Природа - женского рода !
zovuobraz.ruzovuobraz.ru
zovuobraz.ru
zovuobraz.ru

Вложена ли в родовую (генетическую) память человека родная речь?

Фото: Пресс-центр ЗоВУ - Вложена ли в родовую (генетическую) память человека родная речь?

(Из курса русского языка как родного)

 

…(Продолжение. См.начало в «ЗОВУ РИТМ», май-июль и сентябрь-ноябрь 2019)

 

СЛОВО ЖИВОЕ И СЛОВО МЕРТВОЕ

 

Слово живое и слово мертвое. Как разобраться в слове, живое оно или мертвое? Есть ли критерии? Конечно, есть.

Не будем углубляться в дебри современных наук, где каждая наука норовит дать понятию «слово» свое определение, а в целом получается «пшик» (потому что не могут современные формализованные науки, изучающие мир с узкой точки зрения, дать понимание о целом, каждая из них ограничена плоскостью своего предмета и не выходит за пределы этой плоскости).

Поэтому в современной науке «честно» признают, что, цитируем справочники: «Слово как лингвистическое понятие не имеет общепринятого и исчерпывающего различные его аспекты определения». Да и вообще, «понятие Слово используется в различных науках, изучающих язык и речевую деятельность… причем выступает чаще всего как априорное, неопределяемое понятие, служащее исходным пунктом для дальнейших построений. При выделении Слова исследователь опирается в этом случае на свою собственную языковую интуицию («чувство языка»)…» Неопределяемое! Каково, а?! Вот так наука! На грани фантастики.

Но при этом, как известно, современные науки отличаются своей явной формализованностью, и даже язык рассматривается чаще всего как «знаковая система». Поэтому нам с вами очень просто найти «мертвые» слова. Достаточно открыть любой словарь, где они собраны, высушены и пришпилены, как листочки в гербарии или бабочки в энтомологической коллекции. Они, такие «мертвые» слова, состоят из буковок, которые читаются и озвучиваются. Потом их используют для составления словосочетаний и предложений, из которых складываются те или иные тексты (терминологические определения, статьи, стихотворения, рассказы и т.д.). Узнаете? Кажется, что просто и ясно! Правда? Ведь именно этой «простоте», которая, в конечном счете, «хуже воровства», учат нас еще со школьных лет. Таким вот «ликбезом» сейчас людей обворовывают из поколения в поколение. Нас с детства современная технократическая цивилизация погружает в искусственный, формализованный мир «мертвых» слов, слегка приукрашенный цитатами из художественных произведений классиков.

Живое целостное восприятие, данное от Природы, можно сказать, ограничивается таким вот образом до осязаемых форм или выдуманных дефиниций (т.е. определений, от латинского definitio - предел, граница). Современная наука признает за словом лишь «план общения» и «план обобщения». В плане общения, т.е. когда говорим, «слово» оказывается лишь «мельчайшим значимым сегментом потока речи» (по сути, условным знаком). Дальше, видимо, такое слово переводится в какие-то абстрактные «знания», которые как-то обобщаются. И в плане обобщения слово оборачивается «формой закрепления знания» о чем-либо. Других «планов», как это ни прискорбно, современная наука не знает.

А живое слово тогда где же? Вот как раз с этим печально. Поэтому современные люди с трудом понимают наши статьи о Живой Речи (ведь у них в голове, памяти только то, что рассказывали еще в школе и что содержится в современных справочниках и учебниках). Однако попробуем продолжить. Ведь в конце концов наша задача как раз заключается в том, чтобы дать представление о Живой Речи и Живом Слове.

На основе предыдущего разбора словообразов Родной Речи мы с вами пришли к убедительному выводу о том, - и это можно здесь для закрепления повторить, - что «материальный» фундамент Живой Речи находится в Природе, в физике живых процессов – в звучании и энергетике слов и мыслей, конкретно в физическом пространстве восприятия и энергетики человека. Энергетику, смысл этой энергетики, можно чувствовать, если развивать чувствительность, если личными усилиями идти по пути эволюционного человеческого совершенства. И тогда можно будет достаточно здраво осмыслять реальное ПРОИСХОЖДЕНИЕ тех или иных слов. И понимать, а почему Слово имеет такое значение, а не какое-то другое. Какой изначальный смысл в этом слове заложен?

Как вы из сказанного можете теперь понять, такой подход и есть ЖИВАЯ РАБОТА С ЯЗЫКОМ. Именно таким образом происходит восприятие Живой Речи и Живого Слова. И именно такой подход позволяет выделить в Живой Речи ЖИВОЕ СЛОВО.

В том, что у человека есть «тонкая энергетика», сегодня уже мало кто сомневается (кроме разве что отдельных лингвистов, для которых энергетика человека и лингвистическая наука – это две параллельные вселенные). Сомнения возникают еще только по поводу того, насколько сам язык человеческий (Живая Речь или «Дар Речи») имеет энергетическую природу и насколько энергетика Живой Речи вложена в энергетическое пространство (пространство восприятия) человека.

Вернее вопрос нужно ставить здесь несколько в другой плоскости. У нас уже сомнений нет. Мы об этом рассказываем давно во многих наших обнародованных работах. В данном случае мы постараемся показать, как это работает на практике. Для этого возьмем случаи, где современная этимология явно «плавает», дает невнятные и даже ложные (ошибочные или никакие) толкования происхождению слов, и рассмотрим эти же слова с точки зрения природы Живой Речи, как ее воспринимали предки.

Возьмем простое русское слово «ШАПКА». Вот вы не успеете это проговорить, вас при условном таком общении тут же может прервать современный лингвист, специалист по этимологии, и сказать, мол, никакое это не русское слово, потому что «заимствовано из французского, где chape восходит к латинскому cappa - «головной убор».

Только не удивляйтесь, ведь западноориентированную русскую лингвистику закладывала в прошлые века, можно сказать, «дворянская интеллигенция», которая европейские языки знала лучше русского, да и в гимназиях они штудировали латынь и греческий больше, чем русский язык. А потом, в советские времена, никто ничего не стал менять в этой «науке»: строить коммунизм было важней, чем копаться в происхождении слов и пересматривать языкознание, изменять представление о языке (наоборот, лингвистику в советское время, состязаясь в стремлении «догнать и перегнать» с западной наукой, еще больше заформализовали, следуя в русле западных же трендов). А может быть, сохранили прежнюю лингвистику нарочно для скорейшей «смычки» с Западом в ожидании «мировой революции»? Поэтому у нас такая лингвистика, которая только по вывеске значится «русским языкознанием», а на самом деле описывает русский язык исключительно по западным формализованным стандартам (и теперь мы, судя по методичкам и учебникам, изучаем свой родной русский фактически как иностранный язык).

У современных лингвистов нет бесспорных источников, поэтому они во многих вопросах «плавают» и спорят друг с другом. Так и в данном случае другой лингвист, ссылаясь на словарь М.Фасмера, может возразить, что слово «шапка» «могло быть заимств. через польск. сzарkа, причем русск. ш- субституировано вместо польск. сz- … Заимствование слова шапка непосредственно из ст.-франц. сhаре во времена Анны Ярославны, дочери Ярослава Мудрого, - Anna Regina - сомнительно, потому что франц. сh вплоть до XIII в. произносилось как tš …» и т.п.

А мы вот теперь должны, развесив уши, слушать их «очень научные» или «академические» споры! Лишь бы люди не вспомнили исконные корни языка русского.

Морфемное строение слова «шапка», с точки зрения современной лингвистики, еще интересней (или смешней): в нем выделяется корень «шапк» и окончание «а». Слышите, повторяем еще раз - корень «ШАПК»!

Как тут не вспомнить знаменитую пародию Александра Иванова, которая прозвучала в передаче «Вокруг смеха» еще в 1980 году и которую цитируют активно до сих пор: «…Зеленый ТРАВК ложится под ногами, и сам к бумаге тянется рука. И я шепчу дрожащие губами: велик могучим русский языка»!

Грустно это. Если не смеяться над такой «очень научной» лингвистикой, остается только оплакивать русский язык.

Ну не хаять же, в самом деле, употребляя в адрес русского языка оскорбительные слова, как это порой сегодня позволяют себе современные т.н. «ученые филологи» со степенями (это мы о недавнем резонансном скандале, когда филолог вроде бы научного и высшего учебного учреждения в сети интернет публично непотребными словами высказался именно о русском языке, а не о тех, кто слабо владеет этим языком). Это, между прочим, еще один наглядный показатель деградации современного мира, когда после слов знаменитых классиков, вроде Ломоносова и Пушкина, Тургенева и других о «великом русском языке» сегодня слышим о нем, русском же языке, эмоциональные выражения из отхожего места от вроде бы «специалистов», докторов наук по филологии (и тогда получается либо сейчас «специалисты» на самом деле не специалисты, либо «филология», в которой работают такие «ученые специалисты», не имеет отношения к живому познанию мира). Так и выходит нелепо, когда лингвистическая наука, как лоскутное одеяло, сшито из разных слабо стыкующихся между собой теорий, почти не имеющих почвы под собой, и когда язык, благодаря такой науке, на самом деле под предлогом его «развития» только разрушается (так что все наоборот выходит в этом «зазеркалье»).

Вот и здесь, со словом «шапка», можно бы возразить морфемным теоретикам. Мол, как же так, откуда у вас однозначный корень «шапк», если есть вероятность выделения еще и уменьшительно-ласкательного суффикса «к»? По вашим же теориям. Только никто не услышит, а если услышит, то ткнет пальцем в морфемный словарь, где написано «шапк»! Мол, сказано «авторитетными специалистами» корень «шапк» - значит «шапк», и никаких возражений против «науки»!

Давайте теперь, после таких «научных плаваний», обратимся к реальности.

Во-первых, мы с вами все время говорим, что Живая Речь – это органическое целое, или целостность осмысленной энергетики, откуда мы не можем вырывать с мясом отдельные куски и объявлять их словами. Подобные жесткие искусственные формы позволяет себе только современная лингвистическая наука. Мы с вами в Живой Речи можем УСЛОВНО рассмотреть часть этой энергетики, но в непосредственной связи со всем остальным. Поэтому и обращаем ваше внимание часто на то, что конкретное слово (какое именно в данном случае) выделяется из живого потока речи (из контекста) по смыслу. Поэтому и само понятие «слово» осмысляется как то, что «Съ Лова» (от «Лов, ловить»), где «Ловъ», в свою очередь, представляется как «Ло + Во», т.е. «структурирующая, гармонизирующая (Л) основа (О) преобразований, или процесса изменений (ВО)». Образно говоря, «определенным способом сложенный смысл, объем или предмет», когда в качестве «улова» (или даже «слова») в данном случае может быть некий определенный смысл или как бы квант энергии, например, в форме побуждающей к действию идеи.

Во-вторых, в Живой Речи мы не можем ограничиваться жесткими конструкциями, как это себе позволяет современная формализованная лингвистика. Поэтому когда описывали правило инверсии корней в пространстве энергетики (пространстве восприятия) человека, мы предупреждали, что только на первый взгляд кажется, что инверсия напоминает «чтение слова наоборот». И правило инверсии касается преимущественно первичных, простых слов. Нельзя осмысленно читать все слова наоборот, особенно это касается современных слов (получится лишь чепуха, а не работа с инверсией корней). Например, рассматриваемое слово «шапка» при простом обратном чтении будеть выглядеть как «акпаш», и к древнему правилу инверсии Живой Речи это не относится. К тому же нельзя осмысленно читать наоборот сложные слова и словосочетания, состоящие из двух и более простых слов. К правилу инверсии в Живой Речи такой подход отношения не имеет (последнее в данном случае сказано об отдельных случаях формальных конструкций – слов и фраз, одинаково читающихся с обоих концов, т.е. палиндромов, вроде «топот», «ротатор», или «Осело колесо», «А роза упала на лапу Азора» и т.п. современных игр с буквами, когда мы здесь говорим об энергетике звучащей речи, об энергетике осмысленных звуков речи).

Правило инверсии в данном случае работает следующим образом.

Сначала возвращаем первозданное полнозвучие, восстанавливаем редуцированные гласные звуки: «Шап-Ъ-ка».

После этого видим, что перед нами не современная морфемная структура, в виде «шапк-а» (корня и окончания), и даже не другая гипотетическая форма «шап-К-а» (корень с окончанием и суффикс «к»), потому что в этом случае современная лингвистика не знает, что такое «шап» или «шапа» (в лучшем случае будет искать похожие звучания в других языках), поэтому и выделяется в современной лингвистике бессмысленный корень «шапк». И это с формальной точки зрения «научно»: ведь соблюдены же правила морфемного разбора, значимые части слова выделены! На этом современная «наука» заканчивается.

А если мы обратимся к настоящей Живой Речи (к вопросу, почему «шапка» называется шапкой, а не какими-то другими звуками), то увидим, что перед нами не простое, а сложное слово: «ШАПА + КА» (или два простых слова). Поэтому и не можем здесь играться с современным «чтением наоборот», а нужно разбираться осмысленно с каждым простым словом по отдельности. Только тогда можно искать место конкретного простого слова в пространстве энергетики самого человека (а не переворачивать искусственно или противоестественно несколько слов сразу)

(продолжение следует)

 

(Российский Институт Творческого Мастерства - РИТМ. – 2019г.)

 

Публикация в эл.журнале "ЗОВУ РИТМ", декабрь 2019

 

Опубликовано:7 Декабрь, 2019 15:35, Просмотров:76, ]]>Печать]]>
 
В этом разделе:

Notice: Undefined property: userapi::$data in /var/www/u0572878/data/www/zovuobraz.ru/mod/kult/index.php on line 730
Доступно только зарегистрированным пользователям
Извините!
Но комментарии могут добавлять только зарегистрированные пользователи.
© 2020 zovuobraz.ru
© zovuobraz.ru Все вопросы на этот адрес - zovuritm@narod.ru
Рейтинг@Mail.ru 200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время Яндекс.Метрика