Природа - женского рода !
zovuobraz.ruzovuobraz.ru
zovuobraz.ru
zovuobraz.ru

СЕКРЕТЫ РУССКОГО СЛОВООБРАЗОВАНИЯ, или ОСМЫСЛЕННЫЙ СОСТАВ СЛОВА

фото: Пресс-центр ЗоВУ - СЕКРЕТЫ РУССКОГО СЛОВООБРАЗОВАНИЯ, или ОСМЫСЛЕННЫЙ СОСТАВ СЛОВА

(Из курса русского языка как родного)

 

Одним из средств прозападного «ликбеза» в области «цивилизованной грамотности» (упрощенной, для неполноценного, «плоского жития-бытия»), т.е., по сути, «ликбеза» как целенаправленного форматирования сознания людей, является в современной лингвистике теория состава слова, когда еще в школе учат детей «разбору слова по составу», формальному выделению в слове «корня, приставки, суффикса и окончания». Несмотря на то, что такой подход кажется простым (или привычным), он нисколько не приближает к осмыслению сути слова, и реальное происхождение слова остается по-прежнему туманным. Ясности нисколько не добавляется. Хотя школьным «отличникам» удается еще в школе как-то виртуозно делить почти все слова на приставки, корни и суффиксы, даже им неведомо, для чего на самом деле внедрена эта искусственная теория, что же ею прикрыли, спрятали, сделали невидимым в осмысленном словообразовании Живой Речи.

Когда не с чем сравнивать, такой формализованный подход к «составу слова» кажется само собой разумеющимся и логичным. Даже «единственно возможным» подходом (типа, «а как еще по-другому делить-то»).

Однако, в итоге, при таком подходе имеем лишь иллюзию знания, а по сути ничего не узнаём.

Возьмем вот простой пример, простое слово, вроде бы всем очень даже знакомое – «ТЕЛО». В современной лингвистике формально по составу этого слова принято следующее:

«…корень - тел, окончание - о, основа слова - тел. Часть речи - существительное, части слова - тел/о…»

Далее вам «как бы» «толковые» словари перечислят зафиксированные на сегодня значения этого слова, но так и не растолкуют, почему слово употребляется в таких лексических (или словарных) значениях! И для современной научной лингвистики, как и во многих других случаях, и здесь остается неясным происхождение слова «Тело».

В этимологических словарях так и пишут: «общеславянское», но «происхождение неясно». Поэтому ограничиваются перечислением приблизительных «аналогов» в других языках, как в словаре М.Фасмера. Зато немало можно встретить «любительских», «ненаучных» этимологий, пытающихся заполнить пустоту, но мы среди массы попыток еще ни разу не видели даже близкую к реальности этимологию слова «тело».

Да, конечно, когда не с чем сравнивать, современный (якобы «научный») формализованный подход к «составу слова» кажется само собой разумеющимся и логичным. Но сравнивать уже есть с чем.

НАСТУПАЕТ ВРЕМЯ РАССТАВАТЬСЯ С ИЛЛЮЗИЯМИ (ЗНАНИЯ) И ВСПОМИНАТЬ РЕАЛЬНОСТЬ ЖИВОЙ РЕЧИ, вместо языка как формализованной условно «знаковой системы», которым закрыли живую реальность.

О настоящей Живой Речи мы рассказывали во многих наших работах и продолжаем рассказывать. О словообразовании и происхождении слов тоже. И особенно сжато, на примерах, показано было ранее в этом вот КУРСЕ РУССКОГО ЯЗЫКА КАК РОДНОГО в главе «Правила перемены смысла» (советуем посмотреть, или даже перечитать, чтобы легче было понимать дальнейшее). Раз уже многое рассказано было о Живой Речи, раз в приведенных ранее примерах не единожды озвучены правила словообразования и осмысления происхождения слова в Живой Речи, то чтобы сильно не растягивать текст, постараемся обойтись при разборе без излишних подробностей и повторов. А новичкам, кто еще не знаком с нашими работами, все же советуем ознакомиться хотя бы с двумя книгами: «Азвука Родной Речи» (2019) и «Введение в Родную Речь: осмысленное словообразование» (2013). Иначе, без представления пространства восприятия, в котором пребывают осмысленные энергии звуков речи и слов человеческой речи, рассказываемое нами будет непонятно.

Ну что же, возвращаемся к простому слову «ТЕЛО»? И будем выяснять, как его нужно осмыслять, где его место в энергиях человеческого пространства восприятия, каким образом оно связано с другими словами, раз давно ясно, что базовые слова появляются не сами по себе, по отдельности, в отрыве от всего, а вписаны в целостную ткань Живой Речи. Имеют смысл и выделяются только относительно целого и из целого. Это не мы придумали, это издревле известно, как бы часть лингвистов ни игнорировала этот факт. Вы же помните из наших рассказов, в частности, ссылки на В.Гумбольдта, который считал язык «органическим целым», а речь «живым организмом языка»?

Давайте теперь перейдем к разбору. И будем основываться на живом содержании, которое невозможно полностью формализовать. Так будет лучше, как бы ни было трудно формалистам при обращении к живому содержанию. Но теперь будем уделять больше внимания не собственно разбору отдельного слова, а будем уделять больше внимания системным вещам – взаимосвязям между словами и осмысленным переходам, где и как слова «проживают» в «живом организме языка», по В.Гумбольдту.

В первую очередь напоминаем, что в качестве основы слова, даже после отделения окончания «О», все равно оставляем полнозвучное «Тело» (или оставляем в варианте «Телъ» - с редуцированным гласным в конце), потому что в настоящей Живой Речи закрытых слогов не бывает (в отличие от измененного, упрощенного современного языка). Видите ли, современная лингвистика при анализе состава слова, как правило, остается в формальном поле и игнорирует суть, игнорирует живое (из живого такая лингвистика оставляет только формальную категорию «одушевленности / неодушевленности»).

На самом деле мы имеем здесь основу «тело» (из двух открытых слогов) + окончание «О», т.е. формально: «Тело+О». Так нужно осмыслять (чувствовать осмысленную структуру энергетики слова), хотя формально в конце слова происходит слияние и упрощение гласного звучания. Но давайте ради наглядности, ради схематической простоты возьмем вариант основы «Телъ» с редуцированным гласным в конце.

По составу звуков здесь имеется следующее, начиная с конца слова:

1) гласный звук «О» говорит о контурах некоего энергетического объекта, выделенного из всего остального,

2) звук «Л» указывает на важность внутреннего содержания этого объекта, на его наполнение,

3) звук «Э» указывает на процессуальность или изменение, движение объекта в пространстве-времени, и

4) звук «Т», как твердь, указывает на устойчивость этих изменений.

В общем, как обычно, звуки сами рассказывают о себе и о слове, рассказывают, как следует осмыслять данное звукосочетание из двух слогов, без всяких там красивых словарных определений, придуманных некими лингвистами, т.е. специально обученными для создания искусственных версий людьми. Получается, смысл слова «Тело», согласно составляющим его звукам речи, - это приблизительно «устойчивое существование энергетического наполнения». Именно так воспринимается «тело» в пространстве нашего восприятия, если мы чувствительны к энергетике слова и звуков.

Для краткости изложения сразу же укажем далее, что слово «Тело» локализовано во 2-м центре энергетики человека (пространственно в области низа живота). Может возникнуть и вопрос. Почему, если гласный звук «Э» по правилам Живой Речи прописан в 6-м центре (в области головы)? Ответ простой. Потому что корень «Телъ» является инверсией (т.е. зеркальным отражением) корня 6-го центра «Летъ», от которого происходят слова: «Лето, Летать» и т.п.

Еще одним подтверждением того, что слово «Тело» локализовано во 2-м центре, могут служить производный от него глагол «телиться», а также слова «телёнок, тёлка». Ведь как раз в области 2-го центра энергетики располагаются органы воспроизведения, размножения: «телиться – значит создавать тело»!

Жаль, что на сегодня нельзя еще подставлять в слово «тело» собственный звук 2-го центра, потому что он давно утрачен. В считающемся, согласно современной науке, «древнерусским» языке его пытались заменить дифтонгом «оу»: тогда у нас получается при подстановке дифтонга непривычное звучание «тоуло» вместо привычного «тело». Но раз дифтонгов в современном русском языке нет, то вместо него формально (и условно) подставляют то «У», то «О». В случае подстановки звука «У» получаем вместо «тело» - «Туло» (отсюда известное и сегодня однокоренное слово «ТУЛОвище»). В случае же подстановки звука «О» получается корень «Толо» (оно встречается нам в словах «сТОЛ» и «сТОЛб»).

Стоит отметить, что в физике, как вы можете заметить, подставив два зеркала друг против друга, есть и оптическое явление, когда отражение тоже имеет отражение. А мы говорим о Живой Речи как предмете естествознания, т.е. предмете, который не только осмысляется, но еще и проявляется физически – в звуках, в энергиях. И отсюда понятно, наверное, что в Живой Речи действуют физические законы Природы (а ведь это почти полностью игнорируется современной формализованной лингвистикой, учитывающей ограниченно только акустическую сторону при работе с голосом, произношением, дикцией)!

Мы хотим показать данным примером, как работает в русском словообразовании правило инверсии (здесь отражение отражения).

Допустив вместо «тело» во 2-м центре звучание «Туло», тем самым предполагаем и его отражение по правилу инверсии в 6-м центре в виде «Лутъ» (в мягкой форме «Лютъ» или «Лотъ» с учетом дифтонга). От этого корня мы сегодня знаем с вами слово «Лютый». Что подтверждает правильность данного допущения.

Здесь же можем подтвердить и другое правило (уже переноса без инверсии). В свою очередь, корень «Лутъ» 6-го центра может отразиться во 2-м центре (как «Тулъ»), а может и не отразиться, если будет переноситься во 2-й центр с каким-нибудь дополнением (приставкой или суффиксом, в современном понимании). Добавляем к корню «Лутъ» приставку «По» и получаем перенос во 2-й центр в виде звукосочетания «По+Луть» (сегодня, после редукции гласного на месте приставки, мы знаем это как слово «Плут», имеющее уже больше психологическое значение, чем физическое). Если мы с вами понимаем, что звук «У» в этом слове – всего лишь условная подстановка вместо утраченного звука 2-го центра (древнерусский дифтонг «оу»), то вместо «У» может быть и звук «О». И нам известны сегодня слова 2-го центра «Плоть» («крайняя плоть»), а также «плотность».

Таким образом, вы здесь очередной, быть может, тысяча первый раз наблюдаете в наших примерах, как ЧЕТКО РАБОТАЮТ В ЭНЕРГЕТИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ ЧЕЛОВЕКА ДРЕВНИЕ ПРАВИЛА ЖИВОЙ РЕЧИ, КОТОРЫЕ НАМ УДАЛОСЬ ВОССТАНОВИТЬ.

Да, отражения звуков и слов в Живой Речи могут отражаться еще и еще раз, как и в зеркале. Или могут переноситься с дополнениями, но уже без инверсии (без переворачивания). Например, то же самое слово «Плут» 2-го центра может вернуться в 6-й центр «суффиксальным способом»: «Плутъ» + «ова» = плутовать (в современном словарном значении «хитрить с кем-нибудь, поступая нечестно, обманывая кого-нибудь, совершать плутовство»).

Можно еще добавить, что помимо «У» в звукосочетании «Плут» 2-го центра может быть и звук «Э», как отражение из 6-го центра. В этом случае при подстановке вместо «У» звука «Э» получается другое известное даже сегодня слово «Плеть» 2-го центра (раз все первичные, базовые слова локализованы в пространстве самого человека, а потом только переносятся на окружающие предметы и явления, то, наверное, догадываетесь, что имелось в виду изначально в этом слове, какой именно смысл).

Трудно сегодня представить, что же имели в виду предки, когда говорили «По+лоть» (в полнозвучном варианте «полоть», т.к. это еще один вариант, наряду со словом «плоть» во 2-м центре, в области низа живота), но если вспомните близость в Живой Речи по смыслу согласных звуков «Р» и «Л», то это может быть что-то близкое к «По+роть».

В общем, все перечисленные слова (Лето, Летать, Тело, Туловище, Столб, Плут, Плоть, Полоть, Плеть и т.п.) системно взаимосвязаны, взаимно обусловливают друг друга в целостном энергетическом пространстве восприятия человека, где и пребывает изначально встроенная в него психоэнергетическая матрица (или поле) Живой Речи. Чего, разумеется, не может быть, с позиции современной формализованной лингвистики (т.е. в современной лингвистике нет такого предмета исследования, хотя это вовсе не означает отсутствия самого предмета в реальности). Ведь если сильно захотеть, то можно много чего не замечать в Природе. Работает это и в обратном направлении. Желающие могут самостоятельно пробуждать скрытые (или спящие) свои способности, чтобы вновь полноценно воспринимать и осмыслять Живую Речь, как это и было у великих наших предков!..

(Продолжение следует)

 

(Скачать книгу «Азвука Родной Речи. Учебно-просветительское пособие. - РИТМ. 2019» по ссылке: http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=347)

 

(Российский Институт Творческого Мастерства - РИТМ. – 2022г.)

 

Публикация в эл.журнале "ЗОВУ РИТМ", июнь 2022

 

 

 

(Продолжение. См. начало «ЗОВУ РИТМ», июнь 2022)

***

«Хорошо» «поработали» реформаторы русского языка, от всяких там «редакторов» азбук и алфавитов до специально обученных людей, «научно» занимающихся «нормированием» русской речи. Вели себя как слон в посудной лавке. Это еще не считая условий существования людей, которые просто вынуждены были выживать в последние века жестокой эксплуатации и постоянных нашествий врагов на русские земли, что им, людям, было вовсе не до сохранения «правильного языка». В итоге, «выбиты» из обихода два основных гласных звука (2-го и 5-го центров). Это создает затруднения при работе со словами сразу в 4-х из семи энергетических центров (во 2-3 и 5-6 центрах). На своих местах остались только 3 основных звука – У, А, И (которые только и «работают», кстати, в арабском языке). Это гласные 1-го, 4-го и 7-го центров (т.е. в середине пространства восприятия и как бы по краям).

Получается, разрушено больше половины смыслового поля в пространстве восприятия Живой Речи, ее энергетики, что создает большую трудность в возвращении к изначальным смыслам и в понимании происхождения слов и человеческого языка, в целом.

Но все равно углубиться и дойти до истоков слов можно, если знать правила словообразования, правила смыслообразования родного языка.

Например, почему в русском языке розовый цвет называется «розовым»?

Заглядываем в этимологический словарь русского языка М.Фасмера, который почему-то (хотя понятно, конечно, почему, с учетом антирусской или «русофобской» политики Запада на русских землях) официально навязывается нашей стране в качестве одного из авторитетных источников, хотя он откровенно «прозападный», как немецкого происхождения и сам автор, т.е. для него русский язык не является родным. Грустно, что это поддерживается в нашей стране вроде бы нашими лингвистами, которые оказываются на деле «прозападными», сознательно или по неведению служат «прозападной» русской лингвистике. И читаем в словаре М.Фасмера следующее:

«…розовый как и укр. рожевий, польск. roz?owy, произведено от роза или соответственно польск. roz?а «роза» (Брюкнер 466). Русск. слово получено, возм., через укр. и польск. с вторичным воздействием роза…»

Обратите внимание на слова «украинское», «польское», а далее будет «немецкое» и «латинское». После прочтения таких строк вспоминается только книга историка А.Пыжикова «Славянский разлом: украинско-польское иго в России», т.е. вспоминается не только политическое, но и культурное нашествие Запада на русские земли и желание искоренить все русское, переиначивание русского на западный лад «прозападными» специалистами. Тем более, когда смотришь дальше у М.Фасмера на этимологию слова «роза» - «…через нем. Rose - то же из лат. rоsа. Ср. также рожа…»

И это, к сожалению, продолжается по сей день, потому что лингвистическая наука по русскому языку нам тоже сложена и навязана с «прозападной» теоретической базой! МЫ СВОЙ РОДНОЙ РУССКИЙ ЯЗЫК СЕГОДНЯ, К СОЖАЛЕНИЮ, УЧИМ КАК ИНОСТРАНЦЫ, из нас на своей родной земле делают «иностранцев» по владению языком! Вот что это означает на самом деле, вот такая печальная ситуация (на якобы «научной» основе, хотя по сути – псевдонаучной, с продолжающейся политикой вытеснения и переиначивания всего русского).

НАМ НАВЯЗАН «ПРОЗАПАДНЫЙ» ПОДХОД «ЯЗЫК КАК ЗНАКОВАЯ СИСТЕМА», ВМЕСТО ЦЕЛОСТНОГО ПОДХОДА НА ОСНОВЕ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ ВО ВСЕМ ОБЪЕМЕ ОТ ДУШЕВНОГО ДО ТЕЛЕСНОГО, ОТ ПСИХОЛОГИИ ДО ФИЗИКИ (хотя бы в звучании, не говоря уже об энергетике). Кстати, энергии проявляются в цвете.

Может быть, тогда спектр цветов нам поможет разобраться в «розовом»?

Однако выясняется, что цвета «розового» на спектре нет. На первый взгляд кажется странным: слово есть, а цвета нет! Конечно, на самом деле мы различаем розовый цвет даже физически, он существует. Его нет как бы теоретически, потому что розовый – это смесь красного и фиолетового, т.е. в видимом спектре эти цвета не рядом, а в противоположных краях цветового спектра. Однако так на плоскости, когда белый свет разлагается на цвета спектра. А в объеме где-то «за горизонтом» видимости или «внутри-внутри» видимого света красный и фиолетовый должны как бы «пересекаться», постепенно один перейти в другой. И где-то там, на таком перекрестке, мы могли бы найти розовый цвет. Это по физике цвета, по цвету проявления энергий.

А что же нам говорит в такой ситуации Живая Русская Речь?

И мы с вами вспомним еще одно правило словообразования, что все первичные слова возникают в пространстве восприятия человека. А там у нас звук речи «О» локализован в 3-м центре. Тогда что же получается – корень «Розъ» в 3-м центре?

Нужно проверить, и пробуем найти инверсию (отражение) «Зоръ» в 5-м центре. И не обнаруживаем там ничего. Зато находим рядом, в 6-м центре, в области головы (там, где глаза), слова с этим корнем «Зоръ» - зоркий, взор.

В итоге, теперь понимаем, что слово «РОЗА» живет в пространстве человека во 2-м центре, и в нем соседний звук «О» звучит вместо утраченного гласного 2-го центра. Мы сейчас не будем заниматься полным осмыслением слова по смыслам звуков, что именно в нем заключается, потому что мы с вами сейчас говорим о секретах русского словообразования (о словообразовании, а не о смысле слова). Достаточно понимать, что по смыслу и пространственно слова «Роза» и «Роды» весьма близки, хотя не одно и то же, разумеется: они о том, что изнутри. Понимать, на что похожи лепестки цветка, называемого розой, тоже. В общем, латинские корни в этимологии слова «розовый» современными лингвистами притянуты за уши, а на деле «латины» и вся Европа взяли этот корень из древней Живой Русской Речи.

И то, что слово «роза, розовый» располагается во 2-м центре подтверждается другими словами и правилами словообразования. Например, правило переноса без инверсии: «Го + Роза» = это слово 6-го центра «Гроза, Грозный, Угроза». Еще одним подтверждением является переносное, экспрессивное слово «Рожа» (здесь современные лингвисты правы в том, что советуют обратить внимание на это слово, хотя происхождения этого слова они не знают, признаваясь в этом в справочном издании, так и пишут: «этимология этого слова в значении «уродливая физиономия» не установлено»). В этом случае косвенно работает то же самое правило переноса корня снизу вверх без инверсии. В слове 2-го центра «Роза» осмысленно заменяется разделительный звук «З» на звук речи «Ж», и таким образом получается близкое слово 2-го же центра «Рожа», который условно, в переносном значении, употребляется вместо «Лик, Лицо» в области головы, т.е. через слово «рожа» - в переносном смысле - намекают на «низкое» положение, на уровне телесного низа. Ну и то обстоятельство еще «работает» здесь, что рожистое воспаление (см. описание заболевания под названием «рожа») часто появляется как раз на лице.

В общем, таково реальное происхождение слова «Роза, Розовый» в Живой Русской Речи, когда в «прозападной» лингвистике нам рассказывают об этом лживые сказки. Можно даже в качестве характерного примера лингвистических фантазий при полной оторванности от физической и смысловой природы человеческого языка привести такой текст справочного издания еще советского периода:

«…Роза. Судя по всему, царица цветов родом из стран Передней Азии. Оттуда же, из Ирана, длинным кружным путем дошло до нас и ее имя. Греческое «родон», латинское «роза», французское «роз» («rose»), немецкое «розэ» - вот этапы этого пути. Поэты издавна считали это название одним из самых звучных слов в нашем языке. А знаете ли вы, как оно звучит в соседнем славянском языке - польском? «Ружа», почти что «рожа»… И поляку это вовсе не кажется ни смешным, ни безобразным, как нам: ведь у них нет созвучного с ним «рожа» - «харя», которое портит нам все дело. Пожалуй, стоит сказать еще вот что. У нас есть название болезни «рожа». Так вот оно не имеет ничего общего с нашим «рожа» - «морда», а связано как раз с «роза». Название это позаимствовано из польского языка, а поляки зовут эту болезнь «ружа», т.е. «роза», потому что передают на свой лад латинский докторский термин «rosa» - «розовая»: рожистое воспаление вызывает сильное покраснение кожи… (Успенский Л.В.)

Вот таким образом «прозападная» лингвистика русского языка работает на выгоду Запада, на форматирование и даже порабощение сознания наших людей на западный лад, чтобы человек никогда не раскрывал свой потенциал и не овладевал творящей силой слова. Оставался слабым существом на уровне «биоробота». Ведь все это кажется таким «логичным» и «правдивым», если не знать глубинную суть осмысленного словообразования Живой Русской Речи. Из всего этого набора слов - для реального понимания места пребывания слова «Роза» во 2-м центре - подходит только одно слово, и это пример из польского языка «ружа», где поляки вместо утраченного гласного 2-го центра подставили не гласный «О» 3-го центра, как в современном русском, а гласный звук 1-го центра «У», еще более нижний (может быть, нарочно, - для обозначения болезни).

С этой точки зрения, когда мы понимаем, что русский язык сохранил больше всего данных от древнего наследия языка предков, а другие языки утратили существенно больше или вовсе являются новоязами, нужно учитывать, что изучение иностранных языков вместо русского отрывает человека от первозданных истоков, особенно изучение европейских языков, в которых много от искусственных конструкторов, вроде древнегреческого и латыни. Уже известно и об этом говорят: чем раньше детей обучают иностранным языкам (европейским), тем эффективней происходит отрыв от родовой памяти, от родных истоков. Это все равно, что передать ребенка от матери мачехе, или чужим опекунам. Отрывает человека от корней и формальное (формализованное) постижение родного языка. Чтобы мы не помнили прошлое и чтобы не пробудилась родовая память, нас и обучают с детства родному языку по иностранным методикам – формализованным. Получается, вроде бы по форме наш, родной, узнаваемый язык, а внутри – пусто!..

(Продолжение следует)

 

(Скачать книгу «Азвука Родной Речи. Учебно-просветительское пособие. - РИТМ. 2019» по ссылке: http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=347)

 

(Российский Институт Творческого Мастерства - РИТМ. – 2022г.)


Публикация в эл.журнале «ЗОВУ РИТМ», июль 2022

 

 

 

 

(Продолжение. См. начало «ЗОВУ РИТМ», июнь-июль 2022)

***

Когда мы вам говорим о «прозападной» науке, занимающейся русским языком, то это вовсе не какие-то шуточки или преувеличение, это не такая уж безвредная обыденная практика, касающаяся разнообразного применения русского языка в современной жизни людей. Эта наука сегодня фактически диктует, каким должен быть для всех нас русский язык, а каким не должен быть, потому что занимается, так или иначе, нормированием языка и кодификацией языковых норм, т.е. упорядочением норм языка и их фиксацией в справочниках, словарях, грамматиках и т.п., включая и то, как нам следует понимать и толковать слова. Поэтому стоит уделить внимание и своего рода ПСИХОИСТОРИЧЕСКОМУ аспекту – разнице между современным пониманием того или иного слова и тем, в каких условиях с каким смыслом это слово входило в обиход при его возникновении.

Вы можете сомневаться в этой науке, а можете принимать все без сомнений, это мало что значит в условиях, когда вас со школьных лет обучают чтению и письму (подчеркиваем, только лишь чтению и письму), согласно утвержденным нормам и образцам для русского языка, т.е. так, как это виделось и видится с Запада. Вы же понимаете, как бы не стояли сегодня за русский язык его сторонники, базовые основы науки о русском языке нам заложили по западным лекалам. И с таким положением нужно считаться. Не в том смысле, что наука западная ложная, а в том смысле, что она ограниченная, формализованная, без живого (или духовного, душевного) содержания. Как взгляд со стороны, издалека, чужими глазами.

Уметь читать и писать – это хорошо, но это только начало познания языка, самое начало. Но даже эти азы нам дают криво! Как мы ранее и говорили, нам родной русский язык преподают как иностранцам – упрощенно, формально, как всего лишь знаковую систему. И другого варианта при этом просто нет (другой вариант не предусмотрен). Ведь «русская лингвистическая наука» создавалась западными и прозападными специалистами вовсе не для исследования глубинного содержания русского языка и даже не для просвещения местного населения, а для того только, чтобы закрепить подчиненное положение русского языка среди европейских языков в сознании местного русскоговорящего населения. Многие над этим и не задумываются, ограничиваясь умением читать и писать.

А вот для тех, кто задумывается, возникает трудная проблема, психологически похожая на ситуацию в фильме режиссёра Марка Захарова «Убить дракона» (1988). Если в голове нет никакой другой информации о родном русском языке, кроме формально и поверхностно вложенной со школьных лет, то есть ли шанс избавиться от фальши и докопаться до настоящих знаний о Живой Русской Речи?

Да, народ постепенно пробуждается, открывает глаза на происходящее, все больше и больше интересуется и русским языком. А вот представителей официальной «прозападной» науки это порой откровенно раздражает, потому что люди, как им кажется, посягают на их права, на их вотчину – трактовать русский язык «научно» (т.е., надо уже понимать теперь, с позиций западной методологии)! В этом смысле, например, людям попытались указать их место с академических высот статьей «О профессиональной и любительской лингвистике» (см. «Наука и жизнь» №1, 2009), в которой четко показано, на чем базируется «профессиональная лингвистика», а в противовес нарочно взяты самые примитивные образцы т.н. «народной этимологии», дабы возвысить «профессионалов» и принизить роль «любителей». Это тоже значимый показатель того, что «прозападная» русская лингвистика не собирается преобразиться в «РУССКОЕ ЯЗЫКОВЕДАНИЕ» (здесь ошибки нет, подчеркиваем, именно «ведАние»). И диалог с тараканами в голове (или, если хотите, с «драконом», имея в виду образ из фильма Марка Захарова) каждому придется вести в индивидуальном порядке, если иметь в виду изучение настоящего Живого Русского Языка наших предков! Ясно же, что прозападная наука не будет избавлять от ее же информационных ловушек для сознания!

Любой лингвист сегодня может сказать, как современная наука получает сведения о прежнем состоянии языка, об отдельных словах языка. Прежде всего, через сохранившиеся памятники письменности. Получается, если нет «подтверждающей» старинной записки, то все ваши рассуждения о чем-то древнем «ненаучны»!

Ах да, есть еще «сравнительно-исторический анализ» (т.е. «сравнение данного языка с родственными языками с целью восстановления общего состояния, из которого развились все эти языки»). И что же? Наука ограничивается письменными и прочими условными знаками? Условными, т.е. интерпретируемыми так, как это мы понимаем сегодня и как принято вписывать языковые факты в существующие интерпретации исторических событий и хронологий (опять по тем же предвзятым формализованным западным методикам)?

По сути, предлагается целый ряд допущений, в виде гипотез, которые предлагают считать «научными» на том основании, что сегодня имеется вот это слово, или вот этот языковой факт, о котором в данный момент рассуждаем? Факт есть, интерпретация есть – что еще надо для «науки», да? И зачем вам реальное происхождение и подлинные истоки слова?! Такая вот ситуация.

Однако если вникать глубже, то громкое название «сравнительное языкознание» нисколько не оправдывает то значение, которое ему приписывают. Первый же пример показывает его полную несостоятельность, если иметь в виду живую реальность, а не выдуманную «научную действительность». К примеру, нам показывают сравнение слова «СОН» в разных славянских языках, которые находятся в таком же плачевном состоянии, как русский язык. И делают вывод, что в условной «древности» (т.е. в гипотетическом «праславянском» языке) существовал некий гласный звук, от которого получились отличающиеся от него современные гласные звуки в различных славянских языках, описанных тоже формализованно, по сути, неполноценно. Похоже, мало кого волнует, на каком языке и как разговаривали предки на самом деле, вместо придуманного лингвистами «праславянского», как средней температуры по палате!

На самом же деле перед нами, по большому счету, всего лишь непризнанные лингвистической «наукой» факты:

- факт дезориентации в языковой норме (норма выводится с допущениями, гипотетически, типа «для нас сойдет, а там потомки разберутся»),

- факт отсутствия эталона произношения (перечисляются лишь современные варианты),

- факт наличия проблемы огласовки в каждом из упомянутых славянских языков, когда наука не ставит даже вопроса, в каких языках и каким путем реально происходил уход от первозданного эталона. Потому что современной методологией принято считать, что «языки развиваются». Поэтому у них то, что раньше было, заведомо «примитивно», не стоит внимания!

И много каких еще то ли ограничений, то ли допущений в современных лингвистических теориях, которые не стыкуются даже между собой, и нет смысла даже все перечислять (если начать анализировать такую литературу, коей целые библиотеки, то не останется времени на новое).

В итоге, наука ограничивается письменными источниками (условными знаками) и гипотетическими «вычислениями» (сравнительный анализ языков).

Поэтому реальная природа Языка, Живой Речи остается за гранью «научной действительности», т.е. просто не существует для науки! И не поспоришь с аргументом «во всем мире так принято», хотя их «весь мир» в данном случае ограничивается рамками «западной цивилизации» (технократической, т.е. не учитывающей реальную природу человека и очень далекой от реальной Жизни). Об этом вообще трудно писать понятно, потому что воспитание и обучение в рамках технократической цивилизации с детских лет отрывают от реальной природы вещей, поэтому и не формируется четкое понимание, где искусственное, а где живое, от природы данное.

Здесь важно было только обозначить имеющуюся проблему, поэтому не станем разбирать пока и весьма запутанную ситуацию со словом «Сон» (вы же слышите, насколько отличается слово «сон» от слова «спать», хотя вроде бы речь об одном и том же). Пойдем дальше, в ОСМЫСЛЕННОМ СОСТАВЕ СЛОВА еще много интересного, о чем в современной лингвистике тоже не принято говорить. Возьмем примеры как раз заведомо дезориентирующего толкования, когда слово возникло в одних условиях, а употребляется теперь совсем в других условиях. Получается, что современное значение сильно отличается от первоначального смысла.

К примеру, в русском языке мы сегодня хорошо знаем слово «Рой, Роение», но многие при этом совершенно не задумываются о реальной природе этого слова, как раз в силу заложенного «прозападного» формализованного подхода к происхождению Языка, к природе Живой Речи. В справочниках указывают, что «Рой» - это «общеславянское слово, называющее пчелиное семейство, образовано от той же основы, что иръка, и буквально означало «то, что течет». К той же основе восходят река, реять» и т.д. Если абстрагироваться от лингвистических тонкостей, то сразу видно, что читателя сразу уводят от самого человека и понимания природы человека к каким-то «пчелам», полностью игнорируя природу и законы существования человеческой речи вообще. Даже намека нет на правило, когда все базовые слова языка рождаются и пребывают сначала в осмысленной энергетике пространства восприятия самого человека, а потом только проецируются на те или иные «аналогии» в окружающем мире. Потому что в современной лингвистике вообще отсутствует такой подход к природе Языка. И нет даже намека в словарях и на то, что «РОЕНИЕ», по изначальному смыслу, указывает на энергетические процессы в самом человеке и вообще на взаимодействие между людьми на многих планах (см., например, изыскания историка А.В.Пыжикова о роении и общине, с точки зрения Традиции). Энергетические процессы, включающие и «тонкий» план, когда нет в общей энергетике границы между «потусторонним» и «посюсторонним» и когда живущие не теряют связи с ушедшими душами своих родных (см. подробней в работе: «Родные слова: правильно ли говорим и понимаем» - статья «В поисках первозданного рая»).

Или вот такой пример в той же нашей статье, пример, в котором показывается почти «нейтральное» понимание сегодня слова латинского происхождения «пропаганда», для которого прозападные лингвисты придумали «красивую» этимологию. И в их толковании нет даже намека на то, что в основе слова «пропаганда» («про + паган…») лежит латинская логика о «поганых», т.е. «низших слоях населения», сознание которых следует обрабатывать определенным образом.

У «формалистов», т.е. тех, кто ограничивается буквами (знаками), методом «язык как знаковая система», все просто со словами: сложили приставку или суффикс с корнем и новое слово готово, остается ему придумать только красивое определение для включения в словари. При этом полностью игнорируется содержательная сторона (не говоря уже о глубинных смыслах и энергетике). Потому что формалисту трудно представить, как же это СЛОВО МОЖЕТ «ПРОИЗРАСТАТЬ», СОВСЕМ КАК РАСТЕНИЕ, ИЗ ЖИВОЙ РЕЧИ, КАК ЦЕЛОГО. Поэтому для них, конечно, «случайность», когда внутри имеющихся слов содержатся еще слова, как в матрешке. Хотя они уже были, и новое слово появилось поздней тех, которые «внутри».

К примеру, слово «мистерия» (в значении «таинство») в прозападных справочниках и этимологических словарях объясняют как возникшее в латинском языке слово mysterium под влиянием греческого понятия «тайна, таинство». Но если вы будете иметь в виду, что латынь и древнегреческий, как языковые конструкторы, были созданы на базе русских говоров периода их создания во времена экспансии на Русь (что мы уже не единожды обосновывали на примерах), то придется искать происхождение слова «мистерия» в русском корнеслове. И это довольно легко, когда, как в матрешке, внутри слова «мистерия» видим звукосочетание из русского корнеслова «ТЕРЪ (ТЕРА)» - приблизительно как «Ми с Тера». Нам пытаются внушить в той же прозападной справочной литературе, что «Тера» (terra) с латыни – это «земля, почва, страна, край», но не показывают, на основании чего. В крайнем случае, ссылаются на созданный лингвистами искусственный «праиндоевропейский язык», якобы Тера от *ters- «сухой; сушить».

Но изначальный смысловой состав звуков «Тера» , согласно правилам Живой Речи, - осознается как «устойчивое движение, или поток (Тэ) энергии (Ра)». Если предки четко понимали, что все вокруг – энергия, переход энергии из одного состояния в другое, отсюда и старинное выражение «все происходит из праха и возвращается в прах» (кстати, «прахъ» - по смыслам звуков, это «плотное состояние (По) сохраненной (Ха) энергии (Ра), т.е. в значении почти как «Тера»).

Конечно же, и вся земля вокруг – это «Тера», и ни при чем тут более поздняя искусственная латынь! Недаром в русском языке масса слов с этим корнем, вот первые вспомнившиеся: ТЕРеть (сТЕРеть), ТЕРять, ТЕРЕбить, исТРЕбить (из ТЕРЕбить), ТЕРн, ТЕРновый, сТЕРва, сТЕРвятник, ТЕРЕм (ТЕРЕмок) и т.д. Не будем тут устраивать разбор слов (слишком длинный текст получится).

Укажем лишь вдобавок, что даже известные нам сегодня слова с тем же корнем, например, мистер (англ. mister) или магистр (лат. magister), а также мастер, такие же производные из древнего русского слова и корня слов «Тера», через искусственные посредники, вроде латыни, как и «мисТЕРия». А представление о «таинстве», связанное с Терой, идет с древнейших времен, потому что не так просто и объяснить рождение Жизни, новую жизнь, таинство ее происхождения. А смысл корня «Ми» в древней Живой Речи – согласно смыслам звуков, как бы в переводе на современные понятия, «продолжение Жизни, Сотворение».

В простоватой и грубой латыни, к примеру, магистр (magister) – это всего лишь «начальник, главный», хотя по правилам осмысленного словообразования Русской Речи мы явно слышим «Маг с Теры», с мощной созидательной энергетикой, и такое понимание проистекает из смыслов звуков этого слова (см. «Азвука Родной Речи» 2019). Да и мастер, в этом ключе, - это не «хозяин», как нам пытаются внушить в прозападных справочниках, а «творец (родитель, созидатель) с Теры». Латинское magnus – в значении «большой, великий» тоже происходит от древнего корня языка русов «Магъ». Конечно, в глазах воинственных латинов, грубых латников, маг, владеющий тонкими энергиями, казался каким-то «великим, мощным, очень большим»!

Давайте ближе к русскому языку. Нам и без западных искаженных понятий хватает загадок в русском языке. Прозападные лингвисты многое в русском языке толкуют по-западному, формально. Вот выше только что говорили о слове «Тера» в значении «земля, почва», от которого еще «тереть, растирать» и т.д., т.е. речь идет о неких мелких частицах. Поэтому сходу и трудно увидеть, что эти же «мелкие частицы» содержатся и в слове «ЗЕМЛЯ», но как только изменим форму слова (например, «зеМЕЛьный»), сразу же видим смысл корня «МЕЛЪ (МЕЛА)», как «потоков энергии (Мэ) в направлении вовнутрь (Ла)», как уменьшение, все меньше и меньше. Отсюда потом значения «МЕЛеть, МЕЛьчать, МОЛоть» (с чередованием гласных) и т.д. с этим корнем. В древнем полнозвучии слово «Земля» следовало бы читать как «ЗеМЕЛя» (почти как близкое понятие «ЙэМЕЛя»). И точно также с производным от корня «Земля» словом «Змея», которое звучало бы как «Земея» в смысле «порожденное в земле», а не «ползающая по земле», как объясняют в этимологических словарях чисто формально и по-современному.

Похожая закавыка, как со словом «мистерия», и со словом «мистика» (в значении «вера в существование сверхъестественных сил, с которыми таинственно якобы связан человек», как это трактуется в современных словарях). Якобы оно от греческого «таинственный». Тут, конечно же, как только слышим о латыни или греческом, так сразу же обращаемся к русским корням (сколько раз уже можно доказывать доказанное об искусственном происхождении латыни и греческого). Давайте короче. Отбрасываем сначала «Ми» как (выше уже объясненное) «продолжение жизни, сотворение». Остается звукосочетание «Стика». Не будем разбираться и в запутанном мифотворчестве «древних греков» с их понятием «Стикс» (по Гесиоду, божество одноименной реки в царстве мертвых, олицетворение первобытного ужаса и мрака). Мы в слове «Мистика» слышим всего лишь вложенный древний корень «СТИГЪ (СТИГА)» в смысле «причастность (Со) к неизвестному, таинственному (Ти) пути, движению (Га)». От этого корня происходят известные русские слова: постичь, постигать, достичь, достигать, далее Стезя и т.п. А что еще остается, если греческий, при попытке вникать глубже, не имеет собственной этимологии…

(Продолжение следует)

 

(Скачать книгу «Азвука Родной Речи. Учебно-просветительское пособие. - РИТМ. 2019» по ссылке: http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=347)

 

(Российский Институт Творческого Мастерства - РИТМ. – 2022г.)


Публикация в эл.журнале «ЗОВУ РИТМ», август 2022

 

 

 

 

… (Продолжение. См. начало «ЗОВУ РИТМ», июнь-август 2022)

***

Знаете, современный мир меняется, люди прозревают (все-таки переходный период в новую эпоху в самом разгаре)! И люди все больше и больше начинают разочаровываться в чересчур формализованной, с выхолощенным содержанием, «прозападной» русской лингвистике, которая только запутывает, но не раскрывает загадки происхождения человеческой речи. Ведь одной из основных задач «прозападной» лингвистики является задача «растворить» живую основу Языка, его истоки, в искусственных новообразованиях, уравнять естественное образование с искусственными конструкциями (используя, в частности, такие гипотетические языковые конструкторы, как «праславянский» и «индоевропейский»), дабы закрыть путь к истокам и направить ищущих по ложному пути «формализации» мыслительных процессов, а в последующем и «роботизации» самих людей в качестве обслуги технических систем. Этого, конечно же, не замечают, когда к проблеме подходят формально, как и хотели с самого начала те, кто создавал «прозападную» русскую лингвистику. Ориентация на западные образцы, к сожалению, продолжается до сих пор!

А что еще сегодня примечательно – люди начинают догадываться об истинной природе языка, правда, пока на уровне отдельных прозрений (инсайтов), но это уже есть. Например, совсем недавно в простых заметках текущей информационной новостной ленты бросилась в глаза очень даже правильная мысль, кто-то там сказал, что «…где-то у нас в голове есть мегаструктура, которая отвечает за передачу текстов…» Представляете? Возможно, такие люди однажды заинтересуются, а где же это в действительности, и доберутся даже до наших рассказов об осмысленной энергетической природе Живой Русской Речи!

Или вот мы рассказывали в статье «Что это практически – назад в будущее?» (см. «ЗОВУ РИТМ», июнь-август 2022) о том, как историк А.В.Пыжиков, занимаясь исследованием народных традиций, приходит к пониманию, что предки совершенно по-другому представляли мир и вживую взаимодействовали с природными силами. Соответственно видели и в словах совсем иной смысл, отличный от того, к чему нас приучают в современном мире. И становится понятно, что осмысленные слова дошли до нас как раз из прежнего полноценно живого мира предков, но потом исказились, упростились, поменяли значения в условиях технократической цивилизации.

Мы на многих примерах рассказываем, что люди сегодня плохо себе представляют «Древний мир» (настоящий, естественный, живой мир) наших предков. Современные люди фактически обмануты навязанными версиями откуда-то с Запада, по сути, неизвестного происхождения (их когда-то сочинили некие лица, которых затем принято стало в учебниках считать «учеными», и пускай эта фраза не коробит читателя: мы не отвергаем с порога все западное, а ценим и настоящие открытия, например, у таких западных ученых, как Вильгельм фон Гумбольдт, современник А.С.Пушкина).

Многие пока обходятся, к сожалению, нарисованной картинкой мира и почти не знают другого, огромного реального мира! И трудно людям избавляться от верхоглядства и иллюзий! Именно о нем, о спрятанном от наших глаз реальном Древнем мире предков, пытается рассказать нам в упомянутой выше лекции историк А.В.Пыжиков на основе этнографических и иных найденных фактов и документов. Только нас в данном случае занимает в ней больше та часть, которая касается Живого Языка. И здесь нужно быть внимательным к словам, чтобы не запутаться и не соскользнуть вновь на картинки, скрывающие от нас реальность, вроде картины очага в коморке папы Карло.

Историк А.В.Пыжиков в своей лекции тоже объясняет, например, что «ВЕРА» и «религия» - это совершенно разные вещи, но ему для этого не хватает убедительных аргументов из языкознания, из истории изменения Живой Речи предков, а в официальных справочниках информация об этом, как обычно, дробится, раскидывается по разным наукам и искажается. Поэтому читатели, лишенные полноты информации, и теряют логическую нить, откуда нужно начинать рассуждения и куда двигаться для полноценного понимания.

А мы в рассказах о Живой Русской Речи давно уже объясняли, что изначально звукосочетание из слогов «Ве + Ра», из которых получается слово «ВЕРА», понимается - физически - всего лишь как «преобразование, изменение (Ве) энергии, силы (Ра)» в пространстве восприятия самого человека, изменение, которое четко можно проследить, ощутить по чакрам, энергетическим центрам, если достаточно развита чувствительность. И у этого вполне физического понятия с реальным ощущением того, что оно обозначает, уровнем выше есть еще и «духовный» план. Проблема сегодня в том, что верхний, духовный план сохранился с абстрактными определениями, а нижний, физический план называется сейчас другими словами. Так происходит распад смыслов.

И далее от этого осмысленного корня «ВЕРЪ» производятся однокоренные слова «ВЕРвь, ВЕРевка» из лекции историка А.Пыжикова про древний обряд коллективного плетения веревки. А можно добавить к ним еще однокоренные слова: «ВЕРеница», «В(е)Ремя», «ВЕРтеть», и такие редкие слова, как «ВЕРиги («вериги» - старинное слово, ныне понимаемое в значении «цепи, оковы»…)», «ВЕРеЯ» (как столб, на который вешаются двери или ворота, т.е. иначе косяк у двери). Да и само слово «дВЕРь» является этимологическим производным и соответственно однокоренным словом от тех же рассмотренных выше «ВЕРтеть» и «ВЕРа» - от образа энергетического круговращения и трансформации (эволюционного преобразования). Есть и другие слова, но здесь ограничимся этими.

(Примечание: Мы тут существенно сокращаем аргументацию, обоснование, почему так получается. Потому что системное описание осмысленного звукового строя и правил словообразования русского языка мы давно уже давали в книгах: «Живой Русский Язык» (2007), «Введение в Родную Речь» (2013) и «Азвука Родной Речи» (2019). В короткой статье эту систему не передать, поэтому см. там.)

В общем, любопытная штука получается у лингвистов, когда при объяснении слова «вертеть» ссылаются еще и на слово «ВОРОТА», указывая, что «основа верт- содержит суф. -т и ту же основу, что и ворота». Далее у них получается, что и само слово «Ворота» - «от той же основы, что и существительное Ворот», отсюда же еще и «Шиворот». Таким образом, современная лингвистика очень близко подходит к закону образования базовых слов Живой Речи в пространстве восприятия и энергетики человека, но не доходит до него (ведь этой сферы для формализованной лингвистики не существует), и современная лингвистика ограничивается лишь выражением «может восходить к основе verti в значении «запирать», т.е. возвращается - якобы «научно» - к глаголу «вертеть», реальное происхождение которого лингвисты эти и не знают. Они даже видят в корне слов «Ворота, Ворот, Шиворот» звукосочетание «ВОРО (ВОРЪ)». Только вот выделяют его лишь в значении «древнерусского «ограда, забор», производное с перегласовкой о/е от *verti «запирать», т.е. у них (или в найденных ими записях из прошлого) все наоборот, потому что в слове «Ворота» корень «ВОРЪ» в Живой Речи осмысляется как преобразование, изменение энергии, раскрытие из предыдущего устойчивого состояния («ТА, ТЪ»). Возможно, противоположное смыслу значение связано с практикой военного времени, когда «ворота» закрывали от посторонних.

И опять же не замечают, что в эту же группу однокоренных входят, к примеру, еще и слова «ВОРох, ВОРошить». Соответственно, современные лингвисты не понимают и смыслового чередования звуков «О – Э» в корне

в словах на «Э»: «Вера – ВертетьВертеп (раньше в значении «пещера, сад», а сейчас «притон», как еще один показатель деградации) – Вертоград (в значении «сад», а буквальный смысл «огороженное место силы»), а также

в словах на «О»: - Ворот – Ворота - Ворошить» и т.д.

Подробности опускаем (см. аргументацию в указанных выше книгах).

Почему мы вновь указали на запутывание словами и разрушением первоначально целого Языка в современной лингвистике?

Потому что живой, утраченный сейчас смысл как раз близок к тому понятию «ВЕРВЬ» как «общины», которое и раскрывает в своей лекции о «роении», «общине» и древних обрядах историк А.В.Пыжиков.

Как по правилам словообразования в исконной Живой Речи, так и по историческим изысканиям А.В.Пыжикова получается, что древнее слово «ВЕРВЬ» (в полнозвучии «ВЕРЕВО», по типу словообразования так же, как у слова «дерево, древо»), понималось в одной грани большого смысла как «община». Однако в другой грани смысла слово «ВЕРВЬ» понималось (что особенно ярко видно на примере обряда плетения веревки и прочих подобных деяний) и как «процесс изготовления, делания» чего-нибудь. Причем здесь значение «община» все-таки вторично, как нечто образное (из-за того, что многие процессы осуществлялись коллективно, да и частное от общего, целого выделяется лишь условно). Основной же смысл скорее физический – как процессуальный, как энергетический, силовой! Если бы не было вот этого процессуального смысла, то из корня «ВЕРЪ» не образовались бы такие вот «динамичные» слова, как «вертеть», «время» и т.п.

Естественно делание чего-нибудь – хоть индивидуальное, хоть коллективное – процесс, напоминаем, энергозатратный, энергетический (силовой). В подобном процессе, куда вовлечены живые люди, раскручивается энергия, в том числе и на тонких планах. Примерно так пытается это передать историк А.В.Пыжиков, объясняя само понятие ОБРЯД как своеобразную «технологию» получения чего-нибудь, какого-либо результата.

Он особо подчеркивает, что:

«…Обряды – та вещь потрясающая, которая базируется на знании окружающей природы, невероятном для нас, и на физиологии человека, настроении человека!..»

Нужно понимать, что обряды – для предков – это прежде всего реальная работа с энергиями, природными силами, процесс со-творения. Коллективная работа.

Историк А.В.Пыжиков и говорит, что СУТЬ ОБРЯДА ПЛЕТЕНИЯ ВЕРЕВКИ не в том только, чтобы изготовлять веревки для практических нужд в хозяйстве (это само собой, потому что бессмысленные, или непродуманные занятия предки не могли допустить в своей жизни, раз любое занятие дает какой-то, скажем так, «результат» – вопрос в последствиях этого результата для людей и окружающего мира). А суть же главным образом в том, что в коллективном обряде плетения веревки, как говорит А.В.Пыжиков, «…достигается единство в духе…»

Чисто в физическом смысле – по энергетике – происходит своего рода слияние, соединение с целым. А в ЦЕЛОСТНОЙ ЭНЕРГЕТИКЕ ДАНО ВСЁ, и нет разграничения, например, в пространстве и по времени (нет границы между тем, что здесь, и тем, чего уже нет здесь). Поэтому в таких обрядах предки, как и рассказывает историк А.В.Пыжиков, легко могли общаться с душами умерших родных, которые, по нашим современным представлениям, уже ушли с «земного, материального плана» в иные сферы. Вернемся теперь к словам.

На данный момент из рассказанного с корнем «Веръ», со смыслом «преобразование, изменение (Ве) энергии, силы (Ра)» в пространстве восприятия самого человека, в словах «ВЕРЕ + ва» и «ВЕРЕ + мя», на наш взгляд, достаточно понятно в приведенных примерах.

Дополнительно подобную картину можно показать и на второй части в слове «Время». Мы же с вами четко видим, что в слове «вре-мя» есть второй слог «МЯ», который, с учетом закономерной системности словообразования, должен иметь один и тот же смысл во всех словах, где встречается. Мы ведь говорили, что в целостной Живой Речи слова возникают не в одиночку, не как отдельные единицы, а существуют взаимосвязанно в органической целостности всей Живой Речи.

Подчеркиваем, слог «МЯ», согласно правилам Живой Речи, должен иметь общий смысл для всех слов, где он присутствует. А их в Живой Речи достаточно много. Вот лишь некоторые из них, которые сходу вспоминаются: плаМЯ, иМЯ, полыМЯ, плеМЯ, знаМЯ, сеМЯ, бреМЯ, стреМЯ, выМЯ, теМЯ, не говоря уже о таких формах, как «сидМЯ, кричМЯ, МЯ и т.п.

А еще вот что. Даже современные лингвисты знают о существовании в «древнерусском» языке кратких (или, как еще называют по-иноземному, энклитичных) форм личных и возвратного местоимений в родительном и винительном падежах: Мя, Тя, Ся. Из них нас здесь, конечно же, интересует личное местоимение «МЯ», которое применяется в значении «меня» или «моё Я»! Почему закрепилось такое значение, проясняется тоже из первоначальных смыслов звуков речи и правил словообразования. Во-первых, напоминаем, все базовые слова начинаются с самого человека (т.е. каждый может признать «с меня»). Во-вторых, звук речи «М» осмысляется всегда как «рождение, возникновение», звук речи «А» и вовсе имеет смысл «основы, начала» чего-то нового. Вот и получается, что смысл древнего «МЯ» - в ощущении (со своего пространства восприятия) именно себя (а не кого-либо) творцом, создателем чего-то, о чем мыслится в данный момент. Отсюда и значение местоимения «Мя» как «меня» и «моё».

Исходя из этого, вы можете понять и первоначальные смыслы перечисленных слов на «мя». Раз мы говорим о системности словообразования, когда исключаются случайные или поштучные (вне системы и правил языка) слова, непонятные никому, потому что они оказываются вне языка.

И тогда, например, слово «И + МЯ» - это, по изначальному смыслу, «продолжение (воспроизведение) меня» в мире или для других. Улавливаете смысл?

Так же и «ВРЕМЯ» восстанавливается по смыслу до первоначального «Вере + Мя». Современные лингвисты, обученные на базе «прозападной» науки, объясняют этимологию слова «время» искаженно. У них оно имеет исходное значение «нечто вращающееся» или «чередование дня и ночи», что мало отношения имеет к самому человеку. Ведь базовые слова речи связаны с самим человеком, помните? Лингвисты тут правильно указывают, что слово от той же основы, что и «вертеть», но вторую часть «мя» объясняют как измененный суффикс «мен» (к примеру, в форме «вреМЕНа»).

Но суффиксы, они сейчас суффиксы, а в языке изначальном всё, что мы сейчас считаем приставками и суффиксами, было самостоятельными словами.

В данном случае, выделенное формалистами в качестве суффикса «мен» звукосочетание - это древнее местоимение «Мене», краткая форма которого «Мя» как раз и входит в слово «вреМЯ». Поэтому смысл первоначального полнозвучного «Вере Мя» (Время) – это «изменения, или преобразования (Вэ), происходящие в потоках энергии (Рэ) через меня или во мне (Мя)», а вовсе не то, что формально и невпопад пишут прозападные лингвисты в справочниках.

Или вот когда лингвисты пишут в словарях о слове «ПЛАМЯ», что оно произошло от глагола «пылати» с индоевропейским корнем, значившим «жечь, гореть», - это разговор ни о чем тех, кто плохо знает органическую суть русского языка. В качестве подтверждения, смотрите в словарях Ушакова или Ожегова, где у них «ПОЛЫМЯ» - это «то же что пламя»!

Для них нет разницы, понимаете? С их точки зрения, выходит, и поговорку «из огня да в полымя» формально нужно понимать всего лишь «из огня в пламя», хотя по смыслу поговорки считается попасть «в еще худшее положение». Почему же так считается, лингвисты и этого не объясняют!

В прозападной лингвистике плохо и со словообразованием (оно формально), и со звуками речи (они не имеют собственного значения и смысла, т.е., с точки зрения современной лингвистической науки, если перевести на простой русский язык с наукообразных терминов, осмысленные слова образуются из бессмысленных звуков).

Конечно, древнее слово «Огонь» с корнем «ГОНЪ» тоже рождается в пространстве восприятия самого человека и связано с энергетическими процессами в нем.

Но мы в данном случае говорим о словах на «Мя», поэтому коснемся только разницы между словами «Пламя» (в полнозвучии: «По Ла Мя») и «Полымя». Одинаковую уже известную нам часть «Мя» пропускаем. Дальше сравниваем «По Ла» и «По Лы», где разница в звуках «А» (4-й центр) и «Ы» - в смысле что-то внутри или потенциально, непроявленное.

Если основываемся на этом, то «Огонь» нам нужно понимать как некую данность, образно, в переводе на современный, как «то, что горит» сейчас (вы же представляете чувство, ощущение, когда внутри нас будто что-то горит, отсюда и перенос потом на все, что горит, и что горячо).

А вот «Пламя» - это, по изначальному смыслу, не то, что уже дано, существует, если сравнивать с «огнем», а то, что возникает, рождается над данным или из данного, как нечто новое (ЛА – это, по смыслу, некая порция или объем энергии, а ПО – это еще что-то сверх того). Мы это видим своими глазами, например, когда смотрим на горящую свечку или костер.

Когда же говорим «Полымя», смысл звука «Ы» указывает на то, что где-то внутри, что еще не проявлено, и мы даже не представляем в таком случае масштаба опасности. Вот почему в приведенной поговорке не говорится «из огня в пламя», а предки заложили правильный смысл – «в полымя»! Соответственно, по изначальному смыслу, «пламя» и «полымя» не могут обозначать одно и то же, как считают современные лингвисты.

В правильной изначальной речи, как мы не раз говорили, не может быть никакой синонимии, которая формально наблюдается лишь в современных разрушенных и искаженных «новоязах», каковыми относительно первозданного языка являются практически все современные языки. В свете сказанного совершенно нелепо смотрится, когда в современной формализованной лингвистике в слове «полымя» морфемный анализ дает бессмысленный корень «полым»…

(Продолжение следует)

 

(Скачать книгу «Азвука Родной Речи. Учебно-просветительское пособие. - РИТМ. 2019» по ссылке: http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=347)

 

(Российский Институт Творческого Мастерства - РИТМ. – 2022г.)

 

Публикация в эл.журнале «ЗОВУ РИТМ», сентябрь 2022

 

 

 

… (Продолжение. См. начало «ЗОВУ РИТМ», июнь-сентябрь 2022)

***

 

ЧТО СОКРЫТО ЗА ЗВУКАМИ ЖИВОГО СЛОВООБРАЗОВАНИЯ?

 

Да, действительно, в свете ранее изложенного как-то уже НЕЛЕПО СМОТРИТСЯ, КОГДА В СОВРЕМЕННОЙ ФОРМАЛИЗОВАННОЙ ЛИНГВИСТИКЕ МОРФЕМНЫЙ АНАЛИЗ ЧАСТО ДАЕТ БЕССМЫСЛЕННЫЙ КОРЕНЬ, как в случае «полым» от слова «полымя». Но такая «наука» (пустых форм, которые заполняются по требованию то одним, то другим «словарным значением» в «справочниках»), такая «наука» создается и поддерживается только для тех, кто может такие формальные вещи выучить и пользоваться ими, и не более. Такая «наука» очень хрупкая, как песочные фигурки в песочнице, не относится к подлинному знанию и не выдерживает здравых вопросов. Такая мнимая «наука», конечно, она не для тех, кто творит реальность и прокладывает путь своей судьбы, выполняя божественную миссию на Земле. Творцам трудно в заданных рамках, как плохо вольным птицам в клетке, даже если клетка золотая!

Давайте, для примера, поиграем звуками речи, не забывая при этом, что за ними все же энергии в пространстве нашего личного восприятия. В пространстве нашей жизни! Тонкие энергии, строго закономерно структурированные в человеке по центрам, как они приблизительно описаны, к примеру, в йоге. Мы ведь в самом начале этой книги напоминали (предупреждали), что Живая Речь – это не «память», не «тексты» и не «сознание». Это немного другое – как движение, как рождение, как творение. ЖИВАЯ РЕЧЬ «ПРОИСХОДИТ» И «ПРЕБЫВАЕТ» В МИГ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В ПРОСТРАНСТВЕ ВОСПРИЯТИЯ. Физически и психически. Так сказано было еще в первой главе этой книги!

Вот когда произносите звук «А», вы начинаете… - Следите внимательно! - Начинаете некий процесс…

(вот и подумайте здесь, нужно осознавать, что же вы начинаете, или это не столь важно?)

Раз мы уже произносим звук «А», то можно здесь сделать и паузу, чтобы вспомнить (если подзабыли, напоминаем: вспомнить содержание наших соответствующих книг, созданных для такого случая:

1. «Прежде чем сказать А. Вопросы обучения Живой Русской Речи», 2017,

2. «Азвука Родной Речи», 2019 – подробное описание звукового строя Русской Речи).

Если помните, не будем пересказывать ранее подробно изложенное (в указанных книгах). Пойдем теперь дальше. Не будем повторять (для краткости) и приводить здесь даже ранее подробно описанные смыслы звуков в «Азвуке Родной Речи». И не будем подробно объяснять, почему же в показе словообразования одни звуки меняем на другие (чтобы содержание тех книг не переписывать сюда). И к тому же пускай уж будет больше загадки (интриги, если хотите)!

И чтобы в данном случае сильно не тормозить в переходах между звуками и словами (ведь вы можете потом в целях усвоения и обучения – для подробного разбора и закрепления – полистать наши другие работы по языку, находить обоснование описанного, по каким правилам словообразования так получается).

Итак, закончили с вводной частью.

И у нас звучит «А»!

Звучит некий осмысленный (а для кого-то пока еще и не осмысленный) звук речи, несущий энергию!

Процесс движения энергий начинается!

Вы чувствуете, что вас переполняет избыток энергии («ЧА»), который просится наружу. В качестве ИЗРЕЧЕНИЯ! Ведь вы источник этой энергии, вы ее излучаете, как солнышко («РА»).

Раз мы здесь играем, играем в словообразование, то будем смотреть на этот процесс не изнутри («ЧА»), а несколько со стороны (как наблюдатель). Тогда, согласно парности звуков «Ч» и «Ц», наше изречение получится в форме «ЦА». И мы с вами наблюдаем некое «энергетическое образование», которое теперь следует уточнять для последующего понимания (т.е. конкретизировать).

Ведь огромное наше пространство восприятия позволяет моделировать такие образы.

Что такое звукосочетание «ЦА»? Давайте не будем погружаться в осмысление глубинных энергетических процессов, а останемся пока на уровне наблюдателя словообразования (может быть, даже несколько формального), раз договорились поиграть в слова.

Нам же в данном случае важно осмысливать ПЕРЕХОДЫ одних слов в другие.

Тогда вспоминаем уже просто минимум информации, с опорой на свое школьное образование.

Послови-ца, Води-ца, Пти-ца, Сини-ца, Умни-ца

О звукосочетании «ЦА» на конце слов. Как известно, современная «прозападная» лингвистика не работает с энергиями (с «физикой» человеческой речи), а оперирует только лишь условными знаками – «буквами». Поэтому вот такое полное звукосочетание «ЦА» формально делит на суффикс «Ц» и окончание «А».

(Давайте для краткости не будем подробно рассматривать все варианты, вроде «ЦО» в слове «крыль-цо», раз там такая же закономерность.)

Современная «научная» лингвистика делит этот слог только формально и условно, потому что в реальности, которую формализованная лингвистика не в состоянии описывать, бывают только полные открытые слоги (согласный + гласный звуки, или просто из гласного звука, в качестве силовых, т.е. энергетических импульсов). Если так, то мы неизбежно рядом с согласным звуком вынуждены произносить краткий или долгий гласный звук. Вот откуда на самом деле звукосочетание «ЦА».

При оперировании только лишь условными знаками, буквами (раз в школе учат только читать и писать, но не учат владеть словами), совсем не видно, что же тут реально происходит. Поэтому в современной лингвистике путаница и в суффиксах (уж кто какую теорию или гипотезу предложит).

Произнести реально мы можем только полный слог «Ца», а на письме лишь условно (буквой) выделяется якобы суффикс «Ц», который отдельно, без гласного звука, даже внятно произнести не можем.

Давайте не путать реальность с условностью, а реальный звук – с условным знаком, буквой.

А в данном случае мы говорим о Живой Речи и живом словообразовании, а не о современной запутанной письменности, с запутанной системой правописания.

Поэтому теперь смотрите, что происходит в звучании:

Грани (корень) – Ца (суффикс) – А (окончание), для слова «граница»,

Пыль (корень) – Ца (суффикс) – А (окончание), для слова «пыльца»,

Ова (корень) – Ца (суффикс) – А (окончание), для слова «овца»,

Йайо (корень) – Ца (суффикс) – О (окончание), для слова «яйцо»,

Крыль (корень) – Ца (суффикс) – О (окончание), для слова «крыльцо».

В последнем случае происходит ассимиляция гласных (часть суффикса почти не озвучивается), звучит только конец (особенно, если под ударением). Поэтому то, что называем суффиксом, здесь остается постоянным, меняется лишь окончание.

И, кстати, как заметно в наших текстах, для понятности мы используем современные лингвистические термины (приставка, суффикс и т.д.), но надо - для себя - учитывать, что в древности все они были самостоятельными словами Живой Речи.

А вот звукосочетание «ЦЭ» - это немного другое, хотя его пытаются записать в «суффиксы» при несуразном объяснении слова «солнце» (такие примеры для школьников часто попадаются), хотя перед нами целая древняя «фраза»: СО + ЛОНО + ЦЕ, в переводе на современный приблизительно «общая родина человеков». А школьникам выдается дезинформация: во-первых, нелепое деление на условные составные - «сол-н-це», во-вторых, ссылаются еще и на древний (якобы «древней» русского) латинский корень sol, который на самом деле происходит от русского звукосочетания: приставки «Со» + корня «Ло», или в нашем примере «Лоно», где во втором слоге формалисты видят лишь суффикс «н». А «ЦЭ» (на письме еще в форме «це») - это не суффикс, а краткое обозначение того, что относится к самому человеку, вот еще примеры:

Це-Лове-Це (человек), Це-лова-ти (целовать), Це-Ля (цель), Це-Ла (целый), блюд-Це (блюдо человека), Серед-Це (середина человека, или середина целого) и т.д.

Однако вернемся к звукосочетанию «ЦА», в котором современная лингвистика из-за формального обозначения «Ц» в словах почему-то видит «уменьшительный суффикс». Это уже к вопросу изменения языка в сторону упрощения (и даже разрушения) древнего осмысленного строя языка.

На самом же деле, если будем ориентироваться на реальные смыслы звуков, то звукосочетание «ЦА» - это некая первоначальная полнота, откуда осмысленно выделяется (т.е. вроде бы конкретизируется) то, что далее объясняется смыслами звуков «корня». Это примерно как из речки (кучки общей) вылавливаем рыбку (одну конкретную). Например, в слове «граница» - когда из общей энергетики звукосочетания «Ца», конкретизируя, выделяем сочетание звуков, образующих «гранИ…», много граней! Если образно представим пространственную модель звучания, то набор звуков «Грани» - это примыкающая к набору «Ца» часть, составная часть, входит в состав «Ца». Можно сказать, даже внутри «Ца». Даже проговаривая, мы сначала произносим «грани», как бы достаем это звукосочетание из сочетания звуков «Ца», из сочетания, которое, как слог, остается в конце слова. Понимаете?

А еще мы с вами при (современном) формализованном подходе и отсутствии подхода содержательного (смыслового) часто сталкиваемся своего рода «размножением» суффиксов и путаницей в их разграничении в современной лингвистике – для одного случая, допустим, суффикс «и», для другого случая суффикс «иц», когда нет единого целостного подхода в словообразовании, как будто морфологические «части речи» («грамматической науки») и не связаны в единую целостную речь. Ведь то же самое слово «граница» по составу, согласно современным теориям, делится на корень «границ» и окончание «а», и никаких вам суффиксов «ца» (такая вот почти непреодолимая стена между синхроническим и диахроническим методами описания языка в современной научной лингвистике, чтобы запутывать так запутывать людей, принося их в жертву технократической науке).

НЕТ «ЕДИНОЙ ТЕОРИИ ЯЗЫКА» в современной лингвистике, а есть только соревнование различных «научных школ» с их особыми предпочтениями в теориях ради «первенства» в «прогрессирующих» науках, когда наука порой трансформируется уже в некий вид «социальной борьбы» между учеными! Это к вопросу массы примеров, похожих на уже упомянутый выше нелепый корень «полым»! Давайте мы не будем касаться такого формализованного (без содержания) лингвистического, простите, «бреда».

Пускай желающие и дальше трудятся в направлении формирования «машинного языка» (для компьютера), как в английском. Это их выбор жизненного пути.

А мы будем вживую последовательно выделять осмысленные части слова (уже без оглядки на условное деление слова по составу, основанное на синхроническом подходе современной лингвистики, т.е. без учета истории происхождения и изменения слова, в отрыве от прошлого состояния).

И тогда нас ждут удивительные открытия и даже понимание, что «единая теория языка», которую так боится и избегает формулировать современная «прозападная» лингвистика, все-таки существует! Обратимся теперь к примерам.

Если следовать современным теориям, то в слове «граница» мы с вами можем формально выделить еще и суффикс «иц» (гран-иц-а). Скорей всего, вы в курсе, что в школьной программе уделяется много внимания правописанию суффиксов «иц» и «ец». Но только это условные, буквенные выделения, и не будем здесь уклоняться в буквенные условности теоретиков, а будем всегда помнить, что в Живой Речи «закрытых слогов» не бывает.

Соответственно, в слове «граница» мы с вами будем озвучивать осмысленные части: ГРАНЬ + И + ЦА, т.е. выделять еще и суффикс «И» (со смыслом «длительности или протяженности, или продолжения, даже умножения»), помимо суффикса «ЦА». Вот для такого случая еще примеры такие интересные:

Ула (корень) + И (суффикс) + Ца (суффикс) + А (окончание), для слова «улица».

Корень «Ула» встречается еще в словах «Ульяна», «Ул-ей» и «С-ул-ить». Есть еще ряд географических названий «Ула» по миру, не имеющих толкового этимологического объяснения.

Крина (корень) + И (суффикс) + Ца (суффикс) + А (окончание), для слова «криница»

(если кто подзабыл, раньше этим словом обозначали «родник, колодец, источник», а грузить ваше внимание тем, что это еще раньше, первоначально обозначало в энергетике самого человека, уже и не станем, пока это здесь не столь важно).

Куна (корень) + И (суффикс) + Ца (суффикс) + А (окончание), для слова «куница».

Этот корень к бедным зверушкам относится лишь в последнюю очередь и косвенно. Поначалу, конечно, что-то обозначало в пространстве самого человека, пока не будем вникать. А в известной истории упоминается в качестве «платежной единицы» в торговых обменах, часто как раз «шкурками» для «ценного меха». Отсюда и название зверушек «семейства куньих».

Пала (корень) + И (суффикс) + Ца (суффикс) + А (окончание), для слова «палица».

Кстати, от этого же корня «пал-к-а» и «пал-и-ть» (в значении обжигать, жечь, еще и стрелять из огнестрельных).

Это из группы относительно редких слов. Чаще сегодня встречаем другие слова, вроде (просто перечислим):

Матр-и-ца (от слов «Мать, Матерь, Материя»),

Мастер-и-ца (от слова «Мастер»),

Нелеп-и-ца (от слов «Нелепый, Лепить»).

Не будем пока разбираться в таких словах. Разве что коснемся последнего.

Сегодня активно используется глагол «лепить», но почти не встретишь уже формы «лепо» (в значении «красиво») и «лепота» (в приблизительном значении «красота», хотя предки понимали смысл немного иначе). Как и в случае с несуразным корнем «полым», современная лингвистика рекомендует в слове «нелепый» выделять корень «нелеп», хотя можно выделить приставку «не» (такую «научную» деятельность разрушения смыслов, наверное, можно расценивать и как вредительство «прозападной» ориентации в отношении русского языка).

Глагол «лепить» первоначально тоже понимался больше в смысле «создавать красоту», а не просто что-то делать руками. Ведь корень слова «Лепа» - по энергетике – относится к 6-му центру.

Проверить можем по инверсии «Пелъ, Пела» 2-го центра. От этого древнего слова мы сегодня знаем слова «пеле-на, пеле-нать», а также птицу «пере-пелъ, перепёлка».

Кстати, современные лингвисты этимологию названия этой птицы тоже определяют весьма несуразно, как что-то «звукоподражательное». А на самом деле слово в пространстве восприятия человека видится внизу, в области 2-го центра. Раз видится внизу – от центра восприятия (человека) по энергетике, то ничего удивительного в том, что мудрые наши предки эту птицу назвали «пере-пелом», от корня «Пела», потому что эта птица гнездится внизу, в траве! Вот так все просто на самом деле, если не обращать внимание на несуразные предположения «прозападных» лингвистов.

А если дальше играем в слова и в слове 6-го центра «Лепа», в области головы, заменим звук «Л» на звук «Р», то получаем слово 6-го центра «Репа», тоже в области головы. Вы же знаете выражение «репу чесать». Так вот, предки буквально голову и имели в виду, а не овощ в огороде (с учетом того, что все базовые слова рождаются в пространстве самого человека, овощ – это уже потом, последующая ассоциация с лысой головой). А с учетом парности звуков «Л» и «Р» (см. в «Азвуке Родной Речи» об этом), нужно понимать, что для предков «Репа» - это вид головы снаружи, а вот «Лепа» - уже внутреннее содержание, только не мозг, а состояние ума, красота образа мышления.

То, что «Репа» в 6-м центре, проверяется не только словом «Лепа», но и собственной инверсией во 2-м центре – «Перъ, Переть». Но вернемся к слову «Репа». Вероятно, для уточнения, что она, «репа», в данном случае, относится именно к человеку, существует еще добавка (приставка «Че»), в результате применения которой получается слово «че-реп», а от «черепа» далее производятся слова «череп-ах-а» и «череп-и-ца».

Это мы здесь пошли по пути выделения дополнительных смысловых единиц в словах с последующим уточнением, конкретизацией: сначала «Ца», затем перед ней еще «И». Таких слов множество, но можно ведь добавить еще одну смысловую единицу «Ова», или «Овъ» с редуцированным гласным:

Лукъ – Ова – и – ца - а, для слова «Луковица»,

Передо – Ова – и – ца - а, для слова «Передовица».

Мы здесь, конечно, можем пойти разными путями, взять далее за основу часть «Лукъ», вроде слов «Лук-о-морье» и т.п. Но ограничимся – раз мы сейчас заняты суффиксами - этой вот частью «Ова» или «Овъ», вроде:

Лук-овъ-ка-а, для слова «Луковка» от «Лукъ»,

Мак-овъ-ка-а, для слова «Маковка» от «Макъ»,

Петр-овъ от «Петр», вернее даже - при древнем полнозвучии - «Петера».

По тому же типу, как и слово «Пе-щера». В последнем, как сложном слове, можно предположить еще два слова: «Пе-чь» + «Те-Ра». Можно пойти по пути аналогии от слова «Тера» к слову «Чера», от которого, в частности, происходят слова «Вечеръ» и «Въ-чера». Пространство словообразования огромно и объемно. Но вернемся пока к примеру «Петровъ».

Обычно объясняют, что имя «Петр» происходит от древнегреческого «petros» в значении «камень», отсюда якобы такие слова, как «петроглиф» и т.п. Что вполне в духе «прозападной» языковой политики принижения всего русского.

Но игнорируют при этом два момента. Первый – то, что греческий – это такой же конструктор, как латынь, для языковой экспансии на Русь и все русское. Второй – то, что «Пе-Тера» - это наше древнее слово, которое можно понять в значении «фиксированное, или устойчивое состояние» (Пе) «земли».

(Тера – это даже одно из названий нашей планеты, со смыслом «отвердение (Те) энергии (Ра)», что можно понимать как переход энергии в твердое состояние, как «материализацию», и в таком случае «Тера» вовсе не латинское слово, его просто включили в латынь из древних говоров Руси во время создания такого новояза.)

Поэтому если еще учесть, что есть глагол «Пе-ти» (откуда наши родные «петь» и «петух»), то слово «Пе-Тера» можно понимать как-то в смысле «звуки земли» или «звучание земли» (в духе «вначале было слово»), или понимать в смысле «течение энергий земли», или же как «обеспечение устойчивости энергий земли». Отсюда еще большой вопрос, от каких истоков происходит, например, переделанное название древнего города «Петербург» - от имени «Петр», как сейчас формально принято считать, или от древнего русского слова «Петера»? И как название города звучало раньше, до искажения исторических фактов?

Мы не хотим вам навязывать готовые «решения» (или «словарные определения»). Даем только направление, куда смотреть, чтобы думать, искать и находить, пробуждать мыслительные способности, открывать в себе новые грани живой реальности и совершенствоваться. В конце концов, двигаться в направлении настоящего владения словом, его энергиями – для созидания…

(Продолжение следует)

 

(Скачать книгу «Азвука Родной Речи. Учебно-просветительское пособие. - РИТМ. 2019» по ссылке: http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=347)

 

(Российский Институт Творческого Мастерства - РИТМ. – 2022г.)

 Публикация в эл.журнале «ЗОВУ РИТМ», октябрь 2022

 

 

 

… (Продолжение. См. начало «ЗОВУ РИТМ», июнь-октябрь 2022)

***

 

ОТ «МЕРТВОГО» ЯЗЫКА К «ЖИВОМУ» РЕЧЕНИЮ

 

Да, что касается языкознания, мы даем направление, куда смотреть, чтобы думать, искать и находить, открывать в себе новые грани живой реальности и совершенствоваться, двигаться в направлении настоящего владения словом, его энергиями – для созидания. Об этом и ведем разговор с вами.

Но не спешите и выбрасывать все, что имеете (прежние представления о языке). Мы ведь не предлагали отказываться от тех слов и тех языков, которые до настоящего времени сохранились и существуют. Быть может, в рассыпанном виде, как разбитое на тысячи осколков зеркало. Представляете, какая предстоит упорная и кропотливая работа – собрать эти осколки обратно в целое? Особенно, когда вам пока «научно» твердят, что никакого цельного зеркала «не существовало», а были только пески и безжизненные пустыни.

Почему нельзя выбрасывать, нельзя отказываться – это тоже понятно. Это тоже логично. Из ничего не получается что-то. Сохранившиеся языки, которыми сегодня пользуемся, это тот самый материал, который помогает воссоздать былое, собрать целое. Помните легенду о живой и мертвой воде из сказок? Мертвая вода склеивает, соединяет разъединенное, а живая вода помогает вдохнуть в собранное Жизнь, Душу.

А еще, случается, говорят (часто, для большего веса, ссылаясь порой даже на Гиппократа) такую фразу: «вы есть то, что вы едите». Слышали, наверное.

Информация – тоже своеобразная еда. Хотя мы с вами привыкли к другому синониму этого слова – «пища». Говорим «пища для ума». Правильно?

Так вот, говорим как минимум (для понятности), об информационной стороне языка, как пище для ума, и соответственно составной части каждого из нас, если мы признаем, что у нас есть ум (ну, хотя бы немного!).

И далее речь пойдет о ВЫБОРЕ (потому что люди смотрят на вещи по-разному) – о выборе языка, его понимании, осмыслении, а заодно и об изменении себя (через язык и с помощью языка), о преобразовании себя – для нового мира, для новой эпохи. А если продолжить здесь «пищевой» образ, то речь о выборе, КАКИМ ЯЗЫКОМ БУДЕМ ПОДПИТЫВАТЬ СЕБЯ И НАСЫЩАТЬ СЕБЯ? Из какого материала себя строить – годного или негодного (в т.ч. и к новым условиям)!

Если условными «знаковыми системами» (язык как «знаковая система» в современной «научной» лингвистике) – это одно. В этом случае разговор будет идти о форматировании сознания (в качестве «приложения» к искусственным техническим и технологическим системам).

Если же Живой Речью – это другое. В этом случае разговор пойдет уже о возрождении человека и его возвращении в Реальность, о которой люди за многие поколения (постепенной деградации в условиях сурового выживания) успели подзабыть (ведь сейчас за «реальность» люди что только не принимают – можно сказать, почти всё, что ею кажется!). И пребывают в больших иллюзиях!

Так вот о выборе.

Или человек до какого-то момента, пока существует старый мир, будет держаться за старое, уходящее, вместе с его искусственными (или, вернее, «мертвыми») языками из условных знаков (пустых форм с чужими и своими фантазиями).

Или постепенно начинает уже напитывать себя живыми токами (энергиями) новой (а на самом деле, просто хорошо забытой) реальности, которая никуда не исчезала, которая вечно существует. И даже воздействует на людей так, что от нее нигде не спрятаться.

Мы об этом вот уже почти четверть века рассказываем и как о «ВЕЛИКОМ ПЕРЕХОДЕ», и как о «ВОЗРОЖДЕНИИ ЧЕЛОВЕКА». Вы же понимаете, наверное, что для каждой отдельно взятой личности это, по сути, одно и то же (Целое с разных граней восприятия). Потому что оставаясь на уровне «биоробота», без пробуждения и оживления скрытых способностей божественного потенциала человека разумного, никто никуда не «перейдет». Любой, кто хоть раз проходил по серьезному маршруту, понимает, что для изменившихся условий нужно новое снаряжение, новые знания и новый опыт. Крутиться и суетиться – не значит пройти в Будущее. Шестеренки в механизме тоже крутятся, однако не живут! Сделавший себя «винтиком» системы никуда не денется от системы, потому что винтик без системы – ничто, кусок металла. Дальше додумайте этот образ сами (между прочим, интересные выводы получаются)!

В общем, «биороботу» нечем увидеть и нечем войти в «Золотой век»! Войдет туда пробужденный (или оживленный, одухотворенный «живой водой»), с раскрытыми способностями, которые долгое время считались «чудесными», присущими (случайно) лишь редким талантам.

А вот вам теперь и пример конкретный, если перейти от теории к практике. Из современных «научных» словарей «технократической» эпохи, которая пока все еще доминирует в сознании и образе существования многих людей. В этимологических словарях сегодня вам будут предлагать формулировки, что ваше чуть ли не священное слово «УРА», с которым предки шли в бой, чтобы отстоять Родину и защитить своих близких, якобы не ваше родное слово, а «заимствованное», переделанное из «немецкого междометия» hirra и «немецкого глагола» hurren (в значении «быстро двигаться»). Другого варианта для тех, кто хочет быть «своим» среди технократов старого мира, просто нет, системой не предусматривается. Да и те, кто учит в школе языки, особо на это внимания не обращают (потому что у них масса других проблем по выживанию в бесчеловечных условиях, хотя к бесчеловечности, похоже, многие тоже привыкают). С любым другим вариантом искусственная «система» (или «цивилизационная модель») и те, кто в ней остается, пока она есть, будут отторгать или высмеивать, как «ненаучного» (или как «фрика») того, кто не признаёт такое вот якобы «научное и общепринятое» решение о слове «ура».

Можно с таким положением мириться (до какого-то момента), но долго усидеть «на двух стульях» уже не получится, когда ножки старого все больше и заметней начинают подламываться. Никто не знает, в какой момент и чем это аукнется даже не вообще, а конкретно в личной жизни (это к вопросу, какие слова для человека являются ценностью). И смирившийся выжидающий будет падать вместе со старым, если не готов, не подготовился принять новое. Ведь это же простая физика падения – сила тяжести и инерция увлекут в руины (в данном случае, руины обваливающейся старой системы), и большой-большой вопрос – будет ли шанс выбраться оттуда!

Что касается интерпретации слова «ура», то нет шанса докопаться до истины, если даже согласиться с тюркским вариантом в этимологическом словаре (якобы от urа «бей» и urmak «бить»)! Такая версия от других соседей не убедительней немецкой версии, предлагаемой в качестве основной (раз современная «научная» лингвистика преимущественно «прозападная», если кто все еще не осознает этого).

А вот те, кто уже давно погружен в звуки Родной Речи, которые в их сердцах как прекрасная музыка с глубокомысленными образами, они будут не просто понимать, осознавать, а будут даже чувствовать энергии звуков чудесного слова «УРА»! Для них в этом слове каждый звук имеет огромный смысл.

И они давно уже ведают, что «РА» - это, если физически, просто «энергия», «свет», «сила» (о духовном аспекте пока умолчим, раз давно уже рассказывали в других наших работах). А вот звук «У» символизирует владение энергией, заключенной в «Ра». Чисто физически звук речи «У» - это момент изменения направления, смена одного направления на другое. Как это происходит, например, можно представить через поединок на мечах, когда в этом образе меч выражает «Ра», а звук «У» - движения этого меча в самых разных направлениях, согласно приемам владения мечом и ведения боя. Далее в памяти осознающего это слово и этот образ активируется и информация о нем. И человек будет вспоминать и знать, что изначально «УРА» - это слово из арсенала боевых инструментов далеких предков, можно сказать, средство энергетического воздействия. Недаром у поэтов в моменты озарения тоже всплывают воспоминания об этом (помните, наверное, у Вадима Шефнера в 1956 году сложились строки: «…Словом можно убить, словом можно спасти, словом можно полки за собой повести…»). Когда-то в забытые времена этот поэтический образ был до осязаемости физической конкретикой. Вот теперь вы понимаете, откуда у нас, можно сказать, в крови память и ощущение чрезвычайной важности слова «ура», даже когда мы не помним его происхождения из глубины веков?

А нас пытаются довольно длительное время вводить в заблуждение, что не только слово «Ура», а чуть ли не весь словарный состав русского языка заимствован «агрессивными дикарями» от всех своих «цивилизованных соседей». Много чего можно ведь наговорить в долгой, можно сказать, многовековой информационной войне, чтобы манипулировать сознанием наивных, доверчивых, уже и необразованных (когда настоящих знаний не оставили)!

Далее здесь вы уже сами можете додумать, что на самом деле было скорей наоборот (уж слишком многое в измененной истории мира поставлено с ног на голову). Все такие «похожести», вроде немецкого hurren, и показывают, что заимствовали как раз слова русскоговорящего населения за неимением своих (ведь они же «немые», хоть и не буквально; прежде под «немыми» понимались «лишенные речи» - той самой, о которой мы рассказываем – живой, осмысленно энергичной; от слова «немой» происходит и слово «немец»). И в процессе многочисленных набегов и нашествий вторгающиеся пытались местные слова приспособить под свой «разговорник», в меру своего убогого понимания (вроде такого вот «Матка-а! Давай курка, млеко, яйки! Шнель, шнель…»). Таким образом получается, что для них русское «ура» - это всего лишь «быстро двигаться»! И не более. Как вы понимаете после этого, в современной геополитической ситуации самые странные фигуры – это русскоговорящие «ученые» лингвисты, несущие (коварно или наивно) вот такую кое-как «формализованную» европейскую «науку» на русские земли!..

Наверное, достаточно об этом. Если кого не устраивает такое объяснение, то это пока тоже не беда, можно переходить на первый вариант – взять в руки изданные в технократическую эпоху этимологические словари и на этом успокоиться, пока технократическая цивилизация существует и информационная война еще не закончилась. И пока его не волнует вопрос, на какой стороне баррикады, или на каком стуле из двух сидит. И какой информацией напитывает себя, свой ум, из чего себя воссоздает, формирует себя как личность.

Вопрос ведь только в том, до какой поры можно сидеть в одном (якобы «цивилизованном») лагере с «прозападными» лингвистами, создавшими для местного населения «срединной земли» (Heartland) формальную «науку по их языку» (т.е. русскому) и смеяться вместе с такими «учеными» над русским языком, типа: «живу в лесу, молюсь колесу…»

Ведь именно так все «западники» и прочие «прозападные» пытаются высмеивать наших предков, но сами не знают даже происхождения слов. Даже вот в этом примере.

В словарях признают, что «КОЛЕСО» слово «общеславянское», от «КОЛО», но при этом обставляют нарочно так, чтобы не было даже намека на русский язык. Делается это так. Якобы «от той же основы, что и латинское colus - «прялка»…» Но не указывают нигде, как получился латинский язык и почему латинское слово для прялки взяли из русского «Коло». Даже здесь не договаривают до конца (лишь бы дезориентация сработала), когда в той же латыни colus - это ещеи «спрядённая нить» и даже «нить жизни»! Нарочно? А еще перечисляют в словаре (уже в этимологическом, а не латинском) похожие звучания в других языках с лексическими значениями «телега», «повозка», «колесо» - чтобы упростить уж до самого нижнего предела понимание слова в сознании людей, и чтобы выдать для «коло» итоговое значение: «круг, что-либо вращающееся»!

Вот так в сознание и вбивается ложный штамп, типа: «колесо» вон там видите, ну которое «вращается», и, мол, «коло» - то же самое, т.е. «вращающееся».

Удивительное же в том еще, что в сети интернет (в местах, где люди разбирают этимологию слов) довольно много тех, кто истово отстаивает вот такие «продукты» информационной войны! Якобы они таким образом защищают «науку»! Однако, получается, защищают от тех, кто задает много вопросов и кого не устраивает такая «наука» с западным «душком»!

А вот самим «прозападным» лингвистам, похоже, даже в голову не приходит, что то, что они имеют в виду под «Коло», может и не «вращаться», и форму «круга» не иметь, потому что каждое слово с этим корнем «прозападная» лингвистика, раз нет осознания и ощущения живого смысла и энергетики, объясняется отдельно (поштучно, вне связи с другими «созвучными»), ссылаясь при этом на разные исходники, как будто это вовсе и не однокоренные слова. Потому что не считаются однокоренными по принятым «условным правилам» этой науки (можете перечисленное проверить по списку в известных этимологических словарях, не считаем нужным цитировать здесь такого рода словарные тексты).

Для краткости не будем приводить и наши объяснения, наши доказательства, хотя можем дать обоснование по каждому слову, почему все перечисленные слова являются издревле однокоренными, т.е. содержат общий корень «Коло, Колъ». Вот они, эти слова: КОЛО, КОЛесо, КОЛОть, КОЛОс, КОЛено, КОЛОда, КОЛьчуга, КОЛОворот, КОЛОКОЛ…

Потому что предки в слове «Коло» ощущали, если обобщать для современной понятности, некий «объем живой энергии» - движется ли, стоит ли, вращается или прыгает, не столь важно, но живой «объем» наполненный энергией (ЛО); как бы «объем», который обхватывается со всех сторон или ограничивается тем, что заключено в звукосочетании «КО» (ранее мы на примерах показывали, почему «Ко» присутствует в словах «кора», «кожа», «кожух» и т.д., но к сегодняшней теме это уже не относится). В этом качестве слово «Коло» близко слову «Туло», от которого наши родные слова «туловище, втулка, тулить» (т.е. «закрывать») и т.д.. У них тоже общая часть – «ЛО».

И в этом случае у читателя, конечно, есть выбор - доверять словарям уходящего технократического мира или заново вживую осмысливать человеческую речь, как ею владели наши предки…

(Продолжение следует)

 

(Скачать книгу «Азвука Родной Речи. Учебно-просветительское пособие. - РИТМ. 2019» по ссылке: http://zovu.zovu.ru/index.php?dn=down&to=open&id=347)

 

 

Публикация в эл.журнале «ЗОВУ РИТМ», ноябрь 2022

 

 

 

 

 

Опубликовано:13 Июль, 2022 17:25, Просмотров:141, ]]>Печать]]>
 
В этом разделе:

Notice: Undefined property: userapi::$data in /var/www/u0572878/data/www/zovuobraz.ru/mod/kult/index.php on line 730
Доступно только зарегистрированным пользователям
Извините!
Но комментарии могут добавлять только зарегистрированные пользователи.
© 2023 zovuobraz.ru
© zovuobraz.ru Все вопросы на этот адрес - zovuritm@narod.ru
Рейтинг@Mail.ru 200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время Яндекс.Метрика