языками», хотя, на наш взгляд, в большинстве случаев вся его «этимология» только к этому и сводится. Если не считать откровенно «прозападную» ориентацию в толковании русских слов, то ни о каком реальном «происхождении слова» там речи не идёт!

В общем, как обычно и бывает, у истоков современных наук еще можно обнаружить здравые идеи и находки, которые стараются критиковать или умалчивать нынешние «специально обученные» (это, к примеру, как современные экономисты «стесняются» здравых установок первоначального периода становления экономической науки, а про историков даже говорить не станем, что они там нагородили в своей науке). Поэтому как раз чаще и обращаемся к трудам А.С.Шишкова (1754 – 1841), когда у нас разговор начинается о реальном происхождении слов, хотя и он пребывал часто в смятении между своим языковым чутьем и иноязычным засильем в его время в русском языке на практике. У А.Шишкова есть и объяснение того, почему мы в поисках происхождения слова чаще всего обращаемся именно к русскому языку:

«…Первобытный язык исчез сам по себе,но существует во всех языках,в иных больше, в иных меньше. Он существует в них не словами своими, но корнями,из которых каждый язык произвел свои ветви…»

Наша исследовательская практика и показывает, что современный русский язык не следует считать «самым первым языком», как некоторым при поверхностном взгляде или чересчур эмоционально хочется. Это стало бы ошибкой, потому что и русский язык сильно изменен и разрушен. И остальные языки, как сказано у А.Шишкова, в какое-то время в каком-то месте «ответвились» в сторону от общей первозданной «реки» творящей силы (если помнить, что «река» и «речь» одного корня), откуда и русский язык. В конечном счёте, у всех языков общий первоисток, и наивно выделять какой-то из них в качестве «первого»!

Но при этом, как мы не раз подчеркивали, именно русский язык, в сравнении с остальными, сохранил больше всего сведений о первоначальном строе Живой Речи и смысле звуков и слов. Ни в одном другом языке мы такого не обнаруживаем! И всё необходимое по происхождению слов обычно находим в русском языке. Понятно даже почему. Как писал еще А.Шишков:

«…Наречия, весьма одно от другого отдаленные, почитаются уже особыми языками. Это происходит оттого, что некоторые слова забываются, другие изменяются, третьи вновь выдумываются и входят в употребление. Но забытое слово не престает иногда существовать в происшедших от него ветвях, измененное остается часто не изменившимся в корне, новое обыкновенно производится от старого. Таким образом, как бы новейший язык ни отошел далеко от первобытного своего образа, однако следы его остаются в нем приметными и не изгладившимися. При старании можно до них добраться…»

При этом А.Шишков, в качестве примера, на многих языках показывает искажение сохранившегося в русском языке слова «ДЕНЬ».

«…На сорока наречиях и языках видно, что все они одно и то же слово повторяют. Но какая сделалась разность между русским день, французским jour и немецким tag!..»

Мы бы уточнили здесь и сказали, что не «повторяют», а искажают одно и то же сохраненное в русском языке слово «День»!

А теперь смотрите на это слово с точки зрения энергетики его звучания и осмысления в пространстве восприятия человека (теоретическую часть повторять не будем, см. в нашей работе «Азвука Родной Речи». 2019).

Раз в корне слова «День» содержится гласный звук «Э», мы его относим к 6-му центру тонкой энергетики человека, т.е. выше всего центра восприятия (сердца).

Для проверки данного утверждения, так ли это, согласно ранее описанным в указанной нашей книге правилам Живой Речи, обращаемся к инверсии. Внизу, во 2-м центре должно быть слово «Недъ» (или «Неда»), как зеркальное отражение от 6-го центра. Возможно, такое слово было раньше и в первозданном языке. Как А.Шишков и утверждает, его следы мы можем найти и сегодня по миру (к примеру, в испанском, греческом, болгарском…), нас пока такие нюансы не интересуют, поэтому экскурс в другие языки пропускаем.

В современном же русском обнаруживаем более очевидную вещь для подтверждения того, что «День» является словом 6-го центра.

Во-первых, мы знаем во 2-м центре такое слово как «Недра», которое состоит из двух древних слов: «Неда + Ра». Ведь «недра» мы с вами понимаем не где-то вверху, а внизу, в области нижних центров человека (а во внешнем мире «недра» - вообще под землей).

Во-вторых, по правилам Живой Речи, во 2-м центре в корне можно заменить гласный звук 6-го центра «Э» на собственный звук 2-го центра (хотя он и утрачен в современном русском, на практике мы вместо утраченного часто помещаем соседний звук «У»). Тогда мы имеем во 2-м центре уже вполне известное слово «Нуда» не только в значении, указанном в словаре В.Даля как «принуждение, плохое житье» (отсюда и близкое понятие «нужда»), но еще и как «частое побуждение к моче» в том же словаре. А мочевая система у человека, сами знаете, как раз внизу, приблизительно в области 2-го центра.

Так что, с учетом этих аргументов, можно считать доказанным, что согласно правилам Живой Речи, слово «День» располагается вверху, именно в области 6-го центра!

Кстати, как мы не раз говорили, НИ В ОДНОМ ДРУГОМ СОВРЕМЕННОМ ЯЗЫКЕ, КРОМЕ РУССКОГО, ВЫ ТАКОЙ ЧЕТКОЙ СИСТЕМНОСТИ НЕ УВИДИТЕ! Поэтому наши утверждения о том, что русский язык до сих пор больше всех остальных языков хранит многие данные изначального ладного Языка, вовсе не голословны, а основаны на сотнях и тысячах примеров осмысленных разборов происхождения слов!

Но если А.Шишков начинает мыслить, т.е. анализировать слово, от русского слова «День», как сохранившегося «исходника», то остальным это уже не столь очевидно. Многие теперь бегают между языками, не разбирая, где же «первоисточник»! Например, еще в XIX веке был такой лингвист О.Сенковский, который писал: «…есть общее между словами день и латинским диес («день»). В то же время бесспорна связь между этим диес и итальянским «giorno» («джиорно» - «день»). Но французское «жур» («jour») и итальянское «giorno» - совершенно несомненно одного происхождения…»

Откуда и каким образом - им уже невдомёк, как и «авторитетному» пока еще М.Фасмеру в его словаре. Перед нами одни гипотетические гадания, опирающиеся на современные прозападные лингвистические теории!

Правда, современные лингвисты ссылаются еще на придуманный ими гипотетический праязык – «праславянский» или «индоевропейский»! Хотя и это им нисколько не помогает.

А еще выдают одно из имеющихся значений слова «День» за его этимологию: якобы оно издревле обозначало «время ясного неба»! Но это именно одно из сохранившихся значений, а не первоначальный смысл этого звукосочетания в пространстве восприятия человека.

Мы же исходим из того, что этот осмысленный комплекс звуков или звукосочетание «Д + Э + Н + А» (в конце безударный гласный, конечно же, редуцируется и мы имеем «ДЭНЪ»), располагается в 6-м центре, в области высокочастотных энергий (даже по цвету, вы же отличаете, к примеру, низкочастотный оранжевый цвет 2-го центра от высокочастотного синего цвета 6-го центра).

Поэтому позвуковое осмысление всего этого комплекса подводит нас к пониманию, что древние предки периода правильного языка «ДЕНЬ» воспринимали высоко в пространстве как сильные энергии, как что-то яркое, светлое, т.е. приблизительно как:

- (физически) «движение энергии до другого состояния, качественное изменение» или

- (в духовном плане) «душевная энергия между стихиями разнокачественными».

Именно в этом смысле он и входил в другое древнейшее понятие «ДЕНЬГА», если помним (из наших прежних осмыслений), что «ГА» - это «движение, путь». У предков «Деньга» было только в смысле «дневного движения» или «энергии», необходимой «в пути».

Отсюда же первоначальное значение «денег», как универсального обменного средства, чтобы «заправиться» нужной в дороге порцией энергии - до следующего перехода, до следующей «заправки» энергией, до следующего дня. Но не таскать с собой энергию, необходимую или данную для всей многолетней жизни.

Отсюда следует, что в здравом и ладном мире «деньги» не могут быть «средством накопления» для людей. В противном случае такие «накопители» деградируют до предмета, вроде «аккумулятора» энергии, и утрачивают всё духовное (это касается как отдельных людей, так и целых обществ, свихнувшихся на «накопительстве»). Сами понимаете, аккумуляторы сами не «живут», аккумуляторами пользуются – другие, кто живей! Еще хуже, когда и «аккумулятора» нет, т.е. нет уже энергии, ею не владеют, не умеют пользоваться, а есть вместо них только «подмены», только «бумажные пачки» или «цифровые знаки» заменителей энергии в конце технократической цивилизации. Когда уже не живут, а только грезят жизнью, т.е. пребывают в болезненном состоянии. Как правильно писал в рассказе «Страшная ночь» Михаил Зощенко, «нету в деньгах ни душевного успокоения, ни мировой идеи», по поводу чего заблуждаются всякие там «капиталисты» и прочие «накопители»!

Мы не говорим еще о том, что есть физика, когда сильное сосредоточение энергии в одном месте искажает поле и полярность, а у человека – искажается его восприятие…

Современное испорченное понимание «денег» разительно отличается от понимания смысла «День-Га» в ладном Золотом веке, например, как «светлые знаки божественного возвышения», получаемые при эволюционном росте до Человека Разумного по мере восхождения. Возможно также прочтение «День + Га» - в смысле «душевная энергия разных стихий в заданном движении». Но это уже совсем другая логика восприятия Жизни и Вселенной, непонятная для деградирующего мира.

Что касается мнения современных специалистов по этимологии, в распространенных сегодня словарях - вполне в прозападном духе - слово «деньги» считают заимствованием (из тюркских языков). Другого можно было и не ожидать, когда здравые ориентиры утеряны и в познании языка, природы человеческой речи. К тому же никуда не девается подспудная установка на принижение роли русского языка в современной науке.

В реальности мнение о заимствовании этого слова совершенно противоположно здравому посылу А.Шишкова и результатам наших исследований. Если «День + Га» осмысленно вписывается в энергетику пространства восприятия человека, то у последующих изменений этой основы в других языках, вроде «таньга, тенге, тенке» и т.п., такого не наблюдается. Наверное, хватит уже по поводу современного ложного понимания «денег», и пора идти дальше.

Вопрос такой. Вы хорошо знаете, что такое «ПРАЗДНИК»?

Насколько мы в курсе, современные самоуверенные «знатоки» обычно предпочитают такое объяснение, мол: «…это существительное когда-то давно образовано с помощью суффикса -ик- от прилагательного «праздный», то есть свободный от работы…»

Еще более «оригинальное» (тут без сарказма трудно обойтись) объяснение дают те, кто занимается этимологией, якобы «ПРАЗДН-ый» - от той же основы, что и «порожний»!

Тут сказывается не только ложное представление о чередовании «ра» и «оро» в словах, вроде «град – город». Но еще, видимо, и необъяснимые пространственные ассоциации или галлюцинации, перетекающие затем в лингвистические гипотезы!

Попробуем объяснить попроще.

Вы же знаете, где «рожа» в человеческом пространстве? Да, конечно, повыше сердца – в области 5-6 центров.

И, конечно, различаете, где «порожний», а где «по роже»? Хотя бы формально, на уровне букв в слове и слитного-раздельного написания!

Так вот, «по роже» (существительное с предлогом) в пространстве остается там же, где «рожа».

А вот слова, образованные путем добавления еще одной части (в данном случае, приставочным способом), по правилам Живой Речи, без инверсии переносятся в противоположный центр (относительно сердца), т.е. в данном случае в область 2-3 центра, это мы о древних словах: «По-Рожа, Порожний, Порожняк, Испражнение». Все они внизу, в области нижних центров!

Далее, если вы полистаете лингвистические источники, то сами обнаружите, где собака порылась! У современных лингвистов это особенно хорошо видно, когда они объясняют глагол «испражняться»: у них, оказывается, одно и то же «празнъ» и «празднъ», понимаете! Плюс-минус трамвайная остановка для прозападных лингвистов вообще пустяки!

Это когда мы точно знаем, что в природе правильной речи лишних звуков быть не может!

Когда составители словарей пишут, что испразнити означает «освободить, опустошить», с ними можно и согласиться, это все - внутреннее содержимое в области нижних центров.

Но причём тут корень «ПРАЗДН», который полностью в верхних центрах по энергетике, повыше сердца, в области головы? Это вообще из другой оперы!

И это хорошо видно, если разделить этот корень на первичные составляющие, на древние осмысленные корни, ставшие слогами нового, сложенного из нескольких частей, составного слова:

«Праздн-» в изначальном полногласии (т.е. когда восстанавливаем все безударные редуцированные гласные, огласовку) – это

«По Ра За День»

(специально выделяем, т.к. это важно).

И это на современный русский можно «перевести» как

«по Богу в течение дня»!

Хотя и без перевода понятна суть первоначального распределения по слогам.

Мы ведь с вами в слове «ПРАЗДНИК, ПРАЗДНЕСТВО» при всём незнании или слабом знании языка всегда чувствуем что-то хорошее, возвышенное (в верхних центрах), несмотря на всю ложь прозападных лингвистов, растиражированную на миллионы экземпляров. Но не чувствуем какие-то там «испражнения» и прочие «порожние» - внизу!

Как можно равнять «праздное» с «порожним», не будучи «немцем» (от древнего слова «немой»), т.е. безграмотным иноязычным! Разве не так?

Кто там заложил еще в XIX веке, а то и раньше, ошибочное соотношение «праздного» и «порожнего», теперь трудно сказать, только это то же самое, что и не делать разницы между «Любовью» и «сексом», когда и тем, и другим неразличающие просто «занимаются»!

И, пока удовлетворяются их «первичные» потребности, им всё равно, что с Языком. И с тем, что процесс конечного оскотинивания начинается с порчи первого слова.

Как в лавине. Они же пока не скатились до конца, они пока где-то в промежутке, и не думают, что лететь уже недолго, как на санках с горы. А может быть, и думают. Думают, что после них хоть потоп! В общем, известная история!..

(продолжение следует)

 

Скачать книги:

- «Азвука Родной Речи. Учебно-просветительское пособие. - РИТМ. 2019» - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=347

«Родные слова: правильно ли говорим и понимаем?» - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=278

(Российский Институт Творческого Мастерства - РИТМ. – 2023г.)

Публикация в эл.журнале «ЗОВУ РИТМ», май 2023

 

 

 

(Продолжение. См. начало в «ЗОВУ РИТМ», февраль-май 2023)

5.

Нам ведь сегодня неспроста «специально обученные люди» уверенно, как будто так и должно быть и никак иначе, рассказывают о «техническом русском языке», между прочим, правильно отмечая, что это всё-таки больше «заимствованный язык», т.е. язык, созданный на заимствованных понятиях (в идеале прозападная лингвистика заточена на то, чтобы представить русский язык созданным на всём заимствованном от соседних языков, что и видно как на враждебной пропаганде, так и на прозападной теоретической основе русского языкознания).

Обычно под «техническим русским» имеется в виду масса современных «русифицированных» терминов, преимущественно пришедших с Запада, с «молодых» (т.е. производных) европейских языков последних веков. Терминов, положенных в основу всего, о чем только рассуждают люди, оказавшиеся вольно или невольно в «технократической цивилизации». Никто у нас и не скрывает, что набирались все эти термины в ходе контактов с «иноземцами». Но, видимо, учебные программы (и программы «переориентирования сознания») так коварно составлены, что и мысли не возникает у людей обычно о том, что таким образом происходит ПОДМЕНА родного языка чужим, и происходит ПЕРЕХОД НА ЧУЖИЕ «правила игры» для жизни.

В таком случае, во-первых, можно проморгать, где подвох. И не иметь выбора (раз свое утрачено или не берётся во внимание), когда нужно действовать «по правилу» тому, на который игрок заранее согласился, вступив на это поле. Так сегодня «играет» по жизни очень и очень много людей, еще с грибоедовского времени смешивая «французское с нижегородским» и путаясь в этой мешанине. Дезориентация, она во всём проявляется.

А во-вторых, по сути, в таком случае перестают быть Хранителями наследия предков, утрачивают заданные изначально ориентиры для человека разумного и уже запросто перенимают и бездумно распространяют теперь чужой опыт существования и разговоров. Такой опыт, который всё равно заведет в тупик, даже если пока терпимо, потому что для этого и заданы чужие «правила». Но о завтрашнем тупике обычно не задумываются, будучи занятыми сегодняшним относительно «легким» движением вперед по жизни. Так удобно, видимо.

Что же касается настоящих правил жизни и языка тоже, то когда-то было наоборот, отовсюду шли на Русь учиться исконной Живой Речи! Потому что только она давала верные ориентиры и смыслы!

Да, пока на дворе «технократическая цивилизация», наверное, хорошо понимать и «технический русский язык», как обычно, бывает, вникаем в чужие слова и иностранные языки, оказываясь на чужой или захваченной территории. Хотя одно это, конечно же, само по себе не предполагает забвения Родной Русской Речи, изначальных истоков. Что же еще хранить, когда всё остальное могут отнять? Но простота, видимо, думает иначе, или вовсе не думает!

В общем, однажды в прошлом катастрофа случилась. Из некогда единого Языка образовалось множество последующих «наречий», словно большое зеркало распалось на мелкие осколки, в которых уже непонятно что отражается (раз целого не стало). И такое положение для выживающих стало новой «нормой» на столетия. Если без подробностей, то к сегодняшнему моменту «узкая специализация» (т.е. частичная, осколочная информированность) считается уже «нормальной». На базе такой сильно усеченной «нормы», на странность которой старательно закрывают глаза, образовались – вместо целостного Знания - сотни маленьких прикладных наук для «машиноподобной» цивилизации, в которую люди могут встроиться лишь в качестве узких функций, отдельных «винтиков» и «шестеренок». А также образовалось постепенно множество языков, когда люди продолжают по сию пору разъединяться, всё меньше понимать друг друга. Хотя казалось бы, куда уж дальше-то.

Те, которым удаётся хорошо вживаться в роль «робота» (т.е., простите, «специально обученного»… скажем мягче, «гражданина»), они теперь взахлёб восторгаются происходящим и даже поэтизируют сложившееся положение. Как хорошо и легко, оказывается, «не париться», вдумываясь в родные смыслы, а просто «дёшево и сердито» пользоваться «существующими терминами», якобы «обогащая» свой язык новыми словами! И разве таких упрекнешь, если сейчас везде господствуют «технические науки» откровенно «прозападной» ориентации. С одной стороны, вроде и хорошо, как в анекдоте, - «когда иностранные языки знаешь» (это там, где лиса петуха на «кукареку» ловит)!

Только изъясняться на других языках недостаточно, когда обманут в своём родном. Есть ведь еще и другая сторона. Нюансы устройства сознания и души, которые для человека живого (т.е. сохранившего природные, естественные, изначальные ориентиры в жизни) являются основополагающими, бытийными. Как правило, они «технократами» не учитываются, потому что для них «не существует» того, что «нельзя сосчитать». А «нельзя сосчитать» - потому что они упираются в собственные «технические» ограничения, как в «потолок развития», за которым более «ничего нет» и разворачиваются назад, в сторону технических устройств и систем, помаленьку «уподобляясь» им (сами же знаете, «мы есть то, что мы едим», к вопросу о живых «роботах» поведением и рассудком).

А есть еще один, можно сказать, психологический эффект, почему в какой-то момент люди идут в обратную сторону, думая при этом, что всё еще идут прямо вперед. Так случается, когда теряют ориентиры, и вот чем это чревато. В какой-то степени ситуация похожа на «кружение в лесу», когда возвращаются к тому же месту. Поэтому можно и взять для наглядности за основу такой пример.

Кружат в лесу не потому, что одна нога якобы короче другой (есть такой обывательский «миф»), а потому что тот, кто не ориентируется на местности, постоянно куда-то по чуть-чуть сворачивает, потому что сознанию свойственно всё время «думать и считать», т.е., как минимум, искать хоть какие-то ориентиры и намечать хоть какую-то цель, чтобы двигаться (если помните из фильма «Кин-дза-дза»: «…солнце на западе, значит, Ашхабад там…»). Это ведь нужно очень сильно постараться, как в медитации, чтобы «ничего не думать»!

Смещение в сторону от направления движения происходит по множеству имеющихся в сознании предпочтений (из накопленного опыта жизни): люди постоянно то, что перед глазами, с чем-то из своего опыта соотносят и принимают какие-то осознанные или неосознанные решения. Но такая последовательная череда мелких решений и небольшое смещение в сторону, происходит, и происходит постоянно, если нет, например, в лесу перед глазами какого-либо ориентира, позволяющего двигаться прямо.

Что же касается предпочтений и выборов, то, к примеру, заблудившийся в лесу, наткнувшись на какую-либо тропу, как правило, пойдет по ней, надеясь дойти до места, где есть люди или возможность сориентироваться. Разве не так? Только знатоки леса могут в таком случае предостеречь, что пойти по лесной тропинке бывает не только спасительно, но и очень опасно. Потому что в лесу тропинки чаще людей образуют естественные обитатели леса, дикие звери и прочая живность, и можно по такой тропе запросто выйти прямо к логову опасного хищника, или еще никуда не выйти, когда тропа оказывается нарочно закольцованной лесными же обитателями, чтобы сбить со следа своих врагов.

Запомните все эти нюансы. Между прочим, это к тому такой пример, что современная технократическая цивилизация устроена, грубо говоря, «по закону джунглей», потому что «местность» с какого-то момента менялась под «охоту на души». И только кое-какая упорядоченность в виде отдельных формальностей, на которые делается упор под социальным давлением, скрывает эту суть. В итоге, каждый выходящий в Путь по жизни сегодня вообще-то как в диком лесу, и ко многим «лесным» опасностям современной цивилизации добавляются еще риски нарваться на разные «примитивные социальные группы» (раз мы говорим о терминах и терминами разных наук)…

Вот с учетом такого обстоятельства, не вдаваясь более в нюансы, вернемся уже к теме языка. Подчеркиваем опять, что нет ничего плохого в том, если кто «специализируется» на языке какой-то технической области (горного дела, или машиностроения, или еще чего-то). Плохое для него, именно для него начинается тогда, когда отрывается от живых корней, от истоков, и ограничивается только лишь «техническим русским языком» (не считая ещё минимума каких-то общих слов, достаточных в быту по вопросам - есть, спать, потреблять, развлекаться и еще что-нибудь подобного, что главного отнюдь не отменяет).

Только на первый взгляд кажется, что ничего плохого, на взгляд из «социальной плоскости» существования (она, эта плоскость, формируется сейчас, напоминаем, «правилами» технократической цивилизации).

А вот на второй взгляд, более внимательный и углубленный, с реальных «высот» целостного осмысления человеческой природы (без «технических» ограничителей и «потолков восприятия») уже видится, что ограничением себя «специализацией» (т.е. становясь «функцией» системы) на самом деле фактически «выпадают» на обочину или уходят в сторону от изначально предназначенного Человеку Пути. «Специалист» оказывается в заданных рамках, почти как рыбка в аквариуме. Совсем как в глухомани!

Технократическая цивилизация создает множество факторов для «смещения в сторону», если вспомнить тот же пример с движением по лесу, когда люди по ходу незаметно для себя разворачиваются в обратную сторону, думая, что всё еще идут вперед, к намеченному (на социальном языке, к «прогрессу», хотя каждый его понимает уже по-своему, не замечая упадка и разложения собственно человеческого).

И еще дополнение к важным нюансам владения языком. Все эти вещи - «социальная плоскость», «технократическая цивилизация» и «технический русский язык» и т.п. - сложены из данного изначально «природного материала», но изменены под «новые правила». Но ведь и лес, в котором блуждают, вполне себе «природный», «материальный». И вопрос не в том, чтобы отказаться от «природного материала». Это нелепо и даже глупо – отказываться от природного!

Вопрос здесь в умении или неумении различать подмену от настоящего! В отношении русского языка – в умении отличать подменённые понятия и значения от живых смыслов! Вопрос в учёте языковых искажений – как изменено и где настоящее?

Наконец, в том, чтобы выправить «искривление» и восполнить недостающее! Хотя бы для себя, чтобы сориентироваться и не сбиться по жизни с Пути. Иначе можно на всю жизнь остаться посреди кривых зеркал (или в аквариуме для «специализированных» рыбок, если взять другой упомянутый выше образ).

Вот с чем как раз проблемы – когда уму, нарочно с детских лет «ограниченному» рамками «социальной плоскости», кажется, что нет ничего «недостающего» (душевное – ведь оно так эфемерно, с технической точки зрения)! В рамках его понимания, «всё у него уже есть»! Его представлений достаточно для объяснения всего! Как будто на базе «общей теории всего»! Остальное, вне его «теории», – просто «предрассудки»!

В крайнем выражении, с чем мы на практике тоже сталкиваемся, когда почти ничего задушевного не остаётся, такой ум даже восторгается тем, что с помощью правил русского языка всякими там «приставками» и «суффиксами» удается «русифицировать» любой чужой «термин» так, будто он «всегда» был в русском языке, как «свой». Для технократа такой порядок - это уже едва ли не новая, «техногенная поэзия» (даже такой оборот речи, оказывается, придуман особенно романтичными «технократами»). Вот такие нынче «патриоты» русского языка попадаются!

К сожалению, от таких восторгов до увлечения «художественными текстами» т.н. «искусственного интеллекта» один шаг (если разные там фантастические картинки «измененной реальности» для техноманов штампуют уже тоннами, то почему не должно быть искусства или там поэзии – для роботов, биороботов? Неспроста же на днях голливудские сценаристы забастовали против сочинений «искусственного интеллекта» для будущих фильмов! А насколько в нашей стране готовы променять на такие «техносочинения» русскую литературную классику?).

О нюансах внедрения «технического русского языка» можете дальше сами почитать: сейчас об этом осознанно или неосознанно пишут и любители словесности, и филологи с научными степенями.

Мы ограничимся только напоминанием общего процесса создания «технического формализованного языка» для «искусственной цивилизации», паразитирующей на живых ресурсах, включая и самих людей, совершенствование которых нарочно тормозится. Как так вышло. Мы ведь не зря указываем, что многие люди беспечны и спохватываются слишком поздно (как те же голливудские сценаристы или разные там борцы с «цифровизацией»), когда, как у птичек или насекомых, лапки уже оказываются в ловушке (к примеру, см. нашу статью «До цифровизации была буквизация…» в книге «Родные слова: правильно ли говорим и понимаем», не говоря уже о том, что во многих работах по языкознанию давно рассказываем о подмене Живой Речи формализованным языком, по сути, во многом как раз-таки «техническим». Технический русский язык – это не только о терминах).

Так и тут. На фоне постоянных переписываний мировой истории люди, лишенные исторической памяти, большей частью и не ведают, что из общего древнего языка вырывали куски и лепили из них неполноценные, т.е. «технические» языки для отдельных нужд или местностей со своей спецификой, языки во многом заранее формализованные, как «знаковые системы», хотя в них поначалу много оказывалось из Живого Языка, как первичного «материала», «сырья» для новых конструкций.

Внедрение новой «терминологии» - путем фильтрации и отсеивания неподвластного формализации - происходит постепенно, в течение жизни ряда поколений людей. Кому же сегодня придёт в голову, к примеру, что практически все современные западные «новоязы» сформированы под влиянием таких навязываемых «лингвоконструкторов», как латынь, когда и сам латинский стараниями ученых и писателей долго доводили до более-менее сносного состояния, чтобы был похож на живой язык? Этот процесс шёл длительное время, пока мировым «техническим языком» не стал английский, без которого в технократической цивилизации теперь не могут уже обойтись во многих профессиях и специальностях. Только обо всём этом сложены в справочниках совсем другие сказки-обманки, в которые «технократический» ум охотно верит.

Мы постоянно подчеркиваем в наших работах, что из древнего общего языка больше всего данных сохранил русский язык. Но и он сильно меняется под давлением «научно-технического» нашествия технократической цивилизации. Если до этого шел стихийный процесс заимствования «терминов» с Запада, то теперь довольно часто говорят уже о «техническом русском языке», наподобие «технического английского». Дела в сохранении и возрождении живых истоков обстоят худо еще и потому, что научная русская лингвистика сложена по западным лекалам и формализуется якобы по «мировым» стандартам.

К чему весь этот рассказ? А к тому, что не только много людей, со сбитыми ориентирами (это мы вновь о чужих тропах в лесу и ложных ориентирах – для ловли душ, см. пример выше). Но и лингвистическая наука, должная ориентировать правильно, как спасительный маяк, нарочно выдает «не те сигналы»! Указатели не туда показывают! И люди обманываются, невольно поворачивают на Запад, к искусственным, т.е. ложным, ценностям и подменам.

Сегодня ситуация такая же сложная, даже в познании родного русского языка, как и в годы нашествия Наполеона, когда за русский язык стоял всеми помыслами министр просвещения Александр Шишков, а многие его высмеивали и в те годы готовы были прогибаться под всё западное, а не только французское или английское. И редко кому сейчас удается сойти с хорошо протоптанной многими «прозападной» тропы, уводящей неизвестно куда от исконных смыслов и истоков Живой Русской Речи. По тропе ведь идти гораздо легче, чем продираться через заросли к забытым истокам!

Обычно и выбирают теперь что проще, как в лесу – любую тропу, вместо поиска собственного смысла и направления к цели (вот почему мы подробно описали ситуацию с ориентацией в лесу, чтобы показать механизм – как это происходит в цивилизации). И соответственно никуда не приходят. Их вполне устраивает то, что пока еще идут и пока еще надеются – на что-нибудь «хорошее»!..

Так формально теперь и получается, если сосредоточимся уже на изменении языка под техническое восприятие, например, что слово «МЕТИТЬ» (откуда понятия заметка, примета, сметка и многие другие производные) – это одно. Хотя и тут «метить знаком» сильно отличается от «метить из лука» или «метить на должность». Как будто разные слова. А вот глагол «МЕТАТЬ», отличающийся лишь суффиксом, оказывается, согласно этимологическим словарям, - это теперь другое! Потому что в нём не только «отметать, отвергать, отклонять», но еще и «выделять икру», разбрасывать, т.е. «метать бисер» и много чего еще, включая и «метания» чувств и мыслей, а не только дисков и гранат. У формалистов это все разное, вплоть до того, что у некоторых «метать» - это, понимаете, даже «многократная форма к глаголу мести, к примеру, подметать пол»! Так вообще можно дробить все значения одного слова на омонимы (термин для одинаковых по написанию и звучанию, но разных по значению). До полной бессмыслицы в понимании устройства языка!

Хотя изначально всё было в порядке, если основываться на природе самого человека. Показываем по тем правилам, которые давно уже описаны. В осмысленном энергетическом поле восприятия Живой Речи древний корень «МЕТЪ» располагается в области 2-го центра, как инверсия от корня 6-го центра «ТЕМЪ» (от него слова «темя, темяшить, темнить, тема» и т.д.). Не зря же сюда, ко 2-му центру, относится и «метать икру», как признак размножения. При подстановке же гласного звука нижних центров «У» (вместо «Э») в корень 2-го центра получается «МУТЪ», откуда слова «муть, замутить» и т.д., которые воспринимаются нами обычно где-то внизу, если считаем от сердца.

Формальный подход может запросто завести в тупик. Например, есть у глагола «метить, метать» форма 3-го лица «МЕЧет», на основе чего можно предположить связи со словами «МЕЧ» и «МЕЧТА».

Кстати, о происхождении слова «Меч» лингвисты указывают на его «неясное происхождение», либо на заимствование из готского (без Запада же у них никак). В этом у нас большие сомнения, а у них нет.

А вот «Мечта» у прозападных формалистов происходит якобы от «той же основы, что и Миг, Мигать». И такое в публикуемых словарях, как будто составители оглохли или являются иноземцами! Поражает степень языкового бесчувствия и безграничности лингвистических фантазий! Хотя западные стандарты под такую деградацию и заточены!

Давайте обойдемся без непотребных словарных цитат и наших углубленных разборов, раз с «мечтой» здесь только попутные замечания. Отметим на почти наглядных образах. Обратите внимание. Разве вы не слышите в слове «Мечта» те же самые согласные «ЧТ», что и в словах, например, «Чтить», или вот «Почта», по поводу происхождения которого ссылаются на римскую практику времен императора Октавиана (готовы уже любой анекдот приплести, лишь бы русский язык не учить толково)! Хотя реально – при восполнении недостающих гласных (кто еще не знает о полногласии древнейшей Русской Речи и отсутствии в ней закрытых слогов?) – в этих примерах выходим на известное даже сегодня древнее слово «ЧЕТА» (от него же «чёт, чётное и нечётное», и даже«чёткость» с тем же корнем, что бы там не писали в прозападных справочниках).

Если уж касаться «почты», пускай даже по версии составителей словарей, то слово «Чета» сначала попало в латинский лингвоконструктор в значении «соЧЕТания, связывания, соединения» при переправке грузов и нарочных на станциях, а потом только перекочевало в более поздние европейские языки.

Звукосочетание «Чета» издревле понимается как процесс соединения, связывания, примыкания в неразрывное целое разных частей, в смысле «устойчивого соединения», монолитного. Как в слове «По-Чета» (откуда «Почта»), так и в слове «Ме-чета» (откуда «Мечта») основной смысл - в соединении, связывании в единое целое, например, «пункта А» и «пункта Б». Если в «почте» - это связь между станциями, то в «мечте» - связь между тем, что есть, и тем, что должно быть или чего хочется. В их соЧЕТАнии! Или прохождение пути от одной точки или ситуации до другой. Если на таком образе понятней, конечно, что имеется в виду в этих древних звукосочетаниях по смыслу.

Это у нас еще один пример того, как слово берется из почти русской речи («почти», потому что мы считаем русский язык по его признакам наиболее близким к древнему праязыку) и делается из него на Западе какое-то другое понятие, которое затем нам же возвращают в виде заимствования из другого языка, чтобы включить с другим значением уже в «технический русский язык». Понимаете теперь, к чему приводим такие примеры?

Или давайте, вместо подробного обоснования и звукового разбора (мы же этим много занимались при описании звукового строя в «Азвуке Родной Речи»), возьмём здесь другой пример, где прозападные лингвисты в словарях выдают - в качестве ложного ориентира для ищущего сознания - опять что-то невнятное, не имеющее опоры в живой Реальности. Вот открываем «толковый» словарь Ожегова и читаем в одном месте, что

«ПОЯС - лента, шнур, ремень или прошитая полоса ткани для завязывания, застёгивания по талии…

Сегодня так это понимается, но уже неизвестно почему. Такое значение подается на первом месте, как основное. Но, по идее, на первом месте должно быть то, что в словаре на третьем месте: «то же что талия» (т.е., в том же словаре, «узкая часть туловища между грудью и животом»). По природе (и логике тоже) сначала дано туловище, и только потом – уже что-то на нём. Но в мире, где вещи дороже людей, совсем другая «логика» - кривая, нечеловеческая! Поэтому даже в словаре «пояс-лента» в приоритете, как вещь, в сравнении с «поясом-талией» человека. Люди настолько уже привыкли к такому «техническому русскому языку» и «технической логике», что даже не замечают, что чуть ли весь словарь состоит из таких вот нелепых «мелочей» в словах, из которых, когда их слишком уж много, складывается кривая картина мировосприятия, а затем и кривая жизнь, с кривым пониманием «мечты» (из предыдущего примера), потому что кривыми «значениями» - думают и живут!

Далее, после того, как определили, в каком месте, логичен вопрос, а почему так называется, именно таким звукосочетанием? Обращаемся к «специалистам» по этимологии и узнаем, что, как обычно, концы спрятаны в никогда не существовавший (гипотетический) «индоевропейский» язык, т.е. у лингвистов и здесь только предположение. Единственно полезное от них - упоминание того (для тех, кто не слышал старинное слово), что у «пояса» есть родственный (однокоренной) синоним – «Ясало» (по типу русского словообразования: зерцало, кресало и т.д.).

Что ж, пора обратиться к правилам Живой Речи, чтобы разобраться в происхождении слова. И где проживает данное слово в пространстве восприятия человека. Из упомянутого понятно, что в формах «По-Яс» и «Яса-ло» корень звучит как полнозвучное «ЙАСА» (или «ЙАСЪ» с редуцированным гласным в конце). С учетом того, что в нём содержится звук «А», понимаем, что место данного корня в 4-м центре, сердечном. И даже его инверсия со звуком «А» там же, потому что это центральный звук, вокруг которого располагаются остальные звуки речи – «САЙА («САЙЪ»). Раз они практически в одном месте, далее определяем - по различным историческим сведениям, чтобы подкрепить наше изложение - вектор их направленности.

Известно, что издревле слово «ЯСА, Ясочка» (ласковое обращение к девочке, девушке и женщине, как к звёздочке), с учетом смыслов звуков речи, понимается как источник света в момент включения или как свет далекой звезды в виде точки. Сохраняется такой же смысл корня «ЯСА» и в слове «ЯСНЫЙ, ясность», как момент просветления, понимания, очевидности. Подтверждением служит еще и приведенный чуть выше пример: слово «Темень» в 6-м центре, до которого человеку нужно добраться – эволюционным путём совершенства – и донести из 4-го центра «Ясу», т.е. ясность, просветление своим деянием, познавательной деятельностью, помыслами и поступками.

Можно добавить еще и такой аргумент: существует легенда, что Чингисхан при создании своего государства обнародовал свод его законов и правил, который назывался вполне себе по-русски – «Яса». Для просвещения и организации общества.

Получается, что корень «ЙАСА» направлен вверх, как признак роста, просветления и эволюционного совершенства.

Подтверждается ли это его инверсией, формой «САЙА», вектор которого должен быть направлен вниз? Сохранились ли какие-то сведения об этом? Оказывается, да. У болгар и македонцев словом «Сая» называется верхняя распашная женская одежда. Образно говоря, «Сая» накидывается на «Ясу». А в Японии «Сая» - это термин времён самураев для обозначения ножен меча. И то, и другое «висит», тяготеет вниз. Смысл вроде подтверждается.

А заодно выявляется недочёт современной лингвистики. Если для лингвистов «пояс» и «ясало» - одно и то же, синонимы, как они и указывают, то из правил Живой Речи известно, что первозданный язык не предполагает синонимию вообще. У каждого звучания в природе языка своя уникальная «ниша» по энергетике и смыслу. Соответственно, у предков «Пояс» и «Ясало» были разными словами с различающимся смыслом.

Выявить эту разницу помогут смыслы самих звуков речи. И тут вам в помощь представленная ранее наша работа «Азвука Родной Речи» (2019). Образно говоря, «Яса», как источник, луч света, обозначает самого человека (А), начинающего (Й) свой направленный, сосредоточенный (С) путь (А) совершенства вверх по ступеням эволюции. И в этом случае звукосочетание «ПО» согласно смыслу указывает на наружные контуры, фиксированные очертания «Ясы». Следовательно, «пояс» - это сверху, снаружи!

А по поводу звука «Л» мы всегда говорили, что он осмысляется как нечто «внутреннее». Соответственно, звукосочетание «ЛО» указывает на внутреннее содержимое, содержание, состояние. «Ясало» - то, что внутри «Ясы».

Конечно, в формализованной лингвистике, в которой Человек и его Язык - вообще как в разных мирах и, согласно абстрактной «объективности», они – эти слова «Пояс» и «Ясало» - рассматриваются отдельно друг от друга, до таких смысловых нюансов очень далеко. Различие даже не предполагается, как и реальное происхождение слова, которое остается в этимологических словарях, по сути, не прояснённым...

(продолжение следует)

 

Публикация в эл.журнале «ЗОВУ РИТМ», июнь 2023

 

 

(Продолжение. См. начало в «ЗОВУ РИТМ», февраль-июнь 2023)

6.

В предыдущей части о «техническом русском языке» мы рассказывали шире, можно сказать, с общекультурной (универсальной, междисциплинарной) позиции, как и о «техническом английском», между прочим. Поэтому не стоит перепутывать наш подход к проблемам владения русским языком с ныне существующими предметами. Всё-таки основываемся мы на «материи» языка – если коротко, на Живой Речи, которая звучит в пространстве и проявляется в пространстве восприятия человека через особенные энергии. Звук и энергия – это уже физические явления, физика, а не просто условные знаки, вроде букв! Соответственно, «материальное» имеет своеобразный «след» или «отпечаток» в органической природе самого человека, с происхождением которого тоже не всё так просто, как рассказывают в сомнительных источниках. И рассказываем, как вы заметили, немного о другом «техническом», чем принято. Читатели, наверное, тоже в курсе того, что же сегодня официально считается «упрощённым техническим русским (УТР)» - это, как принято говорить, «контролируемый язык, используемый в процессе создания технической документации на русском языке». О нём говорят как об «ограниченной версии естественного языка», созданной для решения определенных практических задач в рамках чтения и письма (письменных документов), т.е., конечно же, на базе только лишь «условно-знакового» подхода, главным постулатом которого, как известно, является выражение «язык как знаковая система» (на это мы тоже указываем часто, дабы наш подход не спутали с методами современной формализованной «научной» лингвистики). Но «условные знаки», они вторичны по отношению к «материи» языка – Живой Речи, хотя без них (знаковых систем) в современной технократической цивилизации всё же нельзя обойтись. Только лишь с позиции «условно-знакового» подхода наши тексты о природе Живой Речи и истоках Языка нельзя полноценно осмыслить.

Поэтому и уточняем, чтобы читатели не запутались (мы работаем на стыке разных наук и не ограничиваемся рамками современной научной лингвистики, хотя для понятности читателям активно пользуемся её наработками и терминами, поэтому с точки зрения узкоспециализированной «научной» лингвистики наши тексты уж точно «ненаучны», о чем мы давно предупреждали читателей).

А запутаться можно запросто, когда достоверных сведений о русском языке мало и с малых лет обучают на уровне «ликбеза» - как-то изъясняться с другими людьми, а еще пользоваться условными знаками, т.е. читать и писать. Только и всего! Дальше уже каждый погружается в культуру народов и сферу познания в меру любознательности и любопытства (в хорошем смысле). Поэтому и версий о русском языке существует много, хотя «научная» лингвистика признает только одну (свою) историю русского языка. Крайними здесь можно считать как раз эту «научную» (или «официальную») версию и ее «оппозицию» (в разных резких выражениях), не признающую и даже отвергающую «официальную», содержащую много-много нестыковок и пробелов, облегчающих задачу критикам и вызывающих немало вопросов и большие сомнения (мы пока не говорим здесь об откровенной порче языка и враждебной «русофобии», чтобы не уйти далеко от языковой темы). Опровержения же высказываются по-разному, например, мы встречали такие слова (возьмём попавшуюся на глаза цитату без всяких правок):

«…Российские (с зарубежными корнями) лингвисты слепили из европейских языков, украинского, тюркских и церковного староболгарского языка суржик (смесь, "эсперанто") именуемый сегодня русским языком для финно-угорских и татарских народностей Российской Империи, чтобы французская знать как-то объяснялась с финно-угорским населением, не говорящим по-французски, но немного знающим болгарский язык по церковным молитвам…»

Мы не будем комментировать эту цитату, потому что наш подход к происхождению человеческой речи и русского языка подробно и с примерами изложен во многих наших других филологических работах, давно известных интересующимся читателям (см. хотя бы «Введение в Родную Речь. 2013» и «Азвука Родной Речи. 2019»). Можем лишь добавить, что такая позиция (которая в цитате), скорей всего, вызвана реакцией на часто переписываемую «всемирную историю», в которой давно всё основательно запутано, не говоря еще о подлогах и фальсификациях в разные периоды и разных странах, подлогах, считающихся ныне «историческими фактами». Теперь же, в переходный период к новой эпохе и в период пробуждения памяти (родовой) у многих людей, уже всё трудней становится скрывать от них правду. Но пока еще правду трудно различать в потоке информации от лжи только лишь на «условно-знаковом» уровне. Буковками можно что угодно насочинять! И требуется более «объемный» подход (образно говоря, познание чутьём и сердцем). И явно недостаточно взгляда через узенькие специализации, когда при всём желании не увидеть даже малой части целой картины.

Целой картины, которую многие исследователи прежде пытались видеть и называть порой «знанием естества» или «веданием природы», но и такие названия постепенно сужались до формальных дисциплин, и уже давно такие понятия, как «естествознание» и «природоведение» не отвечают своему первоначальному содержанию. Примерно так же произошло и с термином «филология».

Любой справочник сегодня может выдать, что термин «ФИЛОЛОГИЯ» происходит от греческого philologia, от слов philos «любовь» и logos «разум, речь», что буквально воспринимается как «Любовь к Речи», или даже «речь влюбленного» (т.е., по изначальной сути, СКАЗЫВАНИЕ В СОСТОЯНИИ ЛЮБВИ, как особом состоянии владения, быть может, творящим словом). Но те же справочники далее информируют, как в последующем понятие «филология» выхолащивалось и формализовывалось до современных узких определений, в которых от первоначальной сути практически ничего уже не осталось, однако подается это как некое «развитие науки» и «научного подхода». Согласитесь, что ни в определении недавнего прошлого (как «любовь к литературе»), ни в современных определениях, вроде «цикл гуманитарных наук, изучающих культуру народа через письменную и устную речь» и т.п., уже нет ни грана от первоначального смысла слова «филология». Слишком далеко ушли от живых истоков в искусственные формы, надуманные! И как будто онемели. А ведь те же т.н. «греки», когда-то высказавшие впервые слово «филология», наверное, еще понимали, почему именно этим словом нужно было называть прикосновение к таинству настоящей Живой Речи (или «Дара Речи»). И, возможно, были даже свидетелями чудесных для себя событий, явленных Живым Словом...

Но вернемся к способности различения. Раз такого «объемного» подхода (познания чутьём и сердцем), в дополнение к формальному (формализованному, «условно-знаковому»), пока почти нет, люди сегодня запутываются, мешая правду с ложью. А еще их целенаправленно запутывают, предавая огласке прежде скрываемые знания, которые уже нет смысла скрывать, и мешая их с ложью, чтобы люди по-прежнему оставались в старой системе, созданной для их эксплуатации.

Пару слов по поводу «целенаправленно запутывают» для «системной» (или систематической) «эксплуатации» людей. Происходит это через «специально обученных людей» на общественно значимых местах в социальной структуре через общественно значимые отрасли информации, имеющие прикладной характер и считающиеся «науками» со своими устоявшимися «правилами» и «традициями» за относительно короткое время (например, 200-300-400 лет для современной технократической, т.е. античеловеческой цивилизации), когда только считаясь с ними что-то «научное» возможно выдавать на-гора и якобы «состояться, реализоваться». Точно так же «специально обученные» люди, именующиеся «лингвистами» (и даже языковедами), просто должны (т.е. в соответствии с должностью, как однокоренным словом) поддерживать существующую «системную пропаганду» (т.е. базовую информацию, на которой держится та или иная система или общественная структура). Иначе «несогласных» система будет отторгать. Поэтому в такой социальной структуре вопроса «правды или лжи» на самом деле не существует (или он весьма относителен), сколько бы о них не говорили, как не существует и вопроса «справедливости». И вопрос «истины» здесь тоже весьма специфичен и зависит от конъюнктуры. Кто же еще не знает, к примеру, что есть устоявшееся за последние века представление об истории, которая тоже считается «наукой» и от которого в числе прочих, простите, пляшут и «лингвисты» (например, со своими «сравнительно-историческим методом» и «лингвистической компаративистикой» - кстати, последнее тоже считается уже техническим русским термином в том же прозападном русле)! Когда так или иначе убеждают себя в «научности» этой самой «системной пропаганды», то и грибоедовское «служить бы рад, прислуживаться тошно» никакого значения не имеет. Ведь проще же через то, что грубо называется «промывкой мозгов», стать «материалом» и даже «средством» эксплуатации и втягивать в систему эксплуатации других людей (особенно детей и юношество) для последующего воспроизводства технократической системы, не задумываясь о последствиях!..

Возвращаясь к цитате, которая как бы оппонирует официальной (или «научной») точке зрения, нужно сказать, что «научная» точка зрения на историю русского языка вообще-то недалеко ушла от такой вот «оппозиционной». На то она и «прозападная» наука, по сути, даже если занимается русским языком, потому что плетется в хвосте «мировых стандартов», утверждаемых Западом, который постоянно противостоит Руси (в этом смысле наши лингвисты играют на чужом поле по чужим правилам).

Можно теперь об этом и коротко, потому что стандартную информацию об истории русского языка легко почерпнуть во многих справочниках, в отличие от критических суждений об официальной точке зрения. Сейчас любая критика (здравая она или необоснованная) тонет в массе т.н. «лингвофричества», чего действительно много (из-за некачественного образования), куда без разбора относят всех, высказывающих отличное от принятого. Считается, что некогда существовал «праславянский язык» (как производный от гипотетического «индоевропейского», у которого, как утверждают лингвисты, есть еще «праиндоевропейский» предок, раз на искусственно сложенной шкале можно разместить еще какие угодно «пра-» языки, чтобы путать людей во временах, пространствах и смыслах, лишь бы они реальное прошлое не вспомнили). От «праславянского» далее произошли все славянские языки. От него же выделился т.н. «общевосточнославянский язык» или иначе «древнерусский» (это всё, как вы понимаете, термины современной науки). Дальше следуют известные еще со школы «Киевская Русь», «феодальная раздробленность» и много недружественных друг к другу «княжеств», затем «великорусское государство» и т.п., с обособлением к XVI веку уже собственно «русского языка». Все иные предположения о происхождении русского языка принято считать «ненаучными» и отметать в корне. В среде экспертов даже не стесняются говорить о том, что в ходе якобы «развития» русского языка в нем ведущее положение занимали заимствования из польского, голландского, немецкого, французского, английского, а также финно-угорских и тюркских языков, по сути, от всех соседей. Хотя больше из Европы (тут можно почитать в качестве яркой иллюстрации официальной точки зрения по истории русского языка книгу историка А.В.Пыжикова «Славянский разлом. Украинско-польское иго в России»).

Поэтому не совсем понятно, чем же существенным отличается официальная точка зрения от грубоватых высказываний её критиков (как в приведенной выше цитате), не признающих русский язык в качестве полноценного языка, когда эти точки зрения утверждают почти одно и то же, и когда ни у тех, ни у других нет достоверных данных о реальном происхождении русского языка, изменение которого просматривается ими поверхностно лишь на довольно коротком отрезке времени, откуда трудно определить, он «развивается» (т.е. изменяется в сравнении с «исходным» состоянием, уходя, видоизменяясь, от него все дальше и дальше)? Или же наоборот, процесс изменения русского языка, наряду с пробуждением сознания и родовой памяти людей (что сейчас, как вы понимаете, совсем уже «ненаучно» для самозваных ортодоксов лингвистики!), идёт вопреки всем препонам постепенно к возвращению условно «исходного» состояния (образно говоря, скрытого за нарисованной картиной, как в коморке папы Карло, если вспомнить тут известную сказку)? Этой последней идеи для наших «прозападных» лингвистов вовсе не существует. Зато этого очень боятся как на Западе, так и в прочих «русофобских» кругах, которые стремятся сегодня любыми средствами «доказать», что «русского языка нет», что он «сплошь состоит из заимствований»!

Способствует этому и утвердившаяся закостенелость формализованной лингвистической науки по русскому языку. Она не ищет, не открывает тайны, а обороняется, пытаясь отстоять, как бы вежливей выразиться, «устоявшееся мнение». Чтобы было понятней, в работе «Азвука Родной Речи» (2019) мы приводили пример под названием «Как всей страной искали корень РА». В том примере маститые ученые утверждали, что в русском языке такого корня быть не может. До сих пор в интернете гуляет видеоролик, в котором известный лингвист на публику заявляет, что в составе слова «разум» есть только приставка «раз» и корень «ум». И никакого корня «Ра», как утверждают некоторые, вроде сатирика М.Задорнова, которого этот лингвист там чересчур эмоционально чуть не матом кроет в лицо (выражениями, вроде «думать так может только абсолютный профан» и т.п.), когда писатель допускает всерьёз или в шутку много вольностей по русским словам. Кто бы сомневался! Мы ведь разбор слова по составу с детства еще в школе проходим! А хочется же - из природного инстинкта любознательности что ли - заглянуть в тайны языка глубже! Но там много чего «нерусского» нагородили доморощенные компаративисты! Лингвист в этом шоу выдает окончательную версию и ставит точку (всё, «король умер»!). А писатель-сатирик, прав он или неправ – роли уже не играет, берет аудиторию тем, что зовёт дальше – искать и познавать! Как говорится, «да здравствует король»!..

Только здесь мы немного о другом. Вот, смотрите, есть здание лингвистической науки, выстроенное поколениями ученых и признанное прямо (документально) или косвенно (по общественной значимости). Если даже не задаваться вопросом, правду там говорят или неправду. В этом здании, как мы знаем еще со школы, действительно нет такого гвоздя, как «корень Ра». Но разве не могут быть другие здания по другому выстроенные и с другими правилами, если даже из того же природного материала, т.е. русского языка, в котором уже допускаются такие строительные конструкции, вроде «корня Ра»? Если это действительно стройное здание, а не случайные безграмотные высказывания по отдельным словам. Зачем же материться по этому поводу, чего опасаться? Ведь лингвистическая наука – это один из способов описания языка, как он устроен и как им пользоваться. Или язык разрешается описывать только единственно утвержденным (некими «специалистами») способом и никак иначе? Вот ведь какая печалька, когда смотришь на шоу, устроенное сатириком и лингвистом! Тут и роман «Час Быка» Ивана Ефремова приходит на ум, и кинофильм «Кин-дза-дза» Георгия Данелии вспоминается. Потому что такой откровенно и воинственно прозападной «наукой русского языка» ни до живых истоков не добраться, ни сам русский язык толком не познать! Создаётся впечатление, что на эту дорогу вольного познания просто не хотят пускать. Чтобы не видеть другие грани знания, чтобы не прозревать. Страшно же! Вдруг кто-нибудь там отыщет правду!..

В общем, давайте на этом остановимся. Здесь мы с вами разобрались, во-первых, с тем, как постепенно в технократической среде формализуется и «технизируется» современный русский язык, утрачивая глубинное богатство содержания и образность, и как этот процесс всячески оправдывают лингвисты, привлекаемые в качестве публичных экспертов. А также вспомнили, что это такое - «упрощенный технический русский» (для документации). Еще же постарались здесь показать, что современная лингвистика покоится на формальном (формализованном) «условно-знаковом» фундаменте, как «мировом стандарте». Это не есть хорошо (только на первый взгляд, не разобравшись, можно шагать в тупик).

На самом же деле «условно-знаковый» подход к описанию Языка - только его поверхностная часть, как вершина айсберга в океане. Мы же вам пытаемся сказать и показать на примерах, что есть у этого айсберга огромная глубинная часть, основная часть - таинственное содержание, которое можно познавать только в особом состоянии – как сказано у древних греков о филологии, в состоянии «Любви к Живой Речи».

Мы же с вами на практике пока постоянно сталкиваемся с тем, что современная «научная» лингвистика, будучи лишь формальной частью (подчеркиваем, лишь небольшой частицей) ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ ЯЗЫКЕ, тем не менее берет на себя неоправданный риск «объяснять всё», что касается Языка, и это у неё получается очень и очень криво. Кривизна эта изнутри «лингвистической науки», возможно, и не замечается, но хорошо просматривается со стороны (например, через междисциплинарный подход на стыке разных областей познания). Читателям это довольно отчётливо становится видно, в частности, через наши рассказы об устройстве Языка и осмысленные разборы сотен русских слов в этих рассказах...

(продолжение следует)

 

Скачать книги:

- «Азвука Родной Речи. Учебно-просветительское пособие. - РИТМ. 2019» - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=347

«Родные слова: правильно ли говорим и понимаем?» - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=278

 

(Российский Институт Творческого Мастерства - РИТМ. – 2023г.)

Публикация в эл.журнале «ЗОВУ РИТМ», июль 2023

 

 

 

(Продолжение. См. начало в «ЗОВУ РИТМ», февраль-июль 2023)

7.

Ну, ладно, давайте всё же от историко-теоретической части вернёмся к практике, которая всё сказанное выше и подтвердит в очередной раз.

Вы еще не забыли, как недавно мы с вами разбирались в происхождении слов «ПОЯС» и «ЯСАЛО» от его исходника – «ЯСА» (ЙАСА)? Можете вернуться немного назад и перечитать (в 5-й части этого сочинения). Там было сказано о том, что в пространстве восприятия человека слово «Яса» - в 4-м центре (сердечном), с учетом наличия в нём гласного звука «А» (об этом см. в работе «Азвука Родной Речи», 2019). И там же было сказано, в связи с распространением звука в пространстве вообще и его изменением (это, как вы хорошо понимаете, уже физика звучания, как бы в резонаторе, и осмысление в восприятии того, что или о чём - в прямом значении - поётся в изначальном речении), напоминаем, сказано было там, что в направлении вверх – от сердца - получается слово того же корня «ЯСНА, Ясность», а в направлении вниз – слово «САЯ».

Продолжая мысль из того же примера о том, что у болгар и македонцев словом «Сая» называется верхняя распашная женская одежда, можно добавить, что не стоило даже так далеко ходить (хотя широкая распространённость по миру одних и тех же слов и корней указывает еще и на единый древний источник). Пример употребления можно было найти и ближе. Упоминается ведь в словаре В.Даля «Саян» в качестве «сарафана» у тверян (тверитян) и в качестве «юбки» у курян (а это, как известно, современные российские земли)! Такое же древнее русское происхождение названия и у центрально-азиатских гор «Саяны» (если отойти от прозападной лингвистической традиции скрывать истоки языка и к тому же не просто вычеркнуть из памяти русский язык, а еще и тенденции всячески его умалять).

Сколько же нужно объяснять, что слова изначальной Живой Речи сначала даны в осмысленном пространстве тонкой энергетики человека, а потом только по аналогии проецируются на всё окружающее! Поэтому и не нужно искать корни слова «Саяны» в тувинском или монгольском языках, коих еще и не было во времена единого праязыка. Праязыка, многие корни которого сейчас находим в современном русском языке. У предков тогда скорей всего была ассоциация земли как живого существа - в сравнении с человеком: к примеру, если женщину покрывает «саян» как сарафан или юбка, то горы, как «саян» или «саяны», в таком случае тоже ведь можно считать в какой-то мере «одеждой», покрывающей землю. Или вот М.Фасмер тоже напрасно ищет корни «саян» в польском и немецком (куда же он, конечно, без своего Запада и прозападной ориентации, раз в лингвистике хорошим тоном считается принижать значение русского языка). Напрасно, потому что слово «Саян» существовало издревле в праязыке! Это сложенное из двух простых слово: «Сая + На», когда «на» обычно указывает на значение «поверхность» чего-либо.

А еще, согласно правилам Живой Речи, первозданные слова не существуют сами по себе, поштучно и в отрыве от других (такое полагается разве что в современной формализованной лингвистике, да и то не всегда).

Слова пребывают в целостном едином организме Живой Речи как ее неотъемлемые частицы, гармонично связанные между собой энергиями и смысловыми переходами.

Так же и с древними словами 4-го центра ЯСА и САЯ, у которых, конечно же, должны быть измененные продолжения в других центрах энергетики человека выше и ниже сердца. Это еще одно подтверждение того, что не стоит тщетно искать их корни в западных и/или восточных языках, когда всё изначально дано в осмысленных энергиях пространства человеческого восприятия.

Конечно, некоторые вещи кажутся сегодня не очень-то и убедительными. Например, «Ясъ» 4-го центра (со звуком «А») при подстановке гласного 6-го центра «Э» становится уже осмысленным звукосочетанием 6-го центра «ЕС» (ЙЭС). Такой вот происходит плавный звуковой переход, т.е. энергетическое преобразование одного слова в другое в пространстве восприятия человека, изменение его смысла (такое изменение заметно даже при сдвиге ударения в слове, а тут еще более разительная перемена). В связи с большими утратами в современном русском языке по ходу его стандартизации (т.е. нормирования) такое звукосочетание сегодня считается лишь междометием русского арго (арго – это, напоминаем, чтобы вы долго не искали, условный язык определенных социально замкнутых групп, к примеру, воровское арго, считают почти синонимом понятия «феня» - тайного языка «не для чужих ушей»).

Возвращаемся от пояснения к примеру. Обратите внимание. Мы хотим сказать, что древнее слово «Йэс» сохранилось в русском языке как междометие, потому что утрачен его изначальный смысл. Именно по этой причине его часто путают с английским «да» (хотя большой вопрос, откуда такое звучание в английском «новоязе», с учётом его недавнего происхождения в сравнении с древностью базовых речевых смыслов).

В рассказах о происхождении Языка изначального мы утверждали, что слово и речь вообще – это не просто и не только звуки, но еще вдобавок и движение энергий, и движение тела, установленное изменение положения тела, как в танце.

Так вот в данном случае вам яркий подтверждающий пример! Как правило, «йес» сопровождается почти непроизвольным характерным жестом: пальцы сжимаются в кулак и делается резкое движение локтем назад. Почти как боевой приём! Волевым и физическим усилием! При этом, как правило, человека переполняет еще и радость! Тоже энергия, сила! Тут, кстати, можно вспомнить соседство с 7-м центром, где как раз и «проживает» слово «РАДУШИЕ» (как некоторый аналог «нирваны», если иметь в виду настоящий смысл радушия). Да и по смыслам звуков получается как будто ставится печать! Получается подтверждение и узнавание, как открытие нового: звук Й – появление, звук Э – поток энергии, звук С – как слияние в одной точке, попадание в цель (более подробно по звукам см. «Азвуку Родной Речи», 2019)! То, что звукосочетание «Йес» располагается в области 6-го центра проверяется его инверсией во 2-м центре, которую мы с вами тоже хорошо знаем – это корень «СЭЙЪ» (от этого корня слова 2-го центра, центра размножения – Сея, Сеять, Семя). Только вот, напоминаем, такой подход не убеждает апологетов прозападной ориентации в языке.

А мы пойдем дальше. Выше у нас, в 7-м центре, гласный звук «И». Подставив его вместо звука «А», получаем из «Ясы» уже другое осмысленное звучание – «ЙИСЪ» (в полнозвучии ИИСА). Обратите внимание еще раз, это случается в 7-м центре, при полном раскрытии всех энергетических центров, и это уровень Посвящения! В связи с высшим, 7-м центром в осмысленных разборах слов мы ведь часто напоминаем об этом.

В данном же случае это, как можете заметить, - то самое слово, которое прозападные лингвисты прописывают по части греческого языка в форме «иисус» с характерным греческим или латинским окончанием «-ус». Хотя о каком греко-латинском окончании можно говорить, когда он нередко встречается в наших родных словах, к примеру: Оболтус, Ярус, Гнус, Трус, Брус, Вкус, Улус, Рус и т.д. – что, как видите, одним лишь наивным подражанием студентов греко-латинскому уже не оправдать! Перед нами народные, древние звучания!

В самом общем смысле здесь его, звукосочетание «Йисъ», можно теперь по звукам обозначить просто в значении «посвященный». Пусть и в качестве понятного образа.

Мы не станем никого переубеждать. Убеждаться нужно на своём опыте! У нас рассказ вообще-то немного на другую тему. На самом деле, здесь смысловая картина словообразования еще занимательней! Вот следите! Звукосочетание «Йис» получается при подстановке гласного «И» 7-го центра. Это вверху, над головой, если иметь в виду всё энергетическое поле человека. При подстановке вместо гласного «У», который в 7-м центре может оказаться лишь в качестве зеркального (или полярного) отражения из 1-го центра, снизу, и это отражение в 7-м центре – древнее русское слово «ЮС» (ЙУСЪ).

Согласитесь, вы о нём уже слышали, если, к примеру, хотя бы интересовались старой азбукой, в котором были носовые гласные «юс большой» и «юс малый»! Да еще известно диалектное слово «юсить» в значении «хитрить». Проблема в том, что современные лингвисты и любители не знают, что это такое – «Юс»! Есть еще некоторые, пытающиеся по какой-то аналогии звучания сблизить звукосочетание «юс» со словом «ус, усы» (хотя близость есть, но есть и отличие, раз на конечный результат влияет каждый звук).

Смысл слова «Юс» ведь по звукам давно уже утрачен, вот и напоминаем: звук Й – появление, звук У – направленная энергия, звук С – как сосредоточение в одном месте и в одном состоянии. Понималось же предками звукосочетание «ЮС» как некое новообразование, или нарост, а в духовном смысле – даже как обновлённое или вовсе новое, качественно другое состояние (состояние души, прежде всего), состояние после посвящения и раскрытия всех центров, о чём люди давно уже позабывали.

А вот внизу, в 1-м центре, это звучало наоборот, как «СУЙЪ» (в полнозвучии «СУЙА»). По смыслам получается так: звук С – сосредоточение, наполнение, звук У – направление, изменение, звук Й – зарождение, самое начало, - здесь выходит, если образно, что-то вроде «опустошения, высвобождения, выхода из первоначального состояния, когда кажется, что ничего нет». Это как разряд энергии, как сверкнувшая молния, которая преобразовавшись исчезла из поля зрения в другом состоянии, в другой мерности, опять-таки если сказать образно.

Возможно, поэтому и сохраняются поныне у древнего слова «СУЯ» лексические значения «пустой, полый». От него знакомое сегодня наречие «Суе» в значении «напрасно, зря», которое входит теперь в состав слов «суета» и «суеверие». А еще мы с вами продолжаем изредка употреблять слово с тем же корнем «всуе» - в значении «впустую, без толку». Если обратили внимание, после пролистывания словарей, мы сейчас сообщили вам сведения, о которых у прозападных лингвистов имеются лишь догадки или смутные представления. Или просто заблуждения.

Наверное, уже хватит примеров на этот раз. Напоследок приведём еще такую занимательную информацию, потому что об этом современные лингвисты тоже дают лишь бестолковые объяснения. Связано это еще с одним правилом Живой Речи, о котором мы рассказывали тоже на многих примерах, - правилом переноса корня без инверсии, но с добавлением еще одной части, или слога. Вот смотрите.

Если мы, к примеру, имеем наверху, в 7-м центре, древнее слово «Юс», то можно ли его обнаружить в словах внизу, в 1-м центре? Оказывается, можно, если добавить к нему суффикс. И вы это слово с детства хорошо знаете – слово «гусеница», другое подзабытое, но основное звучание которого «Юсеница» с корнем «Юсъ» (согласный «Г» - вместо «Й» - появляется, по мнению лингвистов, из-за удобства произношения, а мы считаем – вследствие разрушения языка, утраты смыслов звучания, деградации). То, что это слово внизу пространства восприятия, сомнений, пожалуй, не вызывает ни у кого, потому что гусеницы обычно ползают (хоть по земле, хоть на ветках), но не летают, конечно же! Это так, в шутку!

Подводя итог, скажем теперь, что только сегодня люди выдумывают слова как попало, искусственные и в нарушение природных законов. А в Древности же изначальные слова Живой Речи никем не выдуманы, они пребывают в осмысленных энергиях пространства восприятия человека, будучи неразрывно связанными в единый организм, в котором отдельные звуки и слова приоткрывают то одну, то другую грань единого целого...

(продолжение следует)

 

Скачать книги:

- «Азвука Родной Речи. Учебно-просветительское пособие. - РИТМ. 2019» - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=347

«Родные слова: правильно ли говорим и понимаем?» - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=278

 

Публикация в эл.журнале «ЗОВУ РИТМ», август 2023

 

 

 

 

(Продолжение. См. начало в «ЗОВУ РИТМ», февраль-август 2023)

8.

Больше всего усердствуют в разрушении русского языка люди, ориентированные на западные ценности и западные языки. Жаль, что среди них много и заблудившихся лингвистов, некритично доверяющих навязанным еще в студенческие годы «авторитетным источникам», но не чувствующих дух Родного Русского Языка. Им бы самим помогать и помогать молодёжи, находящейся в поиске ориентиров и часто подверженной влиянию преходящей моды, от которой трудно даже сказать чего больше – пользы или вреда! Но этого не происходит, помощи всё нет и нет. Современные лингвисты, судя по нашим наблюдениям, помимо попыток сохранить свою науку в этом быстро меняющемся мире, похоже, больше усилий прилагают на ниве русификации заимствованных слов, ввода их в литературную норму и словари, вполне на «прозападной» научной основе, о которой мы уже не раз говорили на многочисленных примерах.

Можно и в данном случае обратиться к характерному примеру. Сегодня не каждому известно, несмотря на широкий кругозор, что среди молодёжи с некоторых пор стало модно употреблять слово «рандомно», которое еще недавно имело лишь узкоспециальное применение в области программирования и компьютерных игр. Говорят, благодаря наличию в языках программирования функции Random («рэндом», т.е. рандомно, произвольно), связанной с получением последовательности случайных чисел. Мода и ориентирование на всё техническое, искусственное таким образом сделали своё: английское слово, звучащее как-то необычно, постепенно стало распространяться и в нашей стране. Хорошо удобренная почва для этого есть. Ведь в стране, начиная еще с XVII века, насаждали и насаждали моду на всё заграничное, импортное, и раболепствовать перед всем западным у части населения стало почти что традицией, если не манией какой-то, включая и моду на слова. Считается каким-то особым шиком, или просто «престижным» (вместо образованности в настоящем смысле) в свою речь вставлять что-нибудь «европейское», чтобы казаться причастным к европейской культуре, мол, и мы не лыком шиты! И наша «прозападная» лингвистика затем «нормирует» и «узаконивает» их, согласно тем же навязанным с Запада «научным методам» работы с языковым материалом. Поэтому уже и не удивляет, что техническое слово «рандомный» из сферы математики и программирования проникло в обыденную речь в значениях «произвольный», «выборочный», «беспорядочный» и т.п., а более всего в значении «случайный, случайность». Поначалу, видимо, в ходе частого использования в комментариях и инструкциях к компьютерным программам и играм.

Что мы этим хотим показать?

Как известно по поговорке, даже в капле отражается весь мир. И такая, казалась бы, мелочь, как заимствованное слово «рандомный», словно лакмусовая бумажка, в очередной раз выявляет существующую острую проблему – не просто языковую, а даже психологическую, социальную, социокультурную, цивилизационную! На самом деле, это еще один штрих к картине деградации и бесчувствия (то, что относится уже к процессу «расчеловечивания» и явлению постепенной «роботизации» сознания и поведения людей: роботы же лишены человеческих чувств, как и прочая техника). Еще один штрих к объяснению, почему вместо исконно русского слова «случай, случайность, случайный» используется техническое слово «рандомный».

В чужом термине, конечно, всё предельно однозначно! Не зря же он из области математики и к тому же из английского языка, который сам всё больше и больше превращается в технический язык. Тенденция у него такая в технократической цивилизации, и к такой же «бедности» выражения значений и смыслов преклоняющиеся перед всем западным люди склоняют и русский язык. В своих умах, конечно же! Потому что упрощающимся душевно и культурно людям уже трудно объять всю глубину смыслов русского слова «СЛУЧАЙ».

Эту непостижимую бездонность смыслов древних русских слов не воспринимают, похоже, и многие лингвисты, сами давно основывающиеся на теориях «прозападной» формализованной науки. В словарях и справочниках «случай» указывается ими как слово «исконно» русское, образованное от слова «слука», от основы которой, по их мнению, образованы также слова «случка» и «лучший». Пожалуй, на этом всё, их «этимология» кончается! Забывают даже указать, что от этого же корня «Лукъ» образовано еще немало слов, вроде: «Разлука, Лук, Лукоморье, Лукавить, Луч, Излучать, Лучить, Получить» и т.д. Куда уж им до энергетически заряженных древних смыслов Живой Речи родных предков!

Давайте уж, пока далеко не ушли от этого примера, добавим сведения, полностью отсутствующие в современных словарях. Древнее родное слово «ЛУКЪ» («Лука» в полнозвучии) в пространстве восприятия человека располагается вверху, в области 7-го центра, как инверсия корня 1-го центра «КУЛЬ». Здесь наблюдается чередование звуков, которое современная лингвистика объясняет через понятие «палатализации заднеязычных согласных». Поэтому, подставив вместо звука «К» согласный «Ч», получаем хорошо знакомое слово «ЛУЧ». Как раз отсюда уже происходят древние понятия: «Слука», «Случа», «Случка» и т.д. Предки употребляли их в полном осознании первозданного смысла, что это такое – «С ЛУЧА»! Как источника и проводника. Во-первых, 7-й центр – это уровень посвящения, раскрытия всего потенциала обучающегося, постигающего свои возможности и науку жизни. Во-вторых, человек сам – носитель энергии, излучает её, светится, как солнышко (недаром же издавна вокруг головы, в области 7-го центра, на иконах с давних пор традиционно рисуется нимб). Еще одним подтверждением того, что это слово точно в области верхних центров, служит подстановка вместо гласного 1-го центра «У» собственного звука 7-го центра «И». Тогда у нас получается тоже известное по сей день слово «ЛИКЪ» («Лика»), хотя сегодня чаще используем уже его производные формы «Лицо» и «Личико» (здесь в однокоренных словах происходит смысловое чередование согласных К – Ч – Ц). Кстати, само слово 7-го центра «Лик» тоже отражается внизу, в 1-м центре. И мы с вами это слово давно знаем – слово «Киль», которое в словарях наши же «прозападные» лингвисты объясняют как заимствование из английского во времена Петра I. Кто бы в их мнении сомневался! Своей прозападной ориентации относительно русского языка они следуют неукоснительно, оставаясь совершенно глухим к родным звучаниям и бесчувственным к изначальным смыслам Русской Речи.

Давайте рассмотрим еще один пример – довольно распространённое слово «ВИРА» в значении «вверх», о котором как-то раньше мы уже рассказывали. Опять оно здесь напрашивается как раз тем, насколько самоуверенно любители словесности и специалисты по лингвистике готовы отнести это слово куда угодно, но только не к истокам русского языка. Один заявляет, что это слово пришло к нам из «солнечной Италии» (якобы от virare «поворачивать».), намекая на его латинские корни (здесь мы можем отослать читателя к нашей статье «Русская латина» в книге «Родные слова: правильно ли говорим и понимаем», чтобы уж не повторять объяснения, как получился латинский язык, который не может служить доказательным фактом этимологии). Соответственно, не подходит и аргументация М.Фасмера, который в конечном счёте упирается в ту же латынь (можете почитать у него, если любопытно).

Чтобы не тянуть резину, давайте перейдем теперь сразу к пространству восприятия человека и осмысленному звучанию слов. Раньше мы уже указывали, что «Вира» со звуком «И» относится к 7-му центру. И даже приводили восходящие ступени изменения этого корня по энергетическим центрам: «Вара» - 4-й центр (в смысле «преобразование энергии», или же «раскрытие божественности»), выше «Вера» - 6-й центр (в смысле «преобразования потока энергии», или же «постижение божественности»).

Не раз читателю в осмысленных разборах слов напоминали, что такая картина наблюдается, как правило, только со словами русского языка, как наследника древних правил словообразования в Живой Речи (к вопросу о том, что искать этимологию слов лучше всего через систему словообразования русского языка).

Мешает пониманию в таком случае только утрата многих древних слов и ещё то обстоятельство, что некоторые из них оказываются в других языках (считается, что «Вира» в санскрите обозначает «высшее», но даже в самом русском языке есть слово «Вир» в качестве обозначения родника, ключа, где из-под земли вода пробивается вверх, т.е. предки понимали, что и как называть).

Далее, к примеру, у нашего исконного слова «Вира» 7-го центра, согласно системе словообразования в русском языке, должна быть инверсия в нижних центрах в форме «Рива», но в современной лексике мы её не находим (утрачена). Зато находим в качестве названия реки в Латвии и Турции (заметьте, в разных языках). И даже в латыни - слово rivus (в значениях «ручей, канава, канал, поток, течение, ход»). С чего бы это вдруг? Картина начинает немного проясняться, когда мы с вами вспоминаем, что звук «И» внизу, в 1-м центре, может быть только отражением сверху, из 7-го центра. И что вместо «И» нужно подставить собственный звук 1-го центра «У», чтобы получить (опять неведомое) слово «Рува», которое тоже обнаруживаем на карте в качестве названия речки, но уже в Карелии. Никто теперь и не помнит, почему так называется, но древнее слово таким способом сохранилось!

Да и в русском языке, по свидетельству В.Даля, есть слово с этим корнем – РУВЕНЬ, в качестве такого странного обозначения календарного периода - «сентября». Ни В.Даль, ни прочие этимологи не объясняют происхождение этого слова, почему именно так, хотя в польском и чешском сохраняется близкое к нижним центрам энергетики лексическое значение – «течка» (отсюда уже смысл «течения» переходит на окружающие явления – на реки и прочие «потоки» и «движения»).

А вот если проведём теперь смысловой разбор по звукам речи (см. Азвука Родной Речи. 2019), то обнаружим, что «РУ + ВА» - это приблизительно, по смыслу, «направленный ход преобразований, изменений».

Таким образом, мы хотим сказать, что ни в каком другом языке нет объяснения подобным примерам, кроме фиксации наличия слова в том или ином языке. Объяснение можно найти только через русский язык, который по сей день хранит многие смысловые коды!

Здесь попутно можно еще добавить, что даже модное и явно иноязычное слово «виртуальный», который сегодня активно используется, имеет те же родные корни, которые только что рассматривали, в связи с понятием «Вира». В английский язык слово «виртуальный» попало посредством латинского слова virtualis, которое, в свою очередь, от латинского же virtus в значении «превосходство, сила», раз мы с вами только что рассмотрели, что «Вира» - это вверх, всегда сверху или поверх над чем-нибудь! Выходит, независимо от используемых лексических значений, по изначально заложенному (согласно русским звукам) смыслу, «виртуальный» - это что-то «сверх» имеющегося, какое-то дополнение или замена тому, что было или есть.

То же самое, что указывали в ходе разбора слова «Вира», касается теперь и условной его «пары», раз они часто используются вместе. В какой-то степени как противоположности что ли в пространстве. Мы имеем в виду, конечно же, слово «МАЙНА». Как уже повелось в «прозападной» лингвистике, его этимологию тоже усердно ищут в других языках, только вот нужно иметь в виду, что их такие «находки» - это всё неправда!

Поэтому давайте сразу перейдем к сути. Множество географических названий местности и рек в разных регионах говорит нам, как и в случае рассмотренных выше примеров, что понятие «Майна» в пространстве восприятия человека где-то внизу. Тем более на это указывают и сохранившиеся в русском языке словарные значения слова «Майна» как «полыньи, проруби, трещины во льду», под ногами.

В книге «Родные слова: правильно ли говорим и понимаем» мы уже разбирали однокоренное слово «МАЯТЬСЯ», и объясняли, что «маять себя» - это, по сути, как бы «рождать, создавать, формировать, делать себя», т.е. расти и подниматься. Конечно же, вверх! Не просто в физическом понимании, но целостно, включая и духовный аспект – как вверх, к Богу (отсюда в пантеоне богов наличие богини Майи)!

Выходит, корень «МАЙА», как «восхождение, рост», в некоторой степени близок по смыслу к рассмотренному слову «Вира», раз тоже обозначает движение вверх! Инверсия же, по сути, движение в обратном направлении (т.е. вниз), этого древнего слова звучит тоже очень даже знакомо и выразительно – «ЙАМА» (Яма). Нужны ли здесь еще какие-то комментарии, раз чуть ли не каждому понятно, что яма – это вниз?!

А вот искомое слово «Майна» получается, согласно правилу словообразования в Живой Русской Речи, путём переноса корня без инверсии (т.е. без зеркального переворачивания наоборот), но с добавлением вместо этого определённого суффикса. И получается как раз: МАЙ + НА в смысле «вниз».

Пожалуй, примеров к сказанному выше о ложных этимологиях, в угоду «прозападной» лингвистике, на данный момент достаточно, раз каждый раз убеждаемся, что происхождение слов лучше искать в русском языке...

(продолжение следует)

 

Скачать книги:

- «Азвука Родной Речи. Учебно-просветительское пособие. - РИТМ. 2019» - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=347

«Родные слова: правильно ли говорим и понимаем?» - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=278

 

Публикация в эл.журнале «ЗОВУ РИТМ», сентябрь 2023

 

 

 

 

В ПОИСКАХ ИСТОКОВ СЛОВА

(О «Корнеслове», «этимологии» и прочих представлениях о Языке)

 

(Продолжение. См. начало в «ЗОВУ РИТМ», февраль-сентябрь 2023)

9.

Почему происхождение слов лучше искать в русском языке, в наших рассказах обосновывали множество раз на многих примерах. Ни в одном другом языке нет такого, чтобы смыслы начинались не просто с какого-то слова, а даже с каждого звука речи. Да и само слово «СМЫСЛ», как мы ранее уже писали, содержит слово «МЫСЛЬ». Только беда современной «прозападной» (или, если хотите, европейской) лингвистики в том и здесь, что тщательно игнорируется исконно русское словообразование. Соответственно в этимологических словарях примерно вот так и пишут, что «Мысль» - слово, конечно, «общеславянское», но его «происхождение неясно, объясняется по-разному». Иногда лингвисты так фантазируют (как они считают, вполне даже «научно», раз свои придумки считают «гипотезой»), что оно того же корня, что слова «мудрый» и «мнить», представляете! Это мы в этимологическом словаре вычитали!

Как же нужно вывернуться, чтобы от них получить слово «мысль»?! Как в детской игре что ли, меняя с каждым подходом по одной букве? Но так ведь серьёзная наука не делается! Так можно только профанировать, ну и - клеветать еще на русский язык. Есть там у некоторых коротенькое предположение, что слово «мысль» является «суффиксальным производным» из иноязычных корней. Тоже сомнительные теоретические выверты, в результате которых у них получается «общеславянское» слово из каких-то приблизительных созвучий в других, неславянских языках. И что же, будем теперь искать ответ в вычислениях средней температуры по палате в гипотетических языках - т.н. «праславянском» и «индоевропейском»? А стоит вообще игра свеч, если сразу послали не в ту степь?

Что же касается суффиксов (и приставок тоже) вообще, то все они в древнем языке предков действительно имели самостоятельный смысл, как самостоятельное слово. На основе осмысленных звуков, кстати, когда в современной «прозападной» лингвистике звукам вообще отказано в самостоятельном смысле! Ладно, хватит о них, поштучно занимающихся этимологией тех или иных слов.

О слове «Мысль» мы здесь уже говорили довольно подробно в 3-й части в связи с цитатой из «Слова о полку Игореве» (помните: «мысью по древу»?). Почему его происхождение для современных лингвистов большая загадка, конечно, это очень странно. Ведь уже давным-давно, еще в словаре В.Даля, приведена даже полнозвучная форма этого слова «мысль» – «МЫСЕЛ», откуда знакомые нам русские слова: за-мысел, С-МЫСЕЛ, по-мысел, про-мысел, у-мысел… А они всё пишут о каком-то «среднестатистическом» для многих языков суффиксе «sl» в слове «мысль». Потому что не ведают, что Живой Язык изначальный не допускает скопления согласных и что в изначальной Живой Речи слоги бывают только открытыми, как энергетические импульсы или кванты энергии? Хотя давно понятно, конечно, что в «прозападной» условно-знаковой системе лингвистики никакой «физики языка» быть не может!

Что ж, повторяться не будем, раз в 3-й части уже разбирали подробно слово «Мысль», как состоящее из двух древних корней «МЫ» и «СЕЛЪ», где позвуковой осмысленный разбор даёт нам понимание, что звукосочетание «МЫ» - это всегда нечто «потенциальное, скрытое, непроявленное, общее, присущее всему». Ведь непроявленное – оно везде и может относиться ко всему и к каждому. А звукосочетание «СЕЛЪ» - это нечто «растущее изнутри», от некой первоначальной «основы», по всем законам роста и жизни всего живого! Вот почему встречаются люди, которые ощущают мысль (уже не само слово, а вообще любую мысль) как течение некой энергии, даже истечение из неизвестного источника, который пока остается непознанным, поэтому и ощущается рождение мысли как будто «из ниоткуда». В самом слове «мысль» об этом говорит нам звук «Ы», смысл которого везде как раз в обозначении «скрытого, непроявленного, потенциального». Отсюда и нередкие представления в разное время в разной форме об энергетической, материальной природе мысли.

Все современные языки, будучи измененными и формализованными, так или иначе искажают мысль, естественное проявление мысли. Тут без некоторого возвращения к незамутнённым, совершенным истокам, как бы к безгрешному младенчеству первозданного Языка, к природе Живой Речи - никак не обойтись. А может в этом помочь на сегодня только русский язык, как наиболее богатый наследник общего языка предков (или праязыка, как его еще называют). Но не в его в формализованном виде, по чужим методикам, западным, а в своём исконном виде, которую тоже еще возрождать и возрождать! Именно поэтому «прозападные» лингвисты оперируют словами приблизительно и искаженно, плюс-минус трамвайная остановка, а то и вовсе фантазируют не в ту степь. Понятно, что таким образом они никогда не дойдут до истоков и других, следующих за ними, уведут в никуда.

Потому что «этимология» - это большей частью как раз увод в сторону от сути (к бессодержательным формам, выдумкам, что и показывают в основном современные этимологические словари, основывающиеся на прозападном подходе к русскому языку, в которых еще нужно сильно постараться, чтобы отделить зёрна от плевел). И термин «этимология» - не равняется понятийно «происхождению» слова.

Точней будет только по-русски, потому что так ближе к осмысленной энергетике, «истечению» энергий: вот почему мы и предпочитаем говорить о ПРО-ИС-ХОЖДЕНИИ слова (и только для понятности заканчивающим современные учебные заведения употребляем порой как бы синоним «этимология»).

Потому что речь идёт о первозданной творящей живой энергии! Помните, в той же 3-части этой работы был дан разбор по составу еще и для слова «ВСЕЛЕННАЯ», как состоящего из трех первичных простых слов: Весь + Сель + Лен. И что у всех трех слов в Древности был свой «объемный» многогранный смысл. Как раз там было сказано, что у слов «Мысль» и «Вселенная» есть общая часть - это в полнозвучии «СеЛе» («Селъ»). И что «СЕЛЬ» – это, по смыслу, вообще-то «сильный поток созидающей живой энергии Со-Творения». И потом только те значения, в которых это слово сегодня используется в рамках технократической цивилизации. Это к вопросу о том, что без всякого философствования, только лишь по словам русского языка, можно услышать, что слова «Мысль» и «Вселенная» являются однокоренными, как напоминание об изначальной неделимой ЦЕЛОСТНОСТИ всей разумной Жизни в Природе.

Обратите внимание, что в слове «Вселенная» есть еще один корень – «ЛЕН», который мы встречаем во многих других словах, к примеру: Лень, Ма-лень, Зе-лень, О-лень, По-лен-о, Ко-лен-о, Ч-лен и т.д., которые современная «прозападная» формализованная лингвистика отнюдь не считает однокоренными. Если в словах «колено» и «член» лингвисты еще выделяют общую основу, то этимология слова «полено» считается «неясной». Интересно, что им еще нужно, если все три слова образованы приставочным способом от единого корня «ленъ»? У них только предположения об этимологии «полена», вроде таких: если от «палить, гореть», то «полено» - «сжигаемое» дерево, а если от «пол» (половина), то «расколотый чурбак, бревно»! Вот оно как, когда у звуков нет смысла, по их мнению, и когда лингвисты «прозападного» обучения не владеют природой живого словообразования и не ведают, где живут слова и каким образом они рождаются!

Наш читатель, возможно, уже привык к разборам слова по осмысленной энергетике, раз мы это показывали много-много раз на разных словах, как корень слова меняется в зависимости от положения, в какой чакре звучит? Давайте рассмотрим так же и этот случай, и начнём с крайних вариантов для контрастности или полярности, чтобы слышно было чётче. Всё-таки верх и низ с уровня сердца нам различать проще. Согласитесь, что воду (не слово, а саму жидкость) нам привычней видеть где-то внизу, а не над головой. Правильно? Так вот, начав несколько издалека, скажем, что на русских землях, во Владимирской области, текут сразу две речки с названием «НУЛА». Надо понимать, что вероятней всего речь идёт о каких-то древних русских словах, вышедших из употребления и поэтому непонятных сегодня. Если тут вспомните расположение гласных по энергетическим центрам, то решите, что это слово со звуком «У» располагается внизу пространства восприятия человека, в области 1-го центра. Проверим? Переверните для проверки слово «Нула» наоборот и гляньте вверх, в область 7-го центра. Там у вас будет очень даже знакомое слово «ЛУНА». Скажете, что в 7-м центре звук «И»? Правильно. Поэтому для 7-го центра корень этот будет звучать как «Линъ», откуда слово 7-го центра «ЛИНИЯ», как протяженность и направление. Первичный (не геометрический, а жизненный, эволюционный) смысл слова «линия» в продолжении жизни и по жизни всё дальше и выше – к Богу. То, что корень этого слова «Линъ» точно в 7-м центре тоже проверяется просто. Смотрим вниз, в область 1-го центра, и слышим там инверсию этого корня, слышим как шум воды, потому что это «НИЛ». Как видите, древние египтяне (или греки) вместе с прочими африканцами, получается, знали русский корнеслов и русское словообразование по энергетическим центрам?

К чему это всё было сказано? А к тому, что в 6-м центре звучит «Э». Соответственно, и корень 7-го центра «Линъ» в 6-м центре будет звучать как «ЛЕНЪ, ЛЕНА». Мы с вами сейчас упражняемся в русском словообразовании и не будем вдаваться глубоко в звуки (о них много сказано в работе «Азвука Родной Речи», 2019). Если тут иметь в виду то, что звучит в упомянутом здесь слове «Все-ЛЕН-ная», то «ЛЕН» - это в самом общем смысле часть населенного живностью пространства. Отсюда «ПЛЕНИТЬ» (как «по-ленить») хорошо сближается с «по-леном» в нижних центрах. Особенно, если обездвижить и уложить пленного на землю. О том же свидетельствует т.н. «древнерусский» вариант – «ПОЛОН», в котором тоже просматривается принадлежность ко 2-му центру («по Лону», от слова «ЛОНО», которое близко по смыслу к слову «ЛЕН» и может быть как в верхних центрах, обозначая любое пространственное «прибежище» (грудь, пазуха), так и внизу, обозначая «чрево, утробу», если иметь в виду первичный смысл, от пространства самого человека). Во всех случаях имеется в виду ограничение движения или обездвиженность.

Если помните, что во 2-м центре гласный утрачен, то применить к корню «Ленъ» инверсию тут вряд ли получится, подставить нечего. Хотя слово «нель» и встречается даже в словаре В.Даля, но только в виде наречия в значении «не только, не то что, не токмо», а не в виде какого-либо объекта или предмета. Да и имена Неля и Нела большего понимания не дадут. Больше смысла увидим разве что в приставочном словообразовании без инверсии, что и будет показывать, что перед нами исконно русские слова. А мы их выше как раз и указали – «ко-лено», «по-лено» и «че-ленъ» (от которого слова «ЧЛЕН» и «ЧЕЛН»). Все эти слова пространственно нами видятся ниже сердца, в области нижних центров.

Пожалуй, достаточно примеров для этого корня и нет резона разбирать всё гнездо, раз у нас нет такого намерения, тема другая. Завершить эту часть можно интересным фактом, на уровне очередного открытия. Вот есть такое слово «ПРОСО», происхождение которого лингвистам тоже «неясно», хотя оно считается «общеславянским», а предлагаемые варианты в этимологических словарях мало кого могут удовлетворить. Не поможет даже пшено, из которого варят кашу и которое как раз получается из зёрен этой культуры, которая называется «Просо». Ну какой же русский, какой чувствующий дух русской речи человек согласится с тем, что пишут «прозападные» лингвисты в словаре, например, будто «просо» родственно латинскому pressi в значении «давить» и будет пониматься как «раздавленное» (злаковое растение)? Как будто такие толкователи никогда пшена не видели (крупу из проса) и пшённую кашу не ели. В каком месте они видят там что-то «раздавленное»? Ведь мы, если вслушаемся, слышим в слове «Просо» родные осмысленные звуки – «ПО РОСЕ». Здесь такая же словообразовательная модель, как в слове «просто» - «по росту». Особенно, если учесть особенности произрастания этой культуры, когда она сильно идёт в рост как раз после небольших осадков или даже действительно ранним утром - «по росе»! В любом случае в этом слове мы слышим близкие созвучия «Роса», «Рост», «Поросль», и даже «Порос» и «Поросёнок», тоже связанные с энергичным ростом!..

На этом пока всё. По крайней мере, вы сейчас, в отличие от «прозападных» лингвистов, точно знаете, откуда русское слово «Просо»!..

(продолжение следует)

 

Скачать книги:

- «Азвука Родной Речи. Учебно-просветительское пособие. - РИТМ. 2019» - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=347

«Родные слова: правильно ли говорим и понимаем?» - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=278

 

(Российский Институт Творческого Мастерства - РИТМ. – 2023г.)

 

Публикация в эл.журнале «ЗОВУ РИТМ», октябрь 2023

 

 

 

(Продолжение. См. начало в «ЗОВУ РИТМ», февраль-октябрь 2023)

10.

Современные люди (и родители в отношении детей, и должностные лица в отношении своих подчиненных) часто забывают (или даже и вовсе не знают), что в слове «наказание» вообще-то корень «НАКАЗ» (т.е. «наставление, воспитание, поучение, просвещение»), а от него далее глагол «наказать». И выдумывают совершенно фантастические и даже жестокие по способу и последствиям «наказания» так, как это сегодня обычно людьми понимается, вроде, как принято считать, «применение каких-либо мер в отношении виновного в проступке или преступлении, либо лишение его каких-либо жизненных благ».

Даже в «Толковом словаре русского языка» С.И.Ожегова читаем, что наказание - это «мера воздействия на того, кто совершил проступок, преступление».

И в соответствии с таким пониманием предусматривается наказание, как правило, с применением насилия, насильственных действий и прочего давления на личность, т.к. технократическая цивилизация, она по своей сути насильственная, т.е. античеловеческая, соответственно, бездушная, если молвить слово еще и о душе (технократическая цивилизация, напоминаем, согласно даже словам, из которых состоит определение, заточена на всякое «техно» - вместо нарочно или временно, из-за отсутствия технических аналогов, используемых, т.е. эксплуатируемых «людей», и еще большой-большой вопрос, почему звукосочетание ludi, ludus, ludo - в латыни римских завоевателей значило всего лишь «игру, забаву, игрушку, предмет шуток» и т.п., как и rus – значило всего лишь «деревню, пашню, деревенщину», ведь это же у них такое вот отношение к покоренным и эксплуатируемым).

Поэтому в современном безнравственном обществе «наказание» - это, если более-менее перевести на сегодняшнее понимание, почти что расправа над всем человеческим и унижение, если не уничтожение, а не что-то вроде «напутствия, или помощи в совершенстве в затруднительной ситуации выбора», как было у предков.

«Прозападные» же лингвисты, сочиняющие заказные (согласно принятой методике) справочники, такие вот простые вещи, почему так получилось, вовсе не объясняют. Потому что большей частью не хотят думать или вовсе не подозревают, до какого дна безнравственности и жестокости опустилось поведение и миропонимание многих людей в современной технократической цивилизации. Это пока так, попутное замечание по поводу, насколько изменяется в кривом обществе язык и начинает влиять криво на мышление, миропонимание и поведение людей, которые по этой причине сворачивают на кривые пути от пути истинного.

Однако вернемся к форме слова «Просо», или, раз мы его уже объяснили, давайте лучше перейдём к слову похожего образования «ПРОСТО». Начнем даже издалека, с работ А.С.Шишкова, которого мы здесь давно не цитировали. Он об этом слове пишет следующее:

- ПРОСТЫЙ. Слово просто значит прямо. В просторечии вместо иди прямо говорят и поныне: иди просто. Слово сие происходит от глагола простираю. Выражение иди просто содержит в себе мысль: иди путем перед очами твоими простертым. Отсюда ветви сего колена (простый, просто, простота) уклоняются в разные смыслы. Поскольку просто значит прямо, то простота значит прямизну; а как прямизна в нравственном смысле чужда лукавства и хитрости, того ради вместо прямое сердце говорится простое или простосердечие, вместо прямая душа, простая душа или простодушие.

Лукавство, хитрость, пронырство суть свойства изощренного ума, и сколь порочны для употребления против невинности, столь же бывают иногда нужны в общежитии для предохранения себя от расставляемых злыми людьми сетей. Отсюда нравственная прямизна или простота разделяется на две ветви: простота сердца и души есть всегда добродетель, но простота ума почитается недостатком и даже пороком. Отсюда простая вещь, простое дело значат немногосложное, не требующее великого ума. Пословица говорит: простота хуже воровства; здесь простота значит уже совершенную глупость, безсмыслие.

Поскольку слово простота происходит от стру, простираю, то значит иногда то же, что простор или пространство. В таком разуме говорится: опростать горницу (т.е. освободить). Отсюда простить, прощаю, прощение, происшедшее от такой мысли: содеянная пред кем-либо вина делается некоторой умственной связью между сими двумя человеками; обиженный как бы не отпускает, держит на некоей цепи или привязи того, кем он обижен, Это как бы соединяет их, так что нет между ними никакой пустоты, или простоты, или пространства. Итак, освободить обидевшего от сей связи, опростать его, сделать между ним и собою прежний простор, пространство значит простить,прощаю…»

Вслед за А.С.Шишковым, приблизительно такой же точки зрения придерживается и современный этимологический словарь. Например, в этимологическом словаре Л.В.Успенского указано коротко вот так:

«Простой. В старославянском языке слово это, сложенное из приставки «про-» и общеиндоевропейского корня «ст-» (того же, что и в «стоять»), имело очень много значений; а в древнерусском и еще того больше. Главным из них было «прямой», затем «простирающийся», «расстилающийся», а еще раньше - «стоящий впереди». Было и значение «свободный»…

Перебор у современного лингвиста только в «стоянии впереди», чего у А.С.Шишкова нет. Мы не станем здесь комментировать размышления этих ученых по содержательной стороне слова «простой».

Нас больше занимает СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ сторона, которая им (особенно современным лингвистам) кажется очевидной.

Нужно обратить внимание на то, что сложилась точка зрения, которая выделяет в этом слове только приставку «ПРО». Такого мнения придерживаются многие лингвисты, потому что при исключительно формальном подходе по устоявшимся правилам иного деления быть не может. Возможно поэтому при таком подходе никто и не ищет, откуда и каким образом получилась вот эта самая приставка. Смотрим в словаре М.Фасмера:

«ПРО - предлог и приставка… др.-русск. про-, про «ради», ст.-слав. про- … Родственно др.-прусск. рrа «через, для»… др.-инд. рrа- «перед, за-»… лат. рrо- …» и т.д.

Откуда она вообще – выходит, неизвестно! Звукосочетание «про», с точки зрения современной лингвистики, дальше не делится. Именно формально такое деление невозможно. «Условно-знаковый» (буквенный) подход не позволяет. Смотрите сами: что же такое – П, и что такое – РО? Таких приставок сегодня нет, правильно?

Иная картина вырисовывается, когда смотрим с точки зрения Живой Речи, закономерностей словообразования в ней, о чём мы много рассказывали. Для Живой Речи тоже важно то, какая форма слова получается, но уже после смысла и определения координат (в пространстве восприятия человека) прозвучавшего слова. Слово звучит не в вакууме или в абстрактной пустоте (как в современной лингвистике, поэтому и обозначается условными знаками, буковками). И не в отрыве от человека, его произносящего.

В реальности живое слово пребывает и звучит в энергетическом поле человека, где и протекает процесс его восприятия и осмысления.

Такой подход в СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКЕ совсем не предусматривается, его не существует. Современная лингвистика отрывает человека от живой реальности, как будто он тоже – лишь условная единица посреди прочих условных знаков. Далее и слова рассматриваются абстрактно, как в отрыве от озвучивающего его человека, так и от реальности окружающего живого мира. Это настолько въелось в сознание людей, что ими даже не замечается, вовсе не берется во внимание. Отсюда, например, фантазии о том, что слоги бывают еще и «закрытыми», что слова существуют вне времени и пространства, и вообще вне жизни – только на бумаге, или вообще условно…

Но когда обращаемся к ЖИВОЙ РЕЧИ (для понятности можно сказать «материализованной», хотя это не совсем точно по смыслу), то с позиции Живой Речи открываются совсем другие, невыдуманные (прозападными лингвистами) закономерности. Как в самой Природе, в живой реальности.

И тогда понятно, что СЛОГ – это прежде всего «голос» (произнесите хотя бы слово «слог» наоборот: «голъс» с безударным гласным, что тоже получается по законам Живой Речи). А голос – это уже, если хотите, энергия, проявление энергии, квант или импульс энергии, выпущенный в пространство, т.е. как бы лучом открыто уносящийся вдаль. В физической природе речевые слоги бывают только открытыми. От источника в бесконечность, как солнечные лучи, например. Закрыть слог – значит, погасить энергию, заставить замолчать (поэтому и выдуманы «закрытые» слоги). Тогда остаются «мёртвые слова», которые «дурно пахнут», если помните стихотворение Н.Гумилева о словах. Понятно становится и то, что живые слова пребывают в энергетическом поле (самого человека и всей окружающей Вселенной), где происходит процесс их восприятия и осмысление. Качество осмысления зависит от совершенства восприятия. Отсюда необходимость самосовершенствования человека, чтобы всё глубже и глубже познавать мир и свои возможности, всё выше и выше подниматься по ступеням эволюции разума. Иначе не понять язык, оставленный нам предками. Видите, насколько расширяется область языкознания при живом подходе?

Раз при таком живом подходе мы с вами понимаем, что «закрытых» слогов в реальности не бывает, то и в приставке «ПРО» - при полнозвучии - после согласного «П» должны восстановить полноценный «голос», хотя бы короткий (безударный), т.е. гласный звук («голосный»). В современном этимологическом словаре же вообще непонятно, что и откуда. Перечислены языки, где эта приставка существует, а взялась она в них как будто из ниоткуда. Вот почему мы порой и напоминаем, что современные люди пользуются Языком, происхождения и смысла которого не ведают и не понимают. Да и пользуются кое-как и большей частью во вред себе, своей мысли и своей жизни, которая и складывается криво, раз мышление кривое, неполноценное.

Системный подход к словообразованию в данном случае даже подсказывает, какой звук звучит слабо (безударно) настолько, что в написании «Про» уже и не употребляется, а в осмыслении звукосочетания и вовсе выпадает. После «П» в похожей позиции обычно стоит «О», например: по-Ра, по-Рок, по-Каз, по-Рог, по-Лог и т.д.

Таким образом, у нас появляется возможность другого слогоделения (можно сказать по-современному, на языке физики, «квантового деления»), которое формальной (условно-знаковой) лингвистикой не предусматривается вовсе. И возможность применить это другое слогоделение к слову «Простой» - «по-ро-сътъ-ой».

Когда современные лингвисты формально выделяют сразу же «про», у них по остаточному принципу дальше сразу напрашиваются слова, в которых корень содержит «СТ», типа, ст-ать, ст-оять и т.д. Поле обдумывания (заодно и фантазирования) неоправданно сильно расширяется, а главное тонет, теряется во множестве вариаций (наверно, поэтому составитель словаря и пишет: «имело очень много значений»).

Если тут вспомним еще одно ранее рассмотренное правило Живой Речи о том, что осмысление слова идёт с конца, то как раз и получается уточнение корня: «СъТъ» уточняется подстановкой впереди слога «РО», и на выходе получается у нас знакомое слово «РОСТЪ».

И, в итоге, в слове «простой» - даже при формальном осмыслении - имеем вполне понятное и внятное «ПО РОСТУ». Это как раз исходный, изначальный смысл (даже из практических соображений), потому что всё, что «не по росту», нам доставляет лишние неудобства, выходит затратно, и с любой стороны плохо (хоть больше, хоть меньше – всё равно).

После обдумывания сказанного о (физически) живом словообразовании, даже размышления А.С.Шишкова о слове «простой», которые мы цитировали выше, - хотя они и приблизительные, раз к тому времени много чего в языке утрачено и западное влияние стало сильно, с чем как раз он и боролся, будучи просветителем, - в таком случае будем понимать с вами уже совсем иначе, глубже, да еще и с человеческого, нравственного уровня.

Почему еще в этом месте затронули и содержательную сторону (на примере слов «наказание» и «простой»), хотя показали, что неполное представление о форме слова мешает видеть суть. Как в рассмотренном примере, когда формальный, упрощенный подход к слову позволяет лишь гадать о его этимологии, выдавать разные версии о его этимологии, но топит при этом изначальный смысл или его не видит и не слышит. Ключик в этом случае теряется как иголка в стоге сена, и тайна остаётся нераскрытой. Чего люди, отлучённые от живых истоков человеческой речи, даже и не замечают, раз нет вопроса, а была ли тайна! Им же кажется, что они «прогрессируют», что они заведомо умней предков, тем более далёких (считающихся «примитивными», согласно наукам технократической цивилизации)! Ведь не секрет, что «синхронический» подход в лингвистике внедрен нарочно и отрывает слово от его истории, содержательной глубины, способствует упрощению языка среди пользователей. Да, некоторую якобы «универсальность» современные языки приобретают как раз за счёт упрощения и приблизительности значений, когда одно слово можно заменить чуть ли не десятком, а то и более синонимов. И нелепая ситуация с размыванием смыслов и значений слов лавинообразно разрастается.

Это неправда, что языки «развиваются». Люди давно даже думать забыли, что живое слово уникально, как ключик к таинственному ларчику. Мы давно говорим, что сейчас и в языках происходит разделение зёрен от плевел. Много-много слов, и даже языков ещё исчезнет! И будут оставаться на слуху только те слова, которые являются ключами к сокровенной тайне Жизни.

Конечно, не сразу море всяческих неологизмов множества языков технократической цивилизации постепенно схлынет, испарится, но это случится в процессе перехода к новому миру. И останутся базовые слова, полные энергии и смысла, те самые слова Языка изначального, которые были общими и единственными для всех, делали предков могущественными и служили Сотворению Жизни. Останутся они не по чьей-то прихоти, а из целесообразности, потому что только ими можно будет продолжать настоящую Жизнь…

(продолжение следует)

 

Скачать книги:

- Введение в Родную Речь: Часть 2-я. Осмысленное словообразование. Учебно-просветительское пособие. - РИТМ. 2013. - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=251

Родные слова: правильно ли говорим и понимаем? Учебно-просветительское пособие. - РИТМ. 2022. - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=278

 

(Российский Институт Творческого Мастерства - РИТМ. – 2023г.)

Публикация в электронном журнале  «ЗОВУ РИТМ», ноябрь 2023

 

 

 

 

(Продолжение. См. начало в «ЗОВУ РИТМ», февраль-ноябрь 2023)

11.

Еще вот о чём надо (или, как раньше говорили, «надобно») сказать – О ГЛУБИНЕ И СИЛЕ ЧУВСТВОВАНИЯ СЛОВА, что часто даже не зависит от умения читать и писать. Немало и сегодня людей, едва умеющих читать и писать. Много безграмотного населения было и сто, и двести, и лет четыреста назад. В данном случае мы собираемся говорить не о статистическом ликбезе и количестве умеющих читать. В данном случае хочется соприкоснуться к тому, что в Древности называлось «владением речью» или «творящим словом». А сейчас, скорей, можно говорить уже только о способности понимать и осмыслять слово. Технократическая цивилизация ограничивает людей в рамки социальной плоскости, и Живая Речь большей частью остаётся невостребованной на беду самих людей (ясно же, раз плохо владеют языком, неважно и мыслят, что чревато ошибками и неправильной жизнью).

Можно привести массу примеров, конечно, когда люди поддаются воздействию непроверенной информации, не просчитывая последствия (даже для себя лично). Или просто подхватывают в качестве термина запущенное кем-то в оборот с неизвестной целью словечко. И происходит ДЕЗОРИЕНТАЦИЯ с неизвестным исходом, хотя он часто печален при таком подходе (особенно, когда с таким легкомысленным подходом делается наука, включая и «этимологию», т.е. якобы что-то о «происхождении слов», ничего не понимая в том, откуда начинается человеческая речь, раз всё у них «в тумане» или нарочно устроенном «забвении» истоков, и когда в этой ситуации профессиональные лингвисты мало чем отличаются от любителей, пытающихся просто угадать этимологию). Дезориентация ведёт к размыванию смыслов, а в конечном итоге - к слабоумию, а слабоумными, наверное, легко манипулировать, гнать их в нужном направлении (для кого-то нужном)! Но ограничимся, пожалуй, одним примером, чтобы показать схему, как это происходит.

Когда сегодня на слуху разговоры о том, что у Земли «пять и более полюсов» или о «многополярности», это как раз тот случай, когда утрачено понимание, что такое «ПОЛЮС» вообще и слово уже применяется всего лишь в качестве условного обозначения (как «многополярность» в политике в качестве «наличия в мире нескольких центров силы», которые считаются почему-то «полюсами»). Конечно, такая неразборчивость или путаница прозападных лингвистов совершенно не заботит, раз на Западе это «логично», и вполне в порядке вещей. В таком «неразборчивом» процессе за считанные столетия западные земли и стали из одноязычной территории многоязычной (как издревле говорится, «разделяй и властвуй»). И в таком неразборчивом процессе люди всё больше отрываются и отдаляются от живых истоков в сторону условностей, некой «виртуальности», без опоры на что-либо реальное, как перекати-поле.

Для придания некой «научности» своим суждениям обычно принято ссылаться на древнегреческий или латинский языки. Лингвисты нам указывают, что к нам слово «полюс» пришло «из латинского, где polus восходит к греческому polos - «земная (небесная) ось». Но не удосуживаются объяснить, откуда оно взялось в этих языках, ссылаясь часто лишь на изобретенное в кабинетах «индоевропейский» праязык, чтобы скрыть то, на каком языке общались на этих землях наши далёкие предки. Как не объясняют и то, почему эти самые греки «земную ось» называли таким набором звуков. Вообще ничего не объясняют, кроме предложения своих «гипотез» (по-простому говоря, придумок). Потому что их задача – запутать, чтобы люди не догадались, что эти языковые конструкторы созданы на заимствованной у порабощаемого населения корневой основе слов. А мы с вами чётко видим и слышим, что стоит только убрать «греко-латинские» окончания «-us, -os», и перед нами остаётся корень «ПОЛЪ». А он по сей день в нашем языке сохраняет древний смысл и является системным. Вот сравните «однокоренные» слова в русском языке с тем, как их переводят в ту же латынь:

Пол - solum

Пол-ый - curvus

Пол-ость - antrum

Пол-е - campus

Пол-овина - dimidium

Ну, и так далее с другими однокоренными. И теперь попробуйте перевернуть этот самый якобы «греко-латинский» корень из слова «пол-юс» pol прочитать наоборот. Думаете, это «работает» как-то? Нисколько. А в русском и это «работает»! Слушайте:

Лоп-ата – pala

Лоп-ать – rumpitur

К-лоп - bedbug

И мы видим и слышим в русском языке связь корней «ПОЛЪ» («Пола») и «ЛОПЪ» (Лопа»). Здесь важно отметить только то, что прозападные лингвисты не знают происхождения этих слов. У них слово «КЛОП» происходит (видимо, «научно») от глагола «клепать», потому что это насекомое им кажется, цитируем словарь, что-то «расплющенное», как будто «клепать» – это только «ударять расплющивая», потому что этот глагол у них всего лишь звукоподражание (как бы стучать). От звукоподражания у них и корень «лоп», так они объясняют глагол «ЛОПАТЬСЯ», игнорируя при этом исходник «ЛОПАТЬ» в значении «есть, трескать, обжираться». И дальше просто, чтобы уже не заморачиваться, указывают, что всё это – «от утраченного корня Лопа». Как и слова «ЛОПАСТЬ» и «ЛОПАТА» (у кого-то там из составителей словарей вообще «лопата» от несуществующего прилагательного «лопатый», якобы «широкий как лист», от найденного где-то диалектного слова «лоп» в значении «лист», и это всё, на что хватило фантазии). И раз корень у них утрачен, то как говорится, на нет и суда нет, о чём дальше говорить! Давайте мы весь этот этимологический бред не будем распутывать (привели только в качестве нелепости, чтобы показать, что такая «наука» дойти до истоков не поможет), а останемся в рамках разбираемого корня «ПОЛ» и его инверсии «ЛОП».

И, конечно же, остаёмся там, где звучит в осмысленных энергиях Живая Речь, т.е. в пространстве восприятия человека. Корень «ЛОПЪ» - это в 5-м центре, т.е. почти там же, где у человека вообще-то рот. Выше в 6-м центре «Лепъ» (откуда «лепо, лепота, слепота» и т.д.) и в 7-м «ЛИПЪ» (откуда «липа, липовый, липнуть» и т.д.). На это указываем лишь для того, что мы остаёмся в рамках общей системности и органичности Живой Речи, а не фантазируем с потолка. Поэтому возвращаемся в 5-й центр, к корню «ЛОПЪ», который звучит, конечно, немного иначе, но звук этот утрачен, поэтому подставляем гласный 3-го центра «О» как отражение оттуда в инверсии корней. Соответственно, отсюда понимаем, что связанный корень «ПОЛЪ» мы предполагаем в 3-м центре. Но это не совсем точно, потому что в нашем языке есть слово «пол» в смысле различия мужского и женского, а это уже во 2-м центре, где, в свою очередь, тоже утрачен свой гласный звук, поэтому в древнерусском языке подставляли вместо него дифтонг «оу».

Но, по крайней мере, из всего сказанного мы можем уже однозначно утверждать, что корень «Лопъ» в системе русского словообразования (в пространстве восприятия) вверху, а «ПОЛЪ» - внизу, если смотрим от сердца. И тогда понятно, почему у наших предков «пол» - это опора, то, на чём стоим, и далее понятно, почему т.н. «древние греки» своё polos понимали как «точка опоры», «подпятник вращающейся оси» и т.п. Но если у греков получилось что-то условно-механическое, т.е. неживое, то у наших предков первоначально образ «то, на чём стоим» - это живое, это основа продолжения жизни, продолжения рода, как различие и единение мужского-женского (пол), а потом только, вторично, нечто вроде «настила» под ногами (тоже пол). Это только у прозападных лингвистов в словаре Пол - «точных соответствий в др. индоевроп. яз. не имеет». И далее, если мы с вами до сих пор чувствуем в наших словах «Пол, Поле, Полость, Половина» настоящее древнее живое, то в греко-латинском варианте «Полюс» - это так и осталось чем-то абстрактным, к живому не относящимся. Как и у прозападных лингвистов, впрочем. Вот почему в западной логике «поляризация» может быть всякой-разной, и даже многочисленной и запутанной (о «гендерах» давайте уж не будем даже вспоминать), отсюда и «многополярность», и «пять и более полюсов» у Земли и т.п. путаница. У нас же, в нашей логике, «половина» – она везде половинка от целого. Раз тут смысл неотъемлемой связи с целым (по смыслам звуков «ЛА»), то отсюда, из корня «Полъ», и наши производные слова «поле, полый, полость» и т.д. И, обычно, «Пола» (у одежды, например) – это нижняя сторона, т.е. связана даже в этом значении с низом в пространстве человека. Согласно правилам словообразования в Живой Речи. А в латыни в одном из значений, раз нет понимания о том, как образуются настоящие слова, представление о том, что polus - это половина есть, но раз у них абстрактное понимание, не связанное с человеком, то у них оно где-то далеко вверху, т.е. «небесный свод».

Ну и, в завершение данного примера с «полюсом» и родным корнем «Полъ», может быть, стоит немного уделить внимание его противоположности вверху, т.е. корню «ЛОПА», который ставит в затруднительное положение не только лингвистов, раз они не могут объяснить людям что к чему с этим корнем. Конечно, мы тут не занимаемся воссозданием какого-то там древнего, или самого первого языка, мы просто МОДЕЛИРУЕМ (на основании сохранившихся данных), пытаемся вникнуть в логику понимания Жизни и живого процесса в целом нашими предками. Так вот, раз древний корень «Лопа» у нас связан с 5-м центром, то предполагается, что он связан с ротовой полостью и приёмом пищи (отсюда «Лопать» и даже «Лопаться» - допустим, от переедания). Возможно, отсюда найденное лингвистами диалектное слово «Лопа» в значении листа (едим же мы, к примеру, листья салата). К тому же согласно правилам Живой Речи все базовые слова изначально имеют отношение к человеку, а потом только могут переноситься на что-то другое. Поэтому скорей всего даже слова «Лопата» и «Лопасть» тоже связаны изначально в пространстве человека с приёмом пищи. Может быть, в «лопате» подразумевался язык, не будем гадать. А в слове «Ло-пасть» мы не можем не слышать еще и часть слова «Пасть».

Но от примера поверхностного, легкомысленного отношения к слову, откуда приблизительное или вовсе ошибочное мышление и представление о жизни и мире вокруг нас, вернёмся теперь к тому, с чего начали. Наверное, не всё удастся выразить, однако попробуем.

Что значит сила и глубина чувства вообще? Например, мы знаем сегодня об этом в некотором приближении через то, что у нас называется ЛЮБОВЬЮ (уж кто как ее понимает и чувствует). Наверное, опять лучше обратиться к примеру. У писателя Валентина Пикуля (1928 - 1990) в исторической миниатюре «Резановский мавзолей» есть место, откуда можно привести небольшой отрывок повествования, хотя это немного в стороне от языкознания, зато ближе к пониманию силы чувства человеческого. Вот смотрите текст:

«…Я приглашаю читателя в Калифорнию 1847 года, когда эти края навестил известный английский мореплаватель и ученый Джордж Симпсон.

Сан-Франциско еще не блистал огнями, к северу от Сакраменто бурная Славянка впадала в залив Румянцева, в устье этой реки высился гордый Форт-Росс, окруженный множеством ранчо русских поселений, где они выращивали редьку в пуд весом, а к югу от Сан-Франциско располагался Монтерей – столица всей испанской Калифорнии. Уроженец тех краев, американский писатель Брет Гарт, вспоминал, что случилось тогда в цитадели праздничного Монтерея:

Старые гранды, хозяева Монтерея, еще не забыли, как давным-давно сюда ворвался под парусами русский корабль, с него сошел на берег дипломат царя Николай Резанов, а донья Кончита, юная дочь коменданта, тогда же отдала ему руку и сердце, поклявшись ждать, когда он вернется снова, чтобы увезти ее в заснеженную Россию. Но с тех пор минуло сорок лет, Резанов не возвратился, а Кончита, старея, все ждала его, все ждала, ждала…

– Нет, жених не виноват! – провозгласил сэр Джордж Симпсон. – У нас в Лондоне хорошо знают его историю. Резанов, влюбленный в юную испанку, скакал через Сибирь как бешеный, зная, что невеста обязалась ждать его два года, и во время скачки он выпал из седла и разбился насмерть. Думаю, пылкая испанка, прождав два года, давно забыла о нем! А жива ли она? – вдруг спросил Симпсон.

Разом все стихло. Из-за стола поднялась пожилая, но еще красивая испанка – вся в черных одеждах.

– Это… я! – сказала она, и стало еще тише. – Нет, сэр, не два года, а двадцать раз по два года я жду, все СОРОК ЛЕТ…

Джордж Симпсон растерялся, никак не готовый встретить испанскую Пенелопу, почти полвека ожидавшую своего Одиссея.

– Простите, – единственное, что он мог ей сказать…»

Такой вот отрывок. И сейчас о Николае Резанове, его дипломатической деятельности, плавании к берегам далёкой Америки, событиях, произошедших во время плавания, наверное, помнили бы гораздо меньше, как о событиях, давно канувших в прошлое и интересное только историкам, если бы не история Любви, если бы не Кончита, которая одна пронесла это чувство через всю жизнь и стала знаменитой через свою любовь. Ведь и на первом плане рок-оперы Алексея Рыбникова (музыка) и Андрея Вознесенского (либретто) «Юнона и Авось» (1981 года), посвященная этой истории, именно сильная и всепоглощающая Любовь, которая пронзительно звучит, отзывается и в наших сердцах словами «…Я тебя никогда не увижу. Я тебя никогда не забуду…»

И всё-таки мы здесь с вами беседуем о Языке и живом Слове. Так вот в той же исторической миниатюре В.Пикуля приводится пример пушкинской еще поры, когда готовилось первое русское кругосветное плавание (1803-1806) на кораблях «Надежда» и «Нева» под командованием И.Крузенштерна и Ю.Лисянского, пример высокого стиля выражения чувств от желающих попасть в эту экспедицию (цитируем):

- Ревность к службе и любовь к Отечеству суть главные причины, побудившие меня утруждать начальство об удостоении меня иметь честь быть в числе избранных к свершению столь славного подвига, труды и опасности коего не в силах умалить моего патриотического усердия…

- Сейчас так не пишут, - заключает Валентин Пикуль.

Мы бы еще добавили, что сейчас еще и не чувствуют слово столь глубоко, как раньше, в пушкинское время (разумеется, мы здесь имеем в виду не всё население, а ту часть народа, которая берегла и передавала чувствование, смысл и энергетику Живой Речи, которую трудно, очень трудно выразить письменно).

Сейчас ведь мало кому уже понятно, что СЛОВО НУЖНО ЧУВСТВОВАТЬ, ЧУВСТВОВАТЬ КАК ЛЮБОВЬ и иные сильные чувства. Что слово несёт в себе энергию и неизменный смысл (меняются только словарные значения). Только через глубокое чувствование откроются строение живого слова и правила словообразования, только тогда откроются чуткому слуху смыслы и силовые поля Живой Речи в пространстве человека, владеющего ею.

В разное время восприятие слов разное, меняются значения и нюансы осмысления, одни слова уходят на задний план или вообще выходят из употребления, другие, наоборот, выходят на первый план. Есть на эту тему хорошая книга, увидевшая свет почти 60 лет назад. Советуем даже к чтению. Пожалуй, её можно считать по праву главной книгой Корнея Чуковского (1882-1969), посвященной русскому языку, его истории и современности. Написана она в 1961 году и вышла в 1962 году, называется «Живой как жизнь». Как раз там мы встречаем с вами понятия «значение слова», «смысл», «смысловое значение» и т.п., а также цитаты из работ известных на тот период языковедов…

(продолжение следует)

 

 

Скачать книги:

- Введение в Родную Речь: Часть 2-я. Осмысленное словообразование. Учебно-просветительское пособие. - РИТМ. 2013. - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=251

Родные слова: правильно ли говорим и понимаем? Учебно-просветительское пособие. - РИТМ. 2022. - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=278

 

(Российский Институт Творческого Мастерства - РИТМ. – 2023г.)

Публикация в электронном журнале  «ЗОВУ РИТМ», декабрь 2023

 

 

 

 

 

 

(Продолжение. См. начало в «ЗОВУ РИТМ», февраль-декабрь 2023)

12.

В книге о русском языке и словах «Живой как жизнь» Корней Чуковский пишет:

«…Русский язык, как и всякий здоровый и сильный организм, весь в движении, в динамике непрерывного роста. Одни его слова отмирают, другие рождаются, третьи из областных и жаргонных становятся литературными, четвертые из литературных уходят в просторечие, пятые произносятся совсем по-другому, чем произносились лет сорок назад, шестые требуют других падежей, чем это было, скажем, при Жуковском и Пушкине. Нет ни на миг остановки, и не может быть остановки. Здесь все движется, все течет, все меняется. И только пуристы из самых наивных всегда воображают, что язык - это нечто неподвижное, навеки застылое - не бурный поток, но стоячее озеро…»

Там же он цитирует академика В.В.Виноградова (1895 – 1969), специалиста по русскому языку, чьё имя носит с 1995 года институт русского языка российской академии наук:

«При изучении конкретной истории отдельных слов обнаруживаются те многомиллионные ручьи и потоки, которые с разных сторон - из глубин народной жизни и устного народного творчества, из быта и культуры разных слоев общества, из разных областей профессионального труда, из сочинений крупнейших писателей - несут новые формы выражения и выразительности, новые мысли, новые слова и значения в „едва пределы имеющее море“ (как выразился Ломоносов) русского литературного языка…»

Вроде бы всё правильно и красиво говорится! Можно только восхищаться, но…

Но у «моря» есть основная часть, глубинная, которая не зависит от «ручьёв и потоков» (это мы берём образы из приведённой цитаты), ограничиваясь которыми можно далеко в сторону уплыть от сути или остаться с пеной над волнами. Или же, если вернуться к цитате К.Чуковского, в которой есть ключевое выражение, которое и нами постоянно используется (имеем в виду слова «язык, как здоровый и сильный организм»), любой «организм», несмотря на подвижность и изменчивость, тоже сохраняет цельность и изначальное строение и предназначение, без чего язык бы давно превратился во что-то бесформенное и желеобразное, а рассуждения о нём были бы лишены смысла. Кстати, как раз в эту сторону обессмысливания и толкают представления о русском языке и человеческой речи «прозападные» лингвисты.

В качестве небольшого, но яркого примера наукообразной лжи можно вернуться к предыдущему разбору словообразовательной корневой системы «Пулъ - Полъ – Палъ – Лапъ – Лепъ – Липъ» (см. чуть выше) по энергетическим центрам поля восприятия человека. Прозападные лингвисты, которые носятся по морским «волнам» и не представляют себе никак «организм» человеческой речи, её глубину и живую цельность (это мы продолжаем образы К.Чуковского и В.Виноградова), пишут в справочниках для массового читателя вот такую «липовую» информацию (см. внимательно на руки фокусников, то бишь на то, как вас обводят вокруг пальца). Есть простое широко известное слово «ЛИПА», о котором в словаре читаем следующее:

«…Общепринятым является связывать имя этого дерева с той же основой, что в «липкий», «липнуть»; считают, что оно было дано ему за его липкий, клейкий сок…»

Конечно, после этого хочется взглянуть на прилагательное «липкий» и глагол «липнуть», о которых – не поверите - очень кратко написано:

«от ЛЕПИТЬ».

Которое считается «общеславянским» и производным от – невероятно, но написанный факт – глагола «липнуть», который от «лепить»! Как говорится, что написано пером, не вырубить и топором! Это покруче напёрсточников, если заметили! Такая вот прозападная «наука», в которой трудно найти что-нибудь дельное и стоящее, если исключить общие места о языке и словах (красивую демагогию, по-западному) и откровенные то ли ложь, то ли заблуждения, или всё это вместе взятое.

Естественно, им таким не объяснить звучащую и источающую энергию словообразовательную матрицу в поле восприятия самого человека, куда входит корень слова «Липа», потому что в обучении таких лингвистов вообще не предусмотрены понятия физической, т.е. живой природы человеческой речи – звуки и энергии в пространстве. Они не поймут, если сказать, что звукосочетание «Липа» изначально располагается и звучит вверху, в 7-м центре, что оно соотносится с корнем «Пулъ» 1-го центра внизу, который инвертируется (зеркалится) в 7-й центр, как «Лупъ», в который и подставляется собственный гласный 7-го центра «И», в результате чего и получается «Липа» 7-го центра. Всё согласно ранее описанным правилам словообразования в Живой Речи (см. дополнительно хотя бы в некоторых наших работах: «Живой Русский Язык». 2007, «Введение в Родную Речь». 2013, «Азвука Родной Речи». 2019 и «Родная Речь: правильно ли говорим и понимаем». 2022).

Согласно этим правилам, слова «лип-К-ий» и «лип-НУ-ть» получаются с применением такого правила, как перенос словообразовательного корня в противоположный центр без инверсии, но с добавлением дополнительной части (суффикса, в данном случае). И, конечно же, «липкость» и что-то «липкое» нужно искать, согласно еще одному правилу живого словообразования, не где-то во внешнем пространстве, а сначала в самом человеке, а только потом где-то вовне. В области нижних центров человека, где и находим «липкость» некоторых органических веществ нашего тела.

А слово «лепить» - это в 6-м центре, где корень слова «Лепо» с гласным 6-го центра «Э». Вы же сами давно знаете такое старинное слово «ЛЕПОТА», которое нам напоминают каждый раз, например, когда смотрим фантастический фильм «Иван Васильевич меняет профессию», снятый полвека назад (в 1973 году)! И, конечно же, «лепить» - первоначально осмысляется, в переводе на современное понимание, как «создавать что-то красивое», а не «делать из мягкого вещества» что-то (обычно руками), как упрощённо представляют сейчас. «Делать что-то руками», в нынешнем значении «лепить», в Древности - это «Лапать» (делать лапами), от слова «Лапа» и корня 4-го центра со звуком «А» «Лапъ», под которыми сейчас понимаются руки (которые, если смотреть на человека, как раз находятся на уровне груди и сердца, т.е. 4-го центра в пространстве восприятия человека). Если вникнуть в смысл этих слов, то получается такое словообразование как раз согласно основному направлению эволюционного становления человека, раскрытию его изначально данных способностей: см.сами - «лапая» руками (4-й центр) что-то «лепое» или «лепоту» (т.е. красивое, что уже выше, в 6-м центре, в области головы, ума), реализуя идею или мечту, человек раскрывается, поднимается, совершенствуется!

Чтобы (см. выше, на 7-й центр) далее уже выйти «за пределы», т.е. на уровень высшего посвящения, что современными словами никак не пересказать, не описать, до этого уровня нужно подниматься и постигать только опытным путем (эмпирически). Через восхождение, собственное возвышение и совершенство. Если достанет сил и возможностей. А попытки пересказать высшее, запредельное простыми понятиями (почти бытового уровня) сводятся лишь к искаженным вещам, как, например, в древнеиндийской традиции и санскрите, где слово «Липи» (lipi) от изначального корня первичного языка пытаются в различных вариантах передавать как «сценарии и идея письма», т.е. средства передачи знания, от браминов, у которых учился Будда, или даже от самого Брахмы, индуистского бога творения, создателя. Простите, такие вещи уже находятся далеко за пределами пальцев прозападных лингвистов, вокруг которых они пытаются водить своих доверчивых читателей, о чём сказано на примере словарей чуть выше.

Такую печальную ситуацию в современный переходный период трудно быстро переломить, потому что её однажды так или иначе занявшие социальную нишу в криво устроенной современной технократической цивилизации «специалисты» вовсе не желают оставлять. Так коснеет наука, оборачиваясь своей противоположностью. Об этом недавно хорошо сказал известный ученый лингвист А.Драгункин, которого, уже признанного в качестве учёного с докторским званием, вдруг начинают травить как «лингвофрика», как только он пытается выйти за «пределы дозволенного» (даже сегодня, как в темные века, которые в таком случае как будто всё еще продолжаются)! Цитируем из одного его интервью:

«…Есть официальная история русского языка и никому, собственно говоря, эту систему менять не нужно. Потому что есть масса кандидатов, докторов, кафедр, завкафедрами, аспирантов, доцентов - никому эту систему рушить не хочется… Возражать они не могут. Потому что, знаете, я прав. Просто прав… Просто то, что я показываю, это действительно так и есть. Но ведь если внедрить мою методику… тогда обрушится вся существующая система преподавания (официальная)… И опять же тогда куда денутся все вот эти вот завкафедрами и так далее… Поэтому официоз он просто перестал на меня реагировать…»

Как, впрочем, не реагируют и на наши работы в области Живой Русской Речи вот уже свыше двадцати лет, как будто мы существуем в параллельной Вселенной. Как ни странно, на первый взгляд, сложившаяся косная система продолжает лить воду на мельницу тех, кому мы вроде бы цивилизационно противостоим! Наши постоянные читатели же в курсе, что мы нигде не ниспровергаем существующую науку о языке, кроме моментов откровенной прозападной дезинформации, а только продолжаем эту науку дальше, «за пределы», как и следует подлинной науке познания!

Но это «запредельное» пока что многим не только не понятно, но даже не заметно в силу закрытости от, скажем образно, «высших сфер» - живых энергий и смыслов! При этом никто людям не закрывает путь познания, по которому можно двигаться только самостоятельно, своими ножками и головой. Внутренними ресурсами, данными свыше изначально. Путь открыт, но многие предпочитают отворачиваться от себя и своей миссии, гоняться за внешними обманками и якобы подсказками. И не идут по предназначенному свыше Пути. Когда кажется, что не нужно прилагать усилия, раз есть уже «наука о языке», как «асфальтированная дорога» (мало кому приходит в голову, что такая наука «прозападная», и «асфальт», как накатанная дорожка, уводит в другую сторону от извечных родных истоков, в чужую или просто в никуда).

«Асфальтированная дорога» - здесь это образно, по поводу разных там «цивилизованных благ», выдаваемых за «прогресс». И обманутые люди не желают вникнуть в тонкости, понимать, что дело не в «прогрессе», а в том, куда, на какую дорожку он заводит (ведь латинское слово «прогресс» в буквальном переводе всего лишь «поступательное движение», движение туда, куда смотришь, как бы «вперёд», и основной вопрос, который часто не задаётся доверчивыми и наивными, - в каком направлении этот самый «прогресс»). Если потерять смысл и ориентир, то можно развернуться и пойти в противоположном направлении (от природы человеческой, божественной), т.е. деградировать, потерять сознание, т.е. стать невменяемым внутренне (душевно) и управляемым извне вложенными программами (социально). Просто двигаться куда-то «вперед», куда глаза глядят или куда скажут, т.е. «прогрессировать» неизвестно куда. Кто же не знает, что даже болезни «прогрессируют» и могут вести к «летальному исходу»!

Современная технократическая цивилизация слишком далеко отошла от живых истоков, и трудно даже найти понятные примеры, чтобы вразумительно показать, насколько заблудились люди и куда двигаться. К примеру, многим современным людям, уверовавшим, что «письменность» - это «прогресс» и «благо», трудно объяснить, что «письменность» - всего лишь инструмент, который может использоваться как во благо, так и во вред. И верующие в то, что письменность – это «признак цивилизованности», часто и не задаются вопросом, а что значит «цивилизованность», потому что пребывают внутри этой вот «технократической цивилизации» (единственной для них, когда сравнивать больше не с чем). А изнутри проблемы проблему не увидать! Можно только страдать от неё и тихо деградировать!

Сегодня многие без калькулятора простые арифметические действия не могут выполнить, а совсем недавно, на памяти ныне живущих, даже без таблицы умножения и калькулятора в уме большими цифрами оперировали. А еще раньше предки легко запоминали огромные тексты (по нынешним меркам, многотомные) и устно передавали их из поколения в поколение, без всякой письменности, которая понадобилась только когда появились признаки деградации и катастрофы.

Да что там письменность, даже на лопате или простом рычаге (тоже ведь «инструменты») не объяснить теперь суть, раз убедительно сравнивать их не с чем. Ну да, лопата и рычаг – считаются «полезными вещами», тоже «признаком цивилизованности», ими можно что-то делать, как и умением писать буковками и читать их. Но ведь вопрос (которого для многих не существует) в том, а что же такое невообразимое, какое могущество утрачено современным человеком, что понадобились - рычаг, лопата, буковки, прочая техника и такая вот цивилизация, в качестве инструментов, вспомогательных приспособлений, как хромому тросточка? И насколько нужно тронуться умом, чтобы заниматься совершенствованием тросточки и оставаться хромым?

Таким же вспомогательным средством и инструментом, как письменность и памятники письменности, между прочим, является и то, что мы сегодня называем «музыкой», если такой пример понятней. Ведь не секрет, что сегодня знатоки с горечью рассуждают о том, почему деградирует современная музыка. Как не секрет, что через музыку постигаем те или иные смыслы. И через определенную музыку оказывается воздействие на сознание и подсознание. Многие ведь задаются вопросом, например, почему у современных русских какие-то странные, «нерусские» по духу песни, о которых трудно сказать, как в сказке, «здесь русским духом пахнет»? Почему песни какие-то упаднические и страдальческие – о потерях, неудачах, разлуках, смерти (мы здесь о фольклоре, а не о прозападной эстраде, которая не лучше)? Это ведь тоже вещи изменённые, даже подменённые, программирующие, если уж честно, на разрушение и дальнейшее вырождение. Вспомним поэтическое (от Вадима Шефнера (1915 – 2002).):

«…Словом можно убить, словом можно спасти, словом можно полки за собой повести…»

А через мелодию воздействие слова еще больше усиливается, если уж вспомнить, наконец, откуда изначально идёт песня, как жанр искусства. Это мы напоминаем вновь, что человеческая Речь изначальная – она живая и напевная. Она не проговаривалась монотонно, как нынче, сегодня. Речь изначальная и живая правильно пропевалась. Оттуда, из глубокой старины, идёт и народная песня, как часть и форма живой Традиции, как отголосок древнейших обрядов. А обряды изначальные – это, в переводе на современные понятия, как бы «технологии достижения, выполнения, решения определенной задачи». Поэтому и делается всё, чтобы живую подлинную суть песни исказить, чтобы стереть память народную, чтобы сделать народ вымирающим, ни на что неспособным, кроме как быть чьим-то подневольным инструментом (просто «рабочей силой», как нейтрально выражаются специалисты технократической системы). Предки же понимали, что то, что сегодня называется «музыкальным воспитанием» - это тоже инструмент воздействия на умы и на души, как прежде правильно озвученное живое Слово было средством взаимодействия с Природой в целом и осмысленным наполнением Жизни, что даже трудно объяснить и понять сегодняшнему технократическому уму.

А как тогда развернуться к Истокам и вспоминать, возрождать настоящее могущество Человека Разумного? Уж прозападная формализованная лингвистика тут точно не поможет. Как говорил в свое время известнейший физик и академик Лев Ландау (1908 - 1968), «науки бывают естественные, неестественные и противоестественные». Так вот, современная прозападная лингвистика по русскому языку, судя по тому, что в ней вообще творится и чему вообще учит, пока что уж точно к «естественным наукам» не отнести. От этого и следует исходить, начиная Путь к истокам Языка, к истокам Слова

(продолжение следует)

 

 

Скачать книги:

- Введение в Родную Речь: Часть 2-я. Осмысленное словообразование. Учебно-просветительское пособие. - РИТМ. 2013. - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=251

Родные слова: правильно ли говорим и понимаем? Учебно-просветительское пособие. - РИТМ. 2022. - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=278

 

(Российский Институт Творческого Мастерства - РИТМ. – 2024г.)

Публикация в электронном журнале  «ЗОВУ РИТМ», январь 2024

 

 

 

(Продолжение. См. начало в «ЗОВУ РИТМ», февраль-декабрь 2023 и январь 2024)

13.

И вообще, если продолжать мысль академика Льва Ландау о естественных и противоестественных науках, понятие «естественный язык» в рамках современной технократической цивилизации тоже весьма условное (как уж договорились, или до сих пор еще не договорились). «Естественными» считаются, как можно прочитать в справочниках, языки, используемые «для общения» людей, в отличие от формальных и искусственных (как будто последние не «для общения», не для передачи информации), и они, «естественные», складывались стихийно в течение очень долгого периода времени. Просто так принято считать, хотя в историях языков, как и в мировой истории, полно условностей разного порядка – идеологических, политических, или просто для удобства занимающихся языками, и картина сильно размывается, становится смутно угадываемой, а что же на самом деле на ней изображено! В частности, как с латынью, никакой народ на ней уже не говорит (отсюда словосочетание «мёртвый язык»), но на латыни масса терминов, её изучают, читают литературу на латыни, на латыни даже «общаются» те, кто ею владеет. Поэтому ее считают «естественным» языком и настолько не принято, особенно на Западе, вспоминать её «искусственное» происхождение, что многие даже не в курсе этого.

Если очень грубо и наглядно, то выявление подлинной естественности языка в современном мире будет похоже на определение «несладкого» между «сильно сладким» и «менее сладким», когда последнее договариваются считать «несладким», потому что о реально «несладком» уже не осталось даже представлений (утрачено всё, от понятий до высокой чувствительности). Так же получилось у людей и с «естественным» языком, имеющим живое силовое (мы чаще для удобства говорим «энергетическое») содержание и пространственный (в осмысленном восприятии) объем. Как минимум, простирающийся на семь разнокачественных уровней, если помним, что в русском языке до сих пор сохраняется выражение «на седьмом небе от счастья», хотя в памяти уже не сохранилось, что это такое – «первое небо», второе, третье и т.д. С учётом правила, что все слова рождаются в пространстве восприятия самого человека, а потом только проецируются на окружающую действительность.

Мы рассказывали в наших работах по МОДЕЛИРОВАНИЮ Живой Речи о том, что людям этот реальный «естественный» язык принесли «Русы», и что настоящие древние «Русы» - это не народ и не национальность, а уровень совершенства и посвящения в Знание (7-й центр). Поэтому и тех, кого традиционно, т.е. давно и по сей день считают «русскими», никогда всерьёз не называли «Русами» (это понятия такого же разного логического класса, для примера, вроде несоотносимых «белого» и «тёплого»). Также сказано было в наших работах и о том, что от единственного реально «естественного» Языка (если хотите, «праязыка») больше всего данных сохранилось в современном русском языке, хотя он и не является «самым первым языком», как некоторым то ли как откровение, то ли с целью провокации хочется прокричать, а во многом остается в восприятии людей таким же формализованным и неполноценным, т.е. «условным» и «плоским», как и все прочие языки современной технократической цивилизации.

«Формализованным» - понятно, этим гордятся сейчас многие и переводят даже в цифровой формат, если в этом месте пока умолчать о новых лингвистических направлениях в науке, открыто провозглашаемых как «компьютерная лингвистика», «генеративная» и прочие такие же «формальные». Их общий признак – уход в т.н. «научную действительность», перебор с теоретизированием, оторванность от живой Реальности, от Природы вообще.

А вот «почему «плоским»? Здесь следует уточнить. Условные знаки (или символы) – записанные или читаемые – на бумаге, в дереве, или в камне, или еще в какой-либо форме – это «минерально-растительный уровень», если по царствам природы (1-2-й центры энергетики, в которых люди запутались так, что потеряли гласный звук 2-го центра и слабо различают, где граница между 1-м и 2-м центром – т.е. пока мы рассуждаем здесь в рамках проговариваемой человеческой речи, а не вообще, рассуждаем в рамках произносимых слов, чтобы вас не запутать основательно).

Если смоделировать наглядно, то это похоже на проекцию объема на плоскость. Если изначальная Живая Речь простиралась в осмысливаемом и чувствуемом пространстве от первого неба до седьмого неба (звучала качественно различно от 1-го центра до 7-го), то теперь, в отформатированном технократической цивилизацией сознании, сводится к плоскости, многогранный «объем» проецируется на «плоскость», если так понятно, т.е. выражается – лишь частично – через принятые к употреблению условные знаки. Всё «неформализуемое» научно считается «несуществующим». А еще, при таких туманных, весьма условных обстоятельствах, напоминаем приведённый выше образ, и «немного сладкое» считается уже «несладким», потому что никто не знает и не чувствует настоящего, природного «несладкого». Первичного.

По поводу «первичного» - это еще один, можно сказать, тренд в современных «новоязах» для общения людей: описатели каждого такого языка пытаются выдать их «самыми древними», соответственно растаскивают древние (общие) признаки Языка по своим «сусекам» («народным» или «национальным», читайте как хотите такие новые понятия, к Древности не имеющие отношения). И нередко пытаются засвидетельствовать такую свою «древность» через отрицание того же в русском языке (раз политически и идеологически задан такой тренд «прозападными» учеными). Например, считается, что русским гораздо проще изучать латынь, чем, скажем, американцу или французу, потому что русским интуитивно понятны многие вещи латинской лексики и грамматики (это по поводу многих похожих вещей), а ответа на вопрос «почему» не даётся, более того в вопросе происхождения латыни ссылаются на западные сомнительные гипотезы и подмены, чтобы «доказать» её якобы «древность» (о чём мы уже рассказывали ранее, см. в книге «Родные слова: правильно ли говорим и понимаем»? - в статье «Родные истоки "древней" латыни, или Русская "латина"). А наши лингвисты такие сомнительные гипотезы повторяют и принимают, чтобы быть якобы в тренде «мировых стандартов» науки. Отсюда такие чудовищные по нелепости суждения, рассчитанные на невежд и внушаемых (совсем как в фашистской Германии накануне Второй мировой, если встречались с методикой пропаганды оттуда, вроде: «чем чудовищнее солжешь, тем скорей тебе поверят»). Также и тут, когда встречаешь вот такие формулировки в жарких спорах по поводу якобы «заимствований» русским языком слов отовсюду, когда заявляют:

«…Если убрать всю привычную (греческую, латинскую, арабскую, тюркскую etc) лексику, то от великого и могучего останется пшик…»

И не только невежды и внушаемые, но и немало доверяющих лингвистической науке наивно верят в это, потому что основание современной лингвистики – технократическое, «прозападное», формализованное, плоское и во многом уже «виртуальное». Это касается и современной прозападной «русской лингвистики» с её формальной и прозападной «этимологией» слов. Поэтому в такой вот нарочно заданной «близорукости» и не просматривается реальное – живое и системное - происхождение слов и человеческой речи в целом. Для этого же нужно выходить за пределы формальностей и условных знаков, выходить в живую Реальность, в Природу, на «объем» всех уровней - от первого до седьмого неба, если образно. Формально (на уровне условных знаков) Живую Речь описать нельзя (поэтому и мы даём только лишь ориентиры, как её познавать), а можно Живую Речь только постигать вживую, через собственный эволюционный рост, ступень за ступенью посвящения в Знание или постижения Знания собственными усилиями, физическими, психическими, мыслительными.

Теперь перейдём к наглядному примеру, как утрачивалась естественность, природная данность.

ОТ ЕСТЕСТВЕННОГО СОСТОЯНИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИВОЙ РЕЧИ УХОДИЛИ ПОСТЕПЕННО И ПОЧТИ НЕЗАМЕТНО (в ходе деградации, о которой не любят говорить или которое стараются скрыть). Давайте обратимся вновь к той же книге Корнея Чуковского (1882 - 1969), которую уже цитировали ранее (см. «Живой как жизнь». 1962). Там у нашего уважаемого автора есть примечательная мысль по этому поводу:

«…Изменение микроскопическое, почти неприметное: замена одного крохотного словечка другим, но именно путем безостановочного изменения микрочастиц языка меняется его словесная ткань.

Иногда привычные слова вдруг приобретают новый смысл, который более актуален, чем прежний. Таково, например, слово спутник, которое внезапно прогремело на всех континентах в качестве всемирного термина, применяемого к искусственным небесным телам, из-за чего первоначальное, старое, “земное” значение этого слова сразу потускнело и зачахло. В нашей стране уже растет поколение, которое даже не слыхало о том, что в жизни бывают спутники, не имеющие отношения к космосу…»

И при таком технократическом подходе теперь многие и не вспоминают, что в основе слова «спутник» лежат смыслы «ПУТЬ» и «ПУТНИК»! Опять незаметный отход от живого в сторону неживого.

Вот так, через сотни и тысячи таких неприметных вроде бы «замен» или «подмен» в разговорах или текстах теряется ценное, изначальное, то, что связывало Человека с Природой! Происходит отрыв от природной ткани бытия, разрыв мозга, можно сказать, некая социальная шизофрения (когда часть сознания связана с телом и со всем телесным, живым, а другая часть начинает продуцировать то, чего нет в реальности – выдумки, фантазии, теории и много чего еще из разряда «толкований» неполноценных – от недостатка знания и отрыва от живой Природы).

В книге же Корнея Чуковского можно сослаться еще на другой пример:

«…Посмотрев в современный словарь, вы прочтете, что ЩЕПЕТИЛЬНЫЙ - это “строго принципиальный в отношениях с кем-нибудь”… Между тем во времена Пушкина это значило “галантерейный, торгующий галантерейными товарами: галстуками, перчатками, лентами, гребенками, пуговицами”. И ярем, и стогны, и вежды, и вотще, и алкать, и ярмонка, и нашед, и времян, и пиит, и карла, и перси, и пени, и денница, и плески, и подъемлют, и десница, и пламень, и длань, и другие слова, все еще жившие в языке той эпохи (хотя и тогда ощущавшиеся чуть-чуть архаичными), давно уже стали достоянием истории, и, конечно, никто из современных писателей не введет их в свои сочинения на том основании, что эти слова - пушкинские. И после Пушкина - сколько появилось оборотов и слов, которые, отслужив свою недолгую службу, либо переосмыслялись, либо исчезали совсем!..»

Вдохновенно передавая свои наблюдения за словами и восхищаясь русским языком, между тем Корней Чуковский как-то особо и не вникает в то, например, а почему в пушкинские годы слово «щепетильный» относилось не к принципиальности, как сейчас, а ко всякой там галантерее. Лингвисты же, занимающиеся этимологией, пытаются найти формальный ответ, почему. К примеру, у Н.М.Шанского (1922 – 2005) по поводу «щепетильного» написано:

«…от щепет - «щегольство, мелочный порядок на внешнее… мелочи галантерейного характера»…»

А это слово у него образовано от той же основы, что и «ЩЕПА», как буквально «то, что отколото». Однако, правильно определив основу слова и близость слов «щепетильный», «щепет» и «щепа», он так и не приближается к реальному происхождению слова согласно правилам Живой Речи. А мы с вами уже знаем о рождении слов в пространстве самого человека, а потом только проецировании на другие вещи. У того же Н.М.Шанского есть еще толкование слова «щепоть» как суффиксального производного от «щьпъ» - «первоначальное значение - «то, с помощью чего можно щипать»... диал. щипти - «пальцы»...»

«Щепоть, Щепотка» - уже ближе к самому человеку, но при этом Н.М.Шанский не связывает этот факт с основой «Щепа» и «Щепетильный», это у него другое. Что поделать, мы здесь имеем дело с прозападной формалистской основой современной лингвистики. Между тем как раз «щепотка» ближе по смыслу к «щепетильному», т.к. речь на самом деле не о том, чтобы «щипать», а о том, чтобы мерить щепотками, точно чувствовать, соизмерять, что потом уже вторично и вовне стало соотноситься с тем, как выглядеть среди других, с помощью чего этого добиваться. Это уже к тому, почему у А.С.Пушкина (1799 – 1837) в романе «Евгений Онегин» слово «щепетильный» относится к галантерее, и чего ни Корней Чуковский, ни Н.М.Шанский, как и другие этимологи, убедительно не объясняют.

Между тем, мы уже рассказывали о корне «ЩЕПА» в пространстве восприятия самого человека (см. в нашей работе «Происхождение и состав Родной Речи», в главе «Живые связи между словами и правила словообразования»). Можно привести и цитату из указанной главы:

- …Сегодня многое забыто, поэтому обычно и слово «Щепа, щепь» употребляется лишь в значении «измельченная древесина». Но изначально слова «Пещь, Пещера»… вписаны в энергетику человеческого пространства восприятия в область 2-го центра, и связаны с процессами воспроизводства жизни. Соответственно, с процессом воспроизводства жизни было связано и слово «Щепа», следы чего сохранились до сих пор. Следы эти находим в словаре В.Даля, в котором, в частности, сказано: «Щепить матку (пчелиную). прививать к рою, подсаживать в улей маточную ячею из другого улья». Понятно, что в Древности это относилось не только к пчелам. Кстати говоря, от этого же древнего слова «Щепа» образовано слово «Щепет» (как «мелочный порядок на внешнее»), что известно и современным филологам, а от него далее «щепетильный» в значении «педантичный, изысканный, до мелочей последовательный». Но относится, по сути, к любым «мелочам» (от изначального смысла слова «Щепа»), а не только к моде, галантерее и парфюмерии, как считают современные лингвисты, опираясь только лишь на письменные источники XIX века. Однако, еще раз подчеркиваем, изначально «Щепа, Щепить» относилось все же к живому процессу!..»

Грубый, топорный, технический подход к языку может совмещаться при этом с простой любовью к языку, которая в таком случае скорей неразборчивая и безапелляционная, весьма категоричная. Когда вместе с утратившим значение и роль отрезается путь к живым истокам слова. Тут, кстати, опять можно сослаться на того же Корнея Чуковского, когда он пишет в своей книге:

«…С величайшей гордостью вспоминают советские люди, как чудесно обновила наш язык революция. Она очистила его от таких омерзительных слов, как… инородец, простонародье, мужичьё и т.д. Из действующих слов они сразу же стали архивными. А также: ваша светлость, ваше сиятельство, ваше благородие, ваше высокопревосходительство и т.д.»

Здесь даже не вина автора, а общая атмосфера эпохи, романтическое отношение, когда вдохновленные переменами люди торопятся, бегут в обещанное «светлое будущее»! Как изнурённые жаждой путники в пустыне бегут порой к показавшемуся на горизонте источнику воды, побросав все вещи! Так и тут отказываются от якобы унизительных значений слов, которые были в ходу в дореволюционный, романовский период (а может быть, и раньше, еще до Смутного времени и западных нашествий), хотя по первоначальному смыслу в выражениях «иной род», «простой народ», «муж в чине» негатива не было. А ведь и ставшие в период многовековой западной культурной экспансии на русские земли всего лишь формальными титулами и обращениями понятия «светлость», «сиятельство», «благо родящий» и т.п., как и всё технократическое, формализованное, мёртвое, раньше, в благополучной Древности, у истоков Родной Речи, относилось к подлинной Природе Человека – светящегося силой и благо дарующего!..

На первый взгляд, это кажется фантастикой. Потому что есть же официальная версия мировой истории и истории каждой страны, есть еще полные или неполные истории существующих языков, если в данном случае у нас речь идёт именно о языке и словах. В этих версиях ни о чём подобном не говорится! Что на это сказать?

Было время, когда инакомыслящим не давали жить. Сейчас, когда тёмная эпоха закрывается и человечеству пора выходить на другой уровень, приверженцы старых, или официальных версий наук пытаются сохраниться, как вид, через игнорирование инакомыслия. Это видно и у историков, и у лингвистов, и в других науках (опять же распространяться не будем, кто ищет – тот найдет нужное). Сейчас время поисков, время пробуждения. И не секрет для вдумчивых ищущих, что среди массы всякой «альтернативщины» (в истории) или «лингвофричества» (в языкознании) очень и очень мало здравого, буквально грамм на тонну, если образно. Чем приверженцы официальной версии и пользуются. Они якобы героически защищают науку от нашествия невежественной толпы или еретиков, скопом отвергая или игнорируя всё подряд, что не вписывается в их «версии». Как будто ничего другого и не может быть. А ведь настоящая наука как раз отличается бесстрашным поиском истины и проникновением в неведомое.

По большому же счёту, вообще-то и не беда, что охранительные версии заслоняют, словно картина очага в каморке папы Карло, вход в мир иных знаний. Не беда, например, что информация о прошлом скрывается или уничтожается (хотя это добавляет помех в жизни и тормозит в познании).

Во-первых, как известно, «рукописи не горят», т.е. след любого знания обнаруживается способностью ищущего. Нужно лишь совершенствоваться в способности познавать!

Во-вторых, в таком случае незнание прошлого что в истории, что в языках не так критично как для отдельной личности, так и для целого народа. Критична лишь неспособность мыслить самостоятельно, когда оперируют только лишь скудным пакетом навязанной информации или разрешённой версии, на уровне слепой веры. Критичны деградация, личностное и общественное разложение.

Самое важное заключается в том, чтобы не ждать, что кто-то принесёт нужную информацию и в рот положит. Это не выход, потому что приучает инфантильно ждать, когда же принесут следующую порцию (неважно, еды или информации). Самое важное в том, чтобы жить полноценно сейчас, развивать свою способность добывать знание сейчас. Совершенствоваться, потому что несовершенное сознание искривляет картину мира (чему как раз подтверждением и служат тонны искажений у ищущих «правильную» историю или этимологию). От неадекватной самооценки происходит много-много бед в этом мире! А совершенному сознанию нужное знание откроется как раз тогда и настолько, насколько оно необходимо для следующего шага или для следующей ступени познания (как о прошлом, так и о настоящем, если иметь в виду упомянутые выше области познания). Именно нужное, а не знание вообще.

Поэтому мы в поиске истоков слова и человеческой речи больше ориентируем в языкознании и упражняем на примерах. Моделируем, но не предлагаем какие-то там языки, праязыки и конечные истины.

Мы сами каждый день учимся познавать. И нам важно, чтобы и наши читатели учились учиться. Поэтому и делимся своим опытом работы со Словом…

(продолжение следует)

 

 

Скачать книги:

- Введение в Родную Речь: Часть 2-я. Осмысленное словообразование. Учебно-просветительское пособие. - РИТМ. 2013. - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=251

Родные слова: правильно ли говорим и понимаем? Учебно-просветительское пособие. - РИТМ. 2022. - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=278

 

 

(Российский Институт Творческого Мастерства - РИТМ. – 2024г.)

Публикация в электронном журнале  «ЗОВУ РИТМ», февраль 2024

 

 

 

(Продолжение. См. начало в «ЗОВУ РИТМ», февраль-декабрь 2023 и январь-февраль 2024)

14.

Вот это очень важное – учиться познавать – можно еще раз подчеркнуть. Его нужно всегда иметь в виду. Оно многое вбирает в себя, в т.ч. опыт ориентирования в реальности. А реальность – когда понимаешь физические процессы или пытаешься в них хотя бы разобраться, хотя это, может быть, чисто субъективное ощущение. Отсюда важность умения проверять информацию, насколько она на самом деле является знанием. Проверять – ведь это тоже не просто наводить справки в общедоступных источниках (вроде словарей, энциклопедий и т.п.), которые сегодня нередко вовсе и не являются «источниками» в собственном смысле (не нужно забывать об информационной войне и о том, о чём говорят уже многие умудрённые опытом, т.е. о том, что как раз вот в эти наши годы завершается эпоха тотальной лжи, но её пока всё еще много). Касается это и обычной текущей работы со словами и поисков истоков слова.

Прежде чем работать со словом, если вы ищете для себя правду (а не что-нибудь проходное, чтобы зачли ваш реферат или домашнее задание по языку), важно отчётливо представлять, на каком уровне находится в реальности современное языкознание, как наука в социальном измерении (т.е. в конкретном обществе, которое имеет свои ограничения и условности).

В рамках современной технократической цивилизации языкознание базируется на условно-знаковой системе. Одним этим уже много сказано для серьёзных исследователей. Система, ограничиваемая условными знаками (вроде букв, рун, иероглифов и т.п.), заранее отделена от реальности в некую условную действительность, даже если работает с природным материалом (например, с человеческой речью). Она только отчасти касается подлинной реальности и искажает ее восприятие.

Еще одним инструментом запутывания людей является ПИСЬМЕННОСТЬ и набор условных знаков для неё (букв и т.п.). Если человек довольно далёк от реальности, от работы с физическими процессами (в данном случае мы имеем в виду с вами Живую Речь), то такому человеку трудно себе даже представить (раз не с чем соотносить), что письменность сводит пространственный (звуковой, звучащий, энергетический, физический) язык к условной плоскости (к буквенному ряду, однозначности, убогости и бедности), т.е. способствует упрощению, деградации речи и мышления. В результате, утрачиваются богатые (объемные, многомерные) смыслы, утрачивается понимание живой связи между словами, появляются существенные пробелы, остаются в уме лишь условные знаки.

Даже о буквах и прочих условных знаках в лингвистической «науке» настоятельно рекомендуется рассуждать лишь в социально допустимых, или принятых рамках. Обычно под этим подразумевается как раз специально (для работы с населением) сформированная «наука», которая отсеивает всё лишнее (якобы «ненаучное») и опасное для системы (т.е. в данном случае для самой такой «науки»). При этом вовсе не возбраняется (как со стороны специалистов, так и со стороны дилетантов) нести чушь о словах, если она не опасна для устоев. Поэтому вокруг науки много дезинформации, которой нередко пропитывается и сама наука. Это такое вот дополнение с нашей стороны к вопросу доверия источникам. Хотя имеющуюся науку о языке отвергать не стоит, потому что в ней добросовестными исследователями, коих тоже немало, наработано много полезных знаний о том, как менялся язык в течение десятилетий и столетий (хотя полно и искажений). Мы вот активно пользуемся опытом предшественников, ведь важно только разбираться в таком случае, где зёрна, а где плевел.

А когда не разбираешься, то дилетантский (или любительский) подход к словам нередко оборачивается ошибкой и поводом высмеивания со стороны специалистов. К примеру, когда не понимают откуда что берётся.

Например, на том основании, что современный наш алфавит содержит букву «Ф» и что встречается она и в других языках, некоторые полагают, что была она чуть ли не всегда. Представляете, какую этимологию слова с этой буквой тогда наворотят такие любители? А между тем филологам давно известно, что для Русской Речи согласный звук «Ф» чужой. Даже на письме некоторое время назад похожее звучание передавалось через сочетание «ХВ» (встречали, к примеру, в сказках или иных фольклорных источниках такое как бы разночтение: то «Федора», то «Хведора»?).

Или вот такой пример: со школьных лет у многих в вопросах грамотного правописания остаются проблемы, как правильно писать слова вроде «ещё» или «щи» из-за сложного звучания буквы «Щ». Тут или вызубрить слова с этой буквой, или проверять по словарю. Потому что с историей и со словообразованием, откуда и как такое звучание «Щ» получается, даже в науке не всё так просто и однозначно. Озвучивание может отличаться в разных словах и в разных говорах – то «ШЧ», то «ШШ», то «ШТ». О том, что это связано было когда-то со словообразованием, напоминают такие примеры, где мы слышим и произносим даже сегодня звук «Щ», но при этом понимаем, что слово «веснушчатый» образовано от «веснушки», а слово «расчёт» с древним словом «чета, сочетать», поэтому пишем «СЧ», хотя слышим в обоих случаях «Щ». Подтверждается это и памятниками письменности: несколько столетий назад, к примеру, вместо «щи» можно было встречать «шти». А если сейчас некий любитель по этимологии не в курсе таких вещей? Понятно же, что он будет оперировать данными лишь на уровне современного русского языка (синхронический подход), и это будет очень далеко от первоистоков и даже может увести в дебри ошибочных конструкций. Некоторые настолько безалаберно работают с этимологией, что не различают букву от звука речи, хотя это совершенно разные разделы лингвистики!

Или вот буква «Ё» при произнесении дает нам два звука - [ j – o ], т.е. «ЙО», так что озвучивая буквы «ОЁ» мы произносим на самом деле три звука [о-j-o] - прямо как в песне группы «Чайф» (песня «Никто не услышит»)! Пожалуй, достаточно, и не стоит нам тут отвлекаться более на письменность (мы этого коснулись, потому что знание природы звуков речи важно для практики), и возвращаемся теперь к звучанию Живой Речи.

Немало исследователей отмечает, что не только другие языки, но и русский язык даже за последнее столетие пострадал очень сильно (поэтому можете себе представить, что с ним творилось за более длительный срок, в предыдущие века, о чём известно вообще-то не так много, хотя научной литературы по истории языка вроде бы и немало). Потери связаны и с языковыми реформами (1918 и 1956 годов), и с практическим употреблением языка, к примеру, в бюрократической, чиновничьей среде (т.н. «канцелярский стиль») или в простонародье, где вообще не до словесных изысков (хотя в диалектах и диалектологии порой обнаруживаются ценные находки из далёкого прошлого).

Еще больший вред, если не основной, русскому языку наносят «прозападные» теоретические основы «научного» языкознания, принимаемые за «мировые стандарты», на которые якобы следует ориентироваться (они заложены давно еще иностранными специалистами и прочими «западниками» от науки). «Прозападная» догматика по сей день даже не поколеблена и продолжает доминировать, соответственно на этой «нерусской» основе учат русскому языку в школах и институтах до настоящего времени. Многие здравомыслящие люди задаются вопросами по этому поводу. К примеру, переживания за русский язык и недоумение по поводу сложившегося положения недавно мы встретили у журналиста и педагога Ерошкина Александра Сергеевича. Он пишет:

«…Уникальный по своей сути язык становится похожим на другие. К тому же ударно потрудились этимологи советского периода, они усмотрели, что большая часть лексики русского языка оказалась заимствованной из польского, литовского, чешского, словацкого и других языков. А если без дураков? Неужели народ, занимающий шестую часть суши планеты, говорящий на одном языке, не оказал совершенно никакого влияния ни на мировую историю, ни на мировой язык. Неужели язык великого народа оказался сплошь заимствованным из языков микронародов, соседствующих с ним? Это же враки…»

К сожалению, это не «враки», а коварная языковая политика, навязанная давно в информационной войне против всего «русского». Более того, такая ситуация касается не только того, что мы читаем (буквенный текст). Искажения целенаправленно вносились и по-другому. Мы ведь всё время говорим, что настоящая Живая Речь в Древности звучала распевно (т.е. речь была как песня, если сказать по-современному и если не касаться пока других выразительных сторон, вроде танца и телодвижений), что и сохранилось в Традиции по частям как песни и мелодии. Здесь хочется процитировать ведущих канала «Осознание» на Ютубе (с которыми мы не знакомы, если что), привести их вот такие слова по поводу утраченного и искажённого:

«…Иногда спрашивают, почему у русских такие странные песни, почему они все время поют про какие-то потери, неудачи, разлуку, смерть? Это ведь программирует на разрушение, вырождение. Словом можно вылечить или покалечить, а слова, положенные на мелодию, обладают утроенной силой. Ведь недаром же древние ведические мантры – звуковые формы, обладающие мощным магическим воздействием, всегда пропевались. Но оказывается, многие песни, которые мы считаем русскими народными, вовсе не наши... Дело в том, что на протяжении столетий намеренно переписывались песенные смыслы. Еще древние греки говорили, что музыкальное воспитание – самое мощное оружие, поскольку ритм и гармония проникают в самые сокровенные глубины человеческой души...»

Пример, на котором это объясняется, дан в ролике по ссылке:

https://www.youtube.com/watch?v=QrbVsv254-M

Представляете, сколько всего потеряно, если мы свой родной язык еще со школы изучаем даже не «в прозе» монотонной, а вообще на уровне условных знаков (буковок)!

Возвращаясь от распевности обратно уже к словам, пример прозападной языковой политики можно усмотреть в имеющихся справочниках и многочисленных упражнениях любителей, в частности, когда к «тюркизмам» (т.е. заимствованиям из тюркских языков) относят огромный пласт словарного состава русского языка. Это уже не просто «научная лень» исследовать глубоко природу русского языка, но уже явное попустительство и вредительство, потакание «западникам» и западным специалистам, навязавшим нам в удобное для них время свой упрощённый подход к «лингвистической науке». Это их (мягко выражаясь, недобрыми) глазами ученые и любители словесности по сей день смотрят на русский язык «по-чужому» и рассуждают о нём, в сущности, «по-иностранному». На них же равняются некоторые представители тюркских народов, которые пожелали возвысить свой родной язык за счёт умаления русского языка. Так у них получается, к примеру, тюркизм «КАЗ» - потому что «КАЗань» или «КАЗбек». Ведь так очень просто, без усилий и никаких исследований, откуда что, достаточно услышать знакомые звуки! И помнить, что в русском языке с тем же корнем давным-давно «сКАЗки сКАЗывают, уКАЗы пишутся, всякие картины напоКАЗ выставляют, таким скорым «знатокам» уже и не надобно! Даже и не смешно уже от такой то ли «науки», то ли просто глупости!

Если еще взять подобные примеры, то тюркское «Тумен» (отсюда, кстати, «Тюмень») от древнего слова наших предков, откуда теперь в русском «Темень, темнота», и была еще «тьма» в значении «десять тысяч».

Здесь же еще порой невольно подыгрывают другой стороне своими недоразумениями и те, кто недостоверно и легкомысленно защищает русский язык. Например, якобы тюркское «батыр» - от русского «БОГАТЫРЬ», хотя последнее сложено из древних русских корней «Бога Тыра», в современном переводе как «божественная сила, или источник силы» («тырить» - изначально «копить, собирать», и не только силу, но еще и урожай, а не «воровать», как полагают сегодня заблудившиеся в языках). На самом деле тюркское «батыр» от «Батя» из языка предков, и у предков это было не только в значении «отец» (а было в восприятии как нечто божественно «большое и могущественное»).

Или вот открываем словарь М.Фасмера по этимологии русских слов на слове «БРЕВНО». Лингвист приводит его разные формы: берно, бервно, бервено, также беревно, беревено, др.-русск. Бьрьвьно… Здесь же Берьвь в значении «плот».Вот им всё, кажется, собрано уже! Даже сходство со словом «Бровь» лингвисты усмотрели! И на этом всё! Формальный, условно-знаковый подход дальше не пускает!

Потому что «прозападная» лингвистика совсем не допускает исконного русского словообразования и его правил. Отсюда и неведение в этой паре (бровь и бревно) относительно первичности именно слова «Бровь». А мы с вами помним еще (из наших же осмысленных словообразовательных разборов в других наших работах), что одно из основных правил русского словообразования это, что слова рождаются сначала в пространстве восприятия самого человека (пример: Бровь), а потом только они могут проецироваться на окружающие вещи и явления (пример: Бревно). И что слово «Бровь» как раз связан с корнем «Беръ» 2-го центра, который переносится без инверсии в 6-й центр суффиксальным способом, далее происходит редукция безударного гласного, и вот так получается от первоначального «Бер + Ова» современное «Бровь», а от того же корня, но уже внизу, во 2-м центре, получается «Бревно» (вы даже можете догадаться отсюда, что могло подразумеваться под «бревном» в пространстве восприятия человека). Кстати, близость слов «Бровь» и «Бревно» заметна и в старой поговорке «не видеть бревно в своем глазу».

О корне «БЕР» дополнительно и подробно можете см. в нашей статье «Как варится этимологическая каша в головах» в книге «Происхождение и состав Родной Речи» (повторяться здесь не будем, много места займёт, к тому же она частями публикуется в журнале). А в современных справочных пособиях не нашлось даже указание на системность и похожесть словообразования, к примеру, в таком моменте:

БЕР – БЕРево – БЕРевно (от этого же корня: БЕРемя, БЕРеменность, БЕРег и т.д.),

ДЕР – ДЕРево – ДЕРевно (отсюда: ДЪРево, ДЕРевний, ДЪРевний, ДЕРевня и т.д.)

Зато хватает сравнений слова «ЗДРАВЫЙ» с «деревом», как будто услышали звон, да не знают где он! В корне «здравый – не «дер-ево», а «ДО + Ра» (до Бога, до Солнца, до света, до силы, если привести ряд первичных значений).

Честно признаться, имеющиеся этимологические словари русского языка читать очень трудно. В основном, по причине «прозападности» подхода к русскому слову. А далее по причине пренебрежения истоками русского слова, когда оно обычно сходу считается «заимствованным» у кого-нибудь из соседей, а если это опровергается фактами, то нехотя признаётся «общеславянским», но уже с «неясным происхождением». С таким убогим и предвзятым подходом до истоков русского слова никогда не дойти!..

(продолжение следует)

Публикация в эл.журнале «ЗОВУ РИТМ», апрель 2024

 

 

(Продолжение. См. начало в «ЗОВУ РИТМ», февраль-декабрь 2023, январь-февраль 2024, апрель 2024)

15.

Предыдущая часть закончена тем, а что же именно мешает дойти до истоков русского слова. И там не были указаны еще две причины, о которых тоже стоит сказать. Обе причины связаны с ВОСПРИЯТИЕМ, вернее с ограниченностью восприятия, насколько зрело и полноценно оно, восприятие, сформировано. Согласитесь, эта тема вовсе не входит в предмет современной лингвистики (формализованного языкознания и филологии вообще) и относится больше к психологии.

Следовательно, любой выпускник филфака, на «отлично» усвоивший вузовские предметы, так или иначе касающиеся изучения языка (языков), раз у него в кармане официальный документ (диплом), т.е. свидетельство «специалиста» в указанной области (можно сказать даже «сертифицированного», как нынче модно), может заявить, что выученное им – это «наука», а всё остальное «про язык» к науке отношения не имеет. Формально этот специалист будет даже прав (за ним стоят поддерживаемые в данном обществе филологические науки и институты, финансируемые из бюджета, а деньги в современной технократической цивилизации – это, сами видите, основа всего, основная учетная единица, т.е. выше человека и любой истины). И перед таким «специалистом» бездипломные в этой сфере «любители словесности», пытающиеся угадать слово или предложить что-то, чего в прочитанных учебниках и научных трудах нет, явно проигрывают, как неучи или дилетанты, будь они хоть семи пядей во лбу. Они могут быть дипломированными в других сферах, но здесь разговор о языке. Мы это тоже не придумали, таковы «правила игры» и факты, с которыми повсюду сталкиваемся.

К примеру, раз люди всё больше хотят дознаться до происхождения слова (это на переломе эпох связано с общей тенденцией современного мира погружаться в раскрывающуюся доселе скрываемую и скрытую сторону жизни, т.е. настоящие тайны будут раскрываться тем, кто найдёт ключ, как в «Приключениях Буратино»), в сети интернет под публикациями на этимологические темы часто сегодня разыгрываются эмоциональные баталии с переходом на личности и оскорблениями друг друга. Среди участников таких дискуссий попадаются и те, кто представляет себя «филологом» и тоже не стесняется в выражениях. Наверное, любопытно будет посмотреть хотя бы на одну такую ситуацию. Вот что мы увидели в одном месте. Приводим для примера только суть, опуская то, что к нашему с вами разговору не относится. Приводим как реакцию дипломированного специалиста на суждения «нелингвиста». Цитата:

- «…Ваша лютая ахинея свидетельствует об отсутствии в Вашем образовании сразу ряда вузовских дисциплин (латинский язык, старославянский язык, историческая грамматика русского литературного языка), а ведь некоторые из них длились годами! При этом пишете Вы грамотно, т.е. в школе учились хорошо, читали много, возможно, и профессию имеете гуманитарную, однако Вы НЕ филолог!..»

Вот так жёстко! И вроде бы даже логично, с точки зрения узкой специализации (в технократической цивилизации каждый специалист должен быть на своём месте, как деталь в механизме, иначе он не специалист, так обстоит по принятым «правилам игры»).

На самом деле, если хотите понимать досконально, всё обстоит ещё жёстче! Потому что вы можете быть не только филологом с дипломом, а даже иметь учёную степень в области филологических наук, но как только в своих суждениях выйдете за пределы признанных в учебниках и институтах теорий и терминов, тут же рискуете заработать ярлык «нефилолога» (или даже «лингвофрика» - такой термин, если в курсе, взяли с Запада сторонники «прозападных» теорий в языкознании, дабы пугать или «не пущать» ищущих на поиск правды о человеческом языке – это вместо оказания помощи в познании). В общем, никому за выстроенный забор или колючую проволоку тщательно охраняемой территории выходить нельзя! И вообще, никуда нельзя!

(Как в песне «Стой, кто идёт» - слова и музыка В.Шаповалова, 1989г.)

Далее вам по-доброму еще и «посоветуют», как и автор приведённой выше цитаты:

- «…И запомните: текст - "альфа и омега" всего. Он внутри самого себя содержит и логику мышления, и форму выражения мысли, и внутренние противоречия, если они есть... А в Ваших текстах есть показатель Вашей некомпетентности. И прошу запомнить: Ваша апелляция к "людям, которые сами делают выводы" ложна. Научные истины устанавливаются научным исследованием (строгой аргументацией на основе письменных источников - гуманитарные дисциплины), а не Вашим профанирующим наскоком… Это не политика… Вот и ступайте "к своим баранам". А в мой профессиональный "монастырь" со своим интеллектуальным убожеством не лезьте. Дураков и в алтаре бьют...»

Вот так-то! В принципе, по большому счёту, полезное замечание в адрес дилетантов: если берётесь за что-то (хотя бы за слово), то разберитесь в предмете, обоснуйте, прежде чем проорать о своей «догадке». Хотя о чём мы – нынче такт и уважение не в моде. Всё равно хочется добавить в адрес таких, мол, вы же не на трибунах стадиона в качестве болельщика, если даже болеете «за русский язык»! Надо вести себя адекватно ситуации.

Кстати, автор цитаты тоже почему-то не желает видеть, что за науками, включая и филологические, стоит самая настоящая большая политика. Возможно, не вина автора, а уже заложенный еще до него - на стадии формирования филологической науки пару веков назад иностранными «специалистами» в Европе - откровенно политический и идеологический подход к русскому языку, чего придерживаются неукоснительно до сих пор уже наши «прозападные» ученые филологи, не желающие доставать заложенный буквально в фундамент подвох, т.е. им неудобно или невыгодно колебать и перестраивать здание филологической науки на родной лад (ну да, еще бы знать как это – на родной лад!). Одно уже такое предложение или намерение смотреть на вещи иначе тут же категорично (если не агрессивно) объявляется «ненаучным». И еще чуть ли не с аудиторий alma mater дипломированному специалисту вменяется почти в обязанность «защищать устои науки» от всяких там «сектантов», «лингвофриков» и даже просто «любителей словесности», дабы они не портили общую благодушную картину и не лезли в науку (то бишь, как в цитате, в «чужой монастырь») со своим, как тоже сказано в цитате, «интеллектуальным убожеством»! Автор ведь не исключение. Подобная неписаная «цензура» существует, и всем про это хорошо известно.

Именно благодаря такой неписаной, но доминирующей «языковой политике» сегодня на «научной» основе имеем ПРЕДВЗЯТОЕ ОТНОШЕНИЕ К РУССКОМУ ЯЗЫКУ, как к чему-то такому, что непременно стоит «ПОСЛЕ» европейской культуры и европейских наук и что является, если свести обтекаемые фразы из учебников и монографий к общему знаменателю, чуть ли не каким-то «недоязыком», который заимствует лексику от всех своих соседних языков и даже не может объяснить свои же собственные слова (если вспомним тут часто встречающееся выражение из этимологических словарей о «неясном происхождении» многих русских слов). Как будто лингвистам важней отстоять здание науки, чем докапываться до истины.

Если теперь вернуться к цитате, то когда автор обращается там к кому-то со словами «ваши тексты», то нужно иметь в виду, что перед нами не устная беседа, а переписка в комментариях под публикацией. Поэтому противоречия никакого нет в логике «специалиста-филолога». Да, под «ТЕКСТОМ» обычно понимается написанное (письменный текст). Так сложилось. Особенно в рамках современной цивилизации (поэтому и автор цитаты требует «научности» на «основе письменных источников», если заметили). Но и «устный текст» наукой не отвергается, потому что азбучной истиной является то, что прежде «письменной речи» («письменного текста») была и есть до сих пор «устная речь» («звучащая речь» или «устный текст»). Ни для кого же не секрет, что «дописьменные цивилизации» основывались на «устной Традиции»! Многие, даже не являющиеся профессиональными филологами, прекрасно наслышаны о мифах и сказках, песнях и балладах, которые относятся к устной Традиции, если даже (теперь уже) записаны и напечатаны.

И вообще, не только фольклор, а даже сохранившиеся стародавние «научные» тексты (теперь уже записанные) изначально бытовали именно в устной форме и обязательно имели, как сегодня говорят, «ритмическую форму» - они поются или декламируются! Потому что изначальная Живая Речь и была ритмичной, распевной, т.е. заведомо высокоорганизованной! А это как раз и отрицается «прозападными» теоретиками, полагающими, что Язык возник из случайных мычаний первобытных обезьяноподобных дикарей в процессе примитивного труда по добыванию средств существования, что каждый интересующийся может теперь узнать из навязанной «мультяшной» истории человечества, которой нужно доверять, потому что – это «наука» и ею тоже занимаются «специально обученные люди». «Мультяшной», потому что там тоже набор многочисленных пазлов так и не складывается в цельную картину прошлого! В современной лингвистике или языкознании тоже ведь среди специалистов и любителей полным-полно такого «верования» в «объективную» науку на уровне чуть ли не фетишизма!

Но проблема в том, что в ходе утверждения «условно-знаковых систем» и «письменности», т.е. по мере «формализации» человеческой речи, всё больше и больше выпадало и терялось выразительных средств, которые формализовать невозможно. Вот так постепенно аргументация сплошь и рядом смещается в сторону «формализованных» источников (в данном случае «письменных»). И сегодня уже доходит до крайности: если что записано, то это «документ» (аргумент, доказательство). Если не записано (хоть в какой-то форме – пускай даже не на папирусе или бумаге, а как сегодня – хотя бы в аудиоформате и т.п.), то документом не является, а так себе, «сотрясение воздуха». И вообще, если помните правдивую шутку, с бумажкой – ты человек, а без бумажки – сами знаете кто!

Это мы к тому говорим, что давно уже идёт незаметная (для невнимательных глаз и ушей специалистов, закрывшихся в «своих монастырях») деградация человеческого мышления (его тотальная формализация по разному поводу, например, с целью «оцифровывания», в ходе которой выветривается, выхолащивается и теряется всё, что нельзя формализовать). Как сегодня считают порой на Востоке, людей в технократической цивилизации пытаются превратить в «биороботов». Мудрые же предки хорошо видели тенденцию: поэтому сохранились и свидетельства неприятия письменности, когда она только еще нарождалась (это ведь было отчасти и ударом по способности мышления и памяти). Мы тоже напоминали, что прежде «цифровизации» была «буквизация».

И несмотря на то, что наши разговоры между собой и устная речь, общая культура и современное искусство сохраняют еще некоторую минимальную возможность «устного текста» с его выразительными средствами, самое основное, базовое утрачено – это изначальные смыслы Живой Речи и их энергетика! Как раз из-за проблем с восприятием! Без этого до истоков человеческого языка не дойти! Без них природу человеческой речи не понять.

Конечно, и современная формализованная лингвистика пытается всячески измерять «звучание» слов и текстов (темп и высоту, громкость и тембр, паузы и интонацию, даже якобы «смысловые ударения»), т.е. как бы физическую сторону, но дело дальше измеряемых, т.е. формальных показателей не продвигается. Потому что не доходят до «неизмеримого», но главного – потому что тонкая энергетическая матрица не воспринимается!

Вот ведь почему мы всё время напоминаем о проблеме человеческого восприятия, когда «потолок» становится всё ниже и всё сильнее давит на «социальную плоскость»! И такое происходит не только в филологических науках.

Причина проста – вся «доказательная база» (если хотите, «научная») опущена вниз, именно до «социальной плоскости». Поэтому шутка «ниже плинтуса» возникла не на пустом месте! В рамках технократической цивилизации человеческое восприятие стало неполноценной, «плоской» (как будто действительно «объем» проецируется на «плоскость» - именно такой образ мы часто приводим для сравнения и понятности).

Если помните из других статей, нами СПОСОБНОСТЬ ВОСПРИЯТИЯ вообще показывается на известных природных царствах и сведений из йоги (по энергетическим центрам). «Социальная плоскость» восприятия у людей формируется в обществе в ходе их воспитания и обучения с детских лет, т.е. у личности в социальной среде активируется из природного потенциала человека только лишь то, что востребовано в конкретной местности обитания конкретными запросами жизнедеятельности. Чем беднее эти запросы, тем грубее и хуже восприятие сознания и миропонимание. В данном примере, если йога описывает семь основных энергетических центров (именуемых «чакрами»), то из них у людей современной технократической цивилизации «работают» только самые нижние, да и то неполноценно (1-2-3-й центры). Они у многих занимают почти сто процентов активированного восприятия, и только остаток включает фрагменты нераскрытых полноценно высших центров, т.е. «право существования» имеет только «очевидное», «признанное», как факт «социальной плоскости». Выше ничего «не существует», кроме каких-то «фантазий» и «гипотез» (т.е. тех же «фантазий», но предложенных имеющими ученый статус в том или ином «научном» монастыре «специалистов»).

Кстати говоря, это всё хорошо просматривается и по картине современного «общества потребления» (на уровне нижних центров), при невостребованности высоких духовных ценностей (осмысление которых происходит только при раскрытии верхних центров, а до этого призывы к душевности и совести – лишь слова, лишённые содержания).

Но настоящая беда заключается в том, что если «социальная плоскость» основывается преимущественно только на базе нижних центров (в основном 1-2-м), то естественная Живая Речь по своей осмысленной энергетике включает все семь центров! Вспомните наши рассказы о звуках речи, локализованных в энергетике человека по семи центрам и правила словообразования в пространстве восприятия человека (хотя бы по работам «Введение в Родную Речь» - 2013 года и «Азвука Родной Речи» 2019). Мы пробовали описать, как на самом деле задано природой человека (здесь пока говорим лишь по теме - о Языке и Речи, а не о спорном происхождении человека).

Понимаете, что это означает на практике? Если чьё-то восприятие способно как-то усвоить «условно-знаковую» информацию о языке, предоставляемую современными лингвистическими науками (она формализована на уровне 1-2-го центров), то оно же рассказываемое нами о Живой Речи в таком случае просто посчитает «бредом»! А что поделать, если сознание конкретного читателя не в состоянии «пробить потолок» заданных цивилизацией в ходе его воспитания с детских лет ограничений собственного восприятия!

При этом рассказываемое нами на практике подтверждается, как вы можете убедиться из наших словообразовательных разборов Русской Речи, сотнями и тысячами базовых слов русского языка!

И всё же этот реальный опыт никак не может войти в область современной формализованной («научной») лингвистики, потому что это содержание выше формализации, и поэтому для неё этого доказательного опыта просто-напросто «не существует». Есть только то, что в пределах «социальной плоскости».

Хотя само восприятие людей полностью технократическая цивилизация подавить, конечно, не в состоянии (поэтому очень и очень много у человечества «ненаучного» знания – от верхних центров, - между прочим, на порядки больше «научного», формализованного).

Так происходит даже не «к сожалению». Это фундаментальное свойство технократической науки – ограничиваться (от слова «граница»), когда без «определения» (от слова «предел») любого термина вообще никуда ни в какой современной «науке»!

Такова вообще трагедия человеческой мысли, когда о «беспредельности» рассуждают только в пределах «очевидного», в рамках «принятого» или «дозволенного», всего лишь в границах «допустимого»! Только на словах, абстрактных, лишенных конкретного, понятного опытным путём содержания. Согласно утвержденным «стандартам» и «нормам» в «социальной плоскости» (как можете еще понять из сказанного, между прочим, основной аргумент «плоскоземельщикам» задаёт своей плоской, формализованной логикой мышления именно современная технократическая наука).

Вопрос здесь ведь не в том, чтобы отменить принятые нормы и стандарты, они важны и нужны, если к месту применяются. Проблема больше в том, что помимо них ничто живое не признается, как будто жизни вообще не существует и о ней рассуждают тоже абстрактно (по тени, если вспомнить миф о пещере Платона). Не говоря здесь уже о душе и духовности, которые, согласно технократической науке, тоже в области «фантазий»! И, выходит, «научно» – это когда имеется «прикладное значение», и совсем уж научно - если выражается в «рублях» («долларах» и т.п.)!

А если серьёзно, когда наука (в данном случае лингвистическая) охватывает только малую часть знания о человеческом языке (в области только нижних центров восприятия), то часть заведомо не в состоянии ни описать, ни объяснить целое, которое простирается далеко-далеко за пределы допускаемого в «социальной плоскости». Простирается на уровень средних и высших центров восприятия человека и далее, если имеем в виду, что глубина познания бесконечна, как Вселенная. Более того, часть, выдающая себя в качестве целого, несёт дезинформацию. Вот ведь почему современная технократическая цивилизация многими здравыми мыслителями оценивается как «время тотальной лжи».

К сожалению, в последние века часто на «научной основе»! Предлагая просто «поверить» в то, что написано в учебниках, и откладывая всё «необъяснимое учеными» потомкам (мол, они разберутся, а пока «науке это неизвестно», хотя при этом науке это не мешает настаивать на любых своих доводах). А неформализуемое просто объявляется «ненаучным». Очень удобный приём защиты своего «монастыря», своей «социальной ниши» в борьбе за выживание! Тоже на уровне нижних центров! Когда кажется, что существует «угроза», уже не до «истины» и романтики исканий, понимаете ли, нужно защищать свою нишу, или свою нору (ой, простите, «здание науки», а здание – оно же непременно должно состоять из чего-то ощущаемого, осязаемого, из кирпичей или хотя бы идеи кирпича). Так что можете понять тут негодование цитируемого нами «филолога», когда пишет:

- «…Тут, действительно, эмоции одерживают верх и порой нет сил сдержаться и отреагировать спокойно на речения диванных лингвистов/историков… Информация о славянах весьма скудна. Надо копаться в архивах, анализировать, систематизировать. Но это титанический труд. Проще придумать сотворение мира в звёздном храме, коло-колдун… или заявить, что этруски - это русские , а Коляда - солнечный бог славян и носиться с бредовыми идеями, как дурень со ступой. Когда я вижу смешной текст от славяно-ариев, то стараюсь перевести это дело в шутку (до поры до времени) и привожу аналогичные примеры любительской лингвистики. Баптисты - это те, кто баб тискают, а лютеране - обожают лютую тиранию…»

Да, высмеивать значительно проще, чем начать разбираться в том, а почему же «информация о славянах весьма скудна», и почему по всей Земле, а не только в нашей стране горели костры с письменными источниками о прошлом и живыми свидетелями, владеющими знанием! Да и заниматься в архивах и тихих библиотеках «реконструкцией системы представлений о русском язычестве», как автор выражается, не совсем уж «титанический труд», если учесть, как веками вычищали «письменные источники» и подкладывали «фейковую информацию». Потому что и то, и другое – якобы «памятники письменности», «документы». А вот чтобы уразуметь разницу между ними, где истина кроется, - тут нужно как раз мышление развивать, совершенствовать, выходить в «объем», за пределы привычной «социальной плоскости»! И утверждать при таких обстоятельствах, что «текст – начало и конец всего» - более чем наивно. Даже не профессионально, если уж на то пошло. Это замечание можно считать упрёком в адрес «фанатов науки», делающих из неё «догму», а не руководство для смелых поисков в разведывании дальнейшего пути человечества.

При этом наши читатели в курсе, что мы никогда не отвергали и не отрицали ценные открытия современной филологической науки и стараемся опираться на принятую терминологию и достигнутые открытия там, где это только возможно, и добавляем новое только с того места, где нынешние науки из-за «прозападности» уклоняются в сторону или где современная наука еще не бывала!

Недаром однажды одна наша читательница написала, что её преподаватель в институте не согласен с некоторыми нашими выводами. Там были еще примеры и аргументы, рассмотрев которые в ответ мы написали, что совершенно согласны с оценкой ее преподавателя, что мы шагаем вместе с ним заодно, но только до первого поворота, где он останавливается, согласно требованиям современной науки, а мы рискуем идти дальше!

И еще. Просто к примеру, когда в самом начале наших исследований два-три десятилетия назад в наших текстах говорилось о «законе открытого слога», мы в этом месте опирались на давно уже известные научные данные. Филологи в курсе, что в т.н. «древнерусском языке» упомянутый языковой закон не придуман «специалистами» в кабинетах, а является реальным фактом Живой Речи по энергетике «восходящей звучности», т.е., проще говоря, каждый следующий звук энергичней предыдущего. Именно поэтому основополагающим осмысленным элементом для Живой Речи является открытый слог из согласного и гласного звуков (С + Г), и реже слог из просто гласного звука речи. Это нужно учитывать постоянно, при «реконструкции» происхождения (или этимологии) слова, что часто игнорируется не только «любителями», но даже и лингвистами, занимающимися составлением этимологических и просто толковых словарей (поэтому мы и говорили выше, что их трудно читать из-за многочисленных недоразумений и вымысла). Много ценного добыто, между прочим, и в «сравнительно-историческом языкознании», но если только всерьёз не полагаться на фантастические гипотезы о «праславянском» или «индоевропейском» праязыке.

В общем, мы не одобряем ни легкомыслие и поверхностность, ни фанатизм и догматизм в поисках истоков русского слова…

(продолжение следует)

 

 

Скачать книги:

- Введение в Родную Речь: Часть 2-я. Осмысленное словообразование. Учебно-просветительское пособие. - РИТМ. 2013. - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=251

Родные слова: правильно ли говорим и понимаем? Учебно-просветительское пособие. - РИТМ. 2022. - http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=278

(Российский Институт Творческого Мастерства - РИТМ. – 2024г.)

 

Публикация в эл.журнале «ЗОВУ РИТМ», май 2024

 

 

 

Опубликовано:12 Март, 2023 23:50, Просмотров:402, ]]>Печать]]>
 
В этом разделе:

Notice: Undefined property: userapi::$data in /var/www/u0572878/data/www/zovuobraz.ru/mod/kult/index.php on line 730
Доступно только зарегистрированным пользователям
Извините!
Но комментарии могут добавлять только зарегистрированные пользователи.
© 2024 zovuobraz.ru
© zovuobraz.ru Все вопросы на этот адрес - zovuritm@narod.ru
Рейтинг@Mail.ru 200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время Яндекс.Метрика